Предложение: редактирование историй
После распада СССР моя семья оставила квартиру в городе до лучших времен и переехала жить в деревню. Мне тогда было два года. Жили весьма бедно, зарабатывали, где могли. Рядом с деревней какой-то богатей строил три огромных коттеджа около леса и оврага, далеко не в самом живописном месте. Но стройка домов по какой-то причине внезапно встала (как потом оказалось, богач завёл строительство на не принадлежащей ему земле). Строительные краны увезли, а всё остальное осталось. Люди, думали, что это временно, но и спустя месяц ничего не изменилось. Тут, конечно, началось. Люди чуть ли не толпами по ночам ходили разбирать стройматериалы, брали абсолютно всё.

В одну такую ночь за добычей отправились моя мать с отцом. Воровали стройматериалы (которые, кстати, до сих пор лежат на даче). Отец был подвыпивший и пытался отодрать ото льда очередной блок. Кругом стояла темнота и тишина, в руке был только фонарик. Вдруг они услышали, что кто-то идёт: был отчетливый медленный хруст снега под ногами. Отец вслушался, шаги прекратились. «Кто-то из наших, видимо», — сказал отец и продолжил отдирать блок. Через пару секунд опять послышался хруст снега под ногами. Уже ближе, и теперь он не прекращался. Стало понятно, что кто-то приближается. Мама испугалась, но отец был посмелее. Взял фонарик, посветил в ту сторону, откуда были слышны шаги — и ошалел. Там не было никого — только следы на снегу, которые приближались к нему, как будто идёт человек. Бросив все, родители бросились бежать что есть силы. Такого они никогда не видели. К тому моменту, когда они начали убегать, следы были уже примерно в десяти метрах от них.

Когда они обе мне рассказывали эту историю, мне стало действительно страшно — ведь то место было совсем близко от нашего дома, и я там проводил довольно много времени...
Возле моей кровати стоит письменный стол, а в нем лежит фонарик на аккумуляторе. Где-то раз в месяц я его подзаряжаю, чтобы он исправно работал. Кроме того, рядом с кроватью стоит шкаф для одежды, а к нему примыкает стул. На этом стуле обычно лежит моя повседневная одежда, и я редко отодвигаю его от шкафа.

А еще у меня есть кошка. Так вот, в тот день ближе к вечеру я сидел за компьютером, а она, как обычно, лежала рядом. Вдруг кошка резко вскочила и куда-то убежала. Через некоторое время я услышал за спиной, как она рычит (не знаю, как ещё назвать звуки, издаваемые ею). Обернувшись, я увидел, что она быстро крутит головой, будто наблюдая за какой-то невидимой птичкой, и рычит. Затем она остановила свой взгляд на моей кровати. Продолжая рычать, начала к ней подходить, но тут же отскочила назад. В течение следующих десяти минут это повторилось еще пару раз.

Я взял кошку на руки и попытался ее успокоить, но она продолжала смотреть куда-то мне за спину и несколько раз агрессивно махнула в воздухе лапой на уровне моего плеча. Мне стало не по себе — ведь все мы с детства слышали легенды, будто животные чувствуют присутствие нечистой силы. Когда кошка снова стала рычать на кровать, я взял фотоаппарат, поставил его на стол, в настройках выставил 100 непрерывных снимков и стал ждать. Когда фотоаппарат отщелкал свое, я подключил её к компьютеру и начал просматривать результат.

Порядка 90 фотографий были самые обычные, только ковер на стене, и все. А вот на других десяти было некое белое пятнышко, похожее на блик или дефект пленки (только фотографии цифровые были). Оно хаотично двигалось сверху от одного угла вниз к другому. Впрочем, меня это не напугало. Все-таки, на фотографиях была не какая-нибудь ужасная тварь, а просто белое пятно.

В ту же ночь, когда я лег спать и уже начал подремывать, со стороны шкафа послышался какой-то скрежет. Совсем тихий, но я смог его различить в тишине ночи. Опять-таки, он меня не напугал. Дом старый, вся мебель допотопная, часто что-то трещит за стеной и в батареях.

Вскоре кто-то поскребся во второй раз. Тут в ход пошел фонарик. Я направил его на шкаф, но ничего такого не увидел. Я хотел уже выключить его, как вдруг увидел кошку. Она все это время лежала со мной на кровати — я думал, что она все это время спала, но нет же... Зрачки кошки были бешено расширены, уши она прижала и, как мне показалось, что немного даже тряслась. Я решил ее аккуратно погладить, но только я до нее дотронулся, как она резко подпрыгнула и зашипела. А потом тут же стала осматриваться, как будто не понимая, где она находится.

И тут из шкафа снова стал доносится этот звук, при этом дверца стала биться об стул с одеждой, который, к счастью, не позволял ей открыться. Я направил свет от фонарика в дверной проем и увидел, как в шкафу буквально беснуется кто-то или что-то. Какая-то тень постоянно мелькала в проеме. Было такое ощущение, будто некто надел что-то из одежды, которая хранилась в этом шкафу. Мне даже показалось, что я видел кусок собственной футболки, которую не надевал очень давно.

На меня просто-таки напал столбняк. Я думал, как бы мне сейчас так исхитриться, чтобы быстро включить свет в комнате. И пока я думал, фонарик, который я полностью зарядил в этот день, мигнул и погас. Правда, вместе с тем прекратилось всякое шевеление в шкафу...

Я с головой накрылся одеялом и с большим трудом уснул ближе к утру. Как ни странно, на следующий день все было тихо. В шкаф я осторожно заглядывал — тоже ничего. Возможно, была переворошена одежда, но я бы этого не заметил, так как и без того храню ее в шкафу в беспорядочном виде.
Случилось это в последний день нашего проживания в общежитии перед тем, как разъехаться на летние каникулы. По требованию администрации общежития устроили перед выездом «генеральную уборку». Протирая тряпкой верхние отделения большого деревянного шкафа, куда, наверное, три года никто не заглядывал, мой сосед по комнате случайно впечатался лицом в большую липкую паутину. Мы с ребятами посмеялись, а он как-то сразу помрачнел. Снял паутину с лица, помылся, но всё равно весь день оставался подавленным. Когда я спросил, в чём дело, он ответил: «Да не знаю, просто ощущение такое неприятное... Как будто всё лицо покрылось чем-то грязным, и теперь уже никак не отмыться».

Тем вечером его из общежития забрали родственники и повезли в деревню к себе. Я остался ночевать в общежитии, намереваясь выехать в свой дом завтра. Но на следующий день после обеда мне позвонили и сообщили плохую новость. Вечером в той деревне произошёл пьяный дебош, и мой друг получил полный заряд картечи прямо в лицо...
72
В 2002 году Япония была потрясена ужасной находкой в токийском железнодорожном вокзале. На одном из вагонов произошло возгорание по причине неисправности электрических схем. Пассажиры были вынуждены в спешке покинуть поезд. Через несколько часов, когда власти начали разбирать оставленный в панике багаж пассажиров, в одной из сумок они нашли девушку-подростка с ампутированными конечностями, упакованную в пластик с небольшими отверстиями для дыхания. Она была ослеплена, а её голосовые связки были удалены, чтобы лишить ее возможности кричать. Поразительно было то, что при всем этом ее здоровью ничего не угрожало — тело было покалечено, но с медицинской точки зрения находилось в хорошем состоянии. Девушка была завернута в тот же пластик, что используется при упаковке игрушек.

Полиция пыталась получить от несчастной сведения о лицах, сотворивших это с ней, но их попытки были безрезультатны. Ни говорить, ни писать она не могла, другими навыками общения не обладала. Состояние её разума оставалось сумеречным. Врачи сделали вывод, что над ней была проведена процедура, схожая с лоботомией. Шесть лет спустя девушка умерла.

Широкомасштабное расследование, проведённое полицией, результатов не дало. Тем не менее, дело не закрыто до наших дней, так как у полиции есть основания предполагать, что они имеют дело не с единичной выходкой маньяка, а с некой организованной системой. На свертке с девушкой внутри маркером была написана цифра 72.
Этот текст является переводом обсуждения, которое шло на одном из крупных интернет-форумов США общей тематики. Тема называлась «Бухта Кэндл — местная детская передача?». После более чем десятка сообщений тема была закрыта администрацией форума без объяснения причин.

SKYSHALE033:

Кто-нибудь помнит эту детскую передачу? Она называлась «Бухта Кэндл», мне тогда было 6 или 7 лет. Я не нашла информации о ней нигде, так что я думаю, что она шла где-то в 1971 или 1972 году. Я тогда жила в Айронтоне. Я не помню канал, но помню, что она шла в 16:00.

MIKE_PAINTER65:

Мне почему-то это тоже кажется очень знакомым. Я вырос за пределами США, и в 1972 году мне было 9 лет. «Бухта Кэндл» — она ведь была о пиратах? Я помню марионетку-пирата в пещере, разговаривающего с девочкой.

SKYSHALE033:

Да! Отлично, значит, я не сумасшедшая. Я помню пирата Перси. Я всегда побаивалась его. Он выглядел так, как будто его сшили из остатков других кукол, весьма низкобюджетно. Его головой была голова старой фарфоровой куклы, выглядела как антиквариат и точно не была частью остального тела. Правда, я не помню, по какому каналу это показывали...

JAREN_2005:

Извините, что поднимаю эту старую тему, но я точно знаю, о каком шоу идет речь. Я думаю, что «Бухта Кэндл» шла всего пару месяцев в 1971 году. Мне было 12 лет, и я смотрела ее несколько раз со своим братом. Она шла у нас на 58-м канале. Мама разрешала мне смотреть ее после новостей. Действие происходило в бухте Кэндл, передача была про девочку, которая представляла, что ее друзья — пираты. Пиратский корабль назывался «Посмешище», и Перси был не очень бравым пиратом, потому что пугался всего подряд. Не помню, как звали девочку. Дженис, или Джейд, или как-то так.

SKYSHALE033:

Спасибо! Я тоже вспомнила, когда прочитала про «Посмешище» и 58-й канал. Я помню, что нос судна был деревянным улыбающимся лицом, и её нижняя челюсть находилась под водой. Выглядело так, как будто оно глотало море. А у корабля еще был ужасный голос и смех. Особенно мне запомнилось, как они перешли от деревянной модели к резиновой голове, которая разговаривала.

MIKE_PAINTER65:

Ха-ха, теперь я тоже вспомнил. Skyshale033, ты помнишь эту часть: «Ты должен... зайти... внутрь»?

SKYSHALE033:

Ох, по мне побежали мурашки после твоих слов. Да, я помню. Так всегда говорил корабль перед местом с привидениями, куда Перси должен был войти — например, перед пещерой или темной комнатой, где лежат сокровища. И с каждой паузой камера приближала лицо «Посмешища». ТЫ ДОЛЖЕН... ЗАЙТИ... ВНУТРЬ! С его двумя неровными глазами и хлопающей нижней челюстью это выглядело так дешево и отвратительно. А вы помните злодея? Его лицом были просто огромные усы над очень большими узкими зубами.

KEVIN_HART:

Я совершенно точно был уверен, что злодеем был Перси. Мне было 5 лет, когда эту передачу показывали. Топливо для ночных кошмаров...

JAREN_2005:

Марионетка с усами не был злодеем. Он был лишь приятелем злодея. А главным злодеем была другая марионетка, Собиратель Кожи. Я не могу поверить, что они позволяли нам смотреть это.

KEVIN_HART:

Боже мой, Собиратель Кожи! Что за такую детскую передачу мы с вами смотрели? Я, честно, не мог смотреть на экран, когда показывали Собирателя Кожи. Он просто спускался из ниоткуда на своих нитках — просто грязный скелет в коричневом цилиндре и плаще. И еще его стеклянные глаза, которые были гораздо больше, чем нужно для его черепа... Господи боже.

SKYSHALE033:

Ведь его цилиндр и плащ были сшиты из детской кожи?

MIKE_PAINTER65:

Думаю, да. Помните, его рот не открывался, а его челюсть просто скользила назад и вперед? Я помню, как маленькая девочка спросила: «Почему твой рот так двигается?», и Собиратель Кожи посмотрел не на нее, а в камеру, и сказал: «ЧТОБЫ СОДРАТЬ ТВОЮ КОЖУ!».

SKYSHALE033:

Такое облегчение, что не только я помню эту кошмарную передачу. У меня сохранилось ещё одно ужасное воспоминание, как дурной сон. В каком-то эпизоде, когда начальная заставка закончилась, сцена медленно проявилась из темноты, и все герои там были. Камера просто перескакивала с одного лица на другое, а они просто кричали — все куклы и марионетки бились в спазмах и кричали. А девочка просто стонала и плакала, как будто она уже пробыла в таком состоянии несколько часов. После этого я просыпалась много раз из-за кошмаров, когда мне это снилось, и даже писалась в кровать.

KEVIN_HART:

Не думаю, что это был сон. Я помню это. Я помню, что был такой эпизод.

SKYSHALE033:

Не может быть. В этом же нет вообще никакого смысла — подумайте сами, просто стоять на месте, плакать и кричать всю передачу.

KEVIN_HART:

Возможно, моё воображение выдумывает это после ваших слов, но я клянусь, что видел то, что вы описали. Они просто кричали, и всё.

JAREN_2005:

О боже... Да, маленькая девочка, Дженис... Я помню её плач. И Собиратель Кожи кричал сквозь свои скрежещущие зубы — его челюсть двигалась так быстро, что мне казалось, она вот-вот сорвется со своих проволочных петель. Я выключила телевизор. Это был последний раз, когда я смотрела эту передачу. Я побежала рассказать об этой жути своему брату. Нам не хватило храбрости включить ЭТО снова.

MIKE_PAINTER65:

Так, ребята, тут что-то не то. Я навещал свою маму сегодня в санатории. Спросил ее, помнит ли она детскую передачу «Бухта Кэндл», которая шла в начале 70-х, когда мне было восемь или девять лет. Она очень удивилась, что я всё ещё помню эту передачу. Я спросил, что её так удивляет, и она сказала: «Вообще, это было немного странно. Ты говорил: «Мама, я иду смотреть «Бухту Кэндл», а после этого включал телевизор на 58-й канал, где ничего не показывалось, и смотрел на экранные помехи полчаса каждый день. У тебя была богатая фантазия с твоей маленькой пиратской передачей».

ТЕМА ЗАКРЫТА МОДЕРАТОРОМ.
Этот случай произошел в 2003 году на одном из озер вблизи Екатеринбурга. Началось все с того, что около этого озера построил дачу какой-то важный человек, чуть ли не депутат. Озеро он обстроил забором и там на катере катался. Местные его особо не останавливали, не имея возражений. И однажды этот человек нырнул в озеро и не вынырнул. Тут же за ним бросился его телохранитель и тоже не выплыл. Вызвали милицию, те привезли отряд водолазов. Из пятерых погрузившихся вышли только трое. Водолазы, вышедшие обратно, заявили, что ничего не нашли. На следующий день привезли эхолокатор и исследовали озеро с его помощью — ничего. Даже рыбы в воде не было.

С тех пор этот дом бросили, а забор вокруг озера так и остался стоять. В 2007 году этой историей заинтересовался то ли журнал «Космопоиск», то ли «Неман». Решили проверить озеро на месте. Прибыли, просканировали озеро эхолокатором — опять ничего не нашли. Тогда опустили на дно камеры со специальными фильтрами и, наконец, нашли утонувших. Они были зарыты в дно по самую шею. Вертикально. Будто кто-то их взял и воткнул, как колышки, в землю. Исследователи запись отнесли в милицию. Те нехотя их приняли и в итоге сделали заключение, что на дне озера как-то образовались зыбучие пески вкупе с подводными течениями, что и привело к засасыванию людей.

На самом же деле, у местных жителей это озеро давно имело дурную славу. Люди в нём давно пропадали, потому никто и не был против «приватизации» озера чиновником.

Так что, если будете под Екатеринбургом, лучше не купайтесь в озере, обнесенном ржавым металлическим забором.
Я менеджер крупной компании в Москве. Сразу хочу сказать, что не пью и наркотики тоже не употребляю. Работаю с 10 до 19 часов. Каждый день возвращаюсь с работы одним и тем же путем: машина + метро. Для меня это удобно — спишь дольше, и времени остается больше. Скажу, не вдаваясь в подробности, что машину приходится оставлять рядом с одним из парков на стоянке.

В тот вечер начальник сказал мне задержаться. В итоге опоздал я порядочно, зато к одиннадцати вечера очередной «жутко важный» отчет был готов. Метро, машина, и вот уже я сижу в теплом салоне. Выезжаю с парковки, еду вдоль парка и вижу — на остановке стоит «девочка». Ну, я и думаю: «Чем черт не шутит?». Рогатый в этот вечер и правда не шутил — через несколько секунд «жрица любви» уже шла к моей машине этакой походкой от бедра. Я опустил стекло и услышал стандартное: «Привет, не хочешь ли развлечься?». Само собой, я хотел. Спрашиваю: «Сколько?». Она говорит: «Тебе сполна хватит.» А я же клерк — мне нужно, чтобы все четко было. Я не сдаюсь, но и она не говорит. Я и думаю, странно как-то это, и тут замечаю, что глаза у нее… в целом обычные, но вот зрачки шестиугольные. Я вздрогнул, смотрю вокруг и вижу — людей поблизости нет, машин тоже. Это в Москве-то! Я, еще когда с парковки выезжал, думал: «Отлично, до дома быстрее доеду!». Вот и приехал…

И «девочка» тоже это понимает. Смотрит на меня двумя своими гексозрачками и улыбается во все тридцать два зуба, будто говорит: «Попался ты, парень!». И медленно так, победоносно кладет свою наманикюренную руку на ручку двери. А я и сделать–то ничего не в состоянии. Хвала центральным замкам — дверь была заблокирована. Резко выходя из ступора, я сорвался с места. Но эта тварь за стойку уцепилась и не выпускает, наоборот — даже вторую руку через окно просунуть пытается и к шее моей тянется своими красными ногтищами. Я руль руками чуть не вырвал. А она на меня все равно смотрит своими жуткими глазами, а зрачки в них расширяются медленно, как зум на фотоаппарате, и оттуда веет такой непроглядной тьмой и черной ненавистью, что пробирает до самой глубины души. Она мне говорит: «Жалкий кусок мяса! Отдай мне свою кожу!». Ну всё, конец, думаю — доигрался я с «девочками». Вижу краем глаза — впереди столб фонарный светится у обочины. Я не знаю, как вписался. Раздался громкий лязг, и «девочка» осталась там, «намотавшись» на столб. Хотя, проехав метров сто, в зеркале заднего вида я отчётливо увидел, как она ковыляет за моей машиной в свете фонаря.

Я не помню, как добрался до дома. Помню, по дороге проехал под несколькими камерами — наверное, ко мне через неделю придет толстая пачка штрафов. Теперь я боюсь, что «девочка» сможет меня каким-то образом разыскать, чтобы довершить то, что она хотела со мной сделать…
У моей девушки была подружка. Она как-то рассказала ей, что пару дней назад возвращалась с дачи домой. Время было довольно позднее, смеркалось, и дорога была пустая. На полпути к городу она увидела машину, стоящую у обочины с выключенным двигателем. Немного в стороне лежало женское тело без ног. Девушка, естественно, перепугалась и на полной скорости проехала мимо. Позвонила в милицию, но те уже ничего не нашли на том месте.

Самое странное тут заключается в следующем. Через несколько дней после того, как она рассказала это моей девушке, родители, заехавшие проведать свою дочь, не отвечавшую на звонки, нашли её тело в квартире. Подробностей не разглашали, но прошёл слух, что девушка была без ног. Я лично думал, что это враки, однако же хоронили её в закрытом гробу...
Не так давно, где-то в середине сентября, возвращался с попойки домой с другом. Изрядно пьяные, мы взяли в круглосуточном магазина еще пива и, шатаясь, пошли по тротуару. Дождь, слякоть, осенняя ночь... Внезапно сзади ударил сноп жёлтого света, завизжали шины по мокрой дороге, прогремел пьяный мат — и мы с другом оказались в кювете. Я, кряхтя, поднялся весь в грязи. Тот, кто нас сбил, уже уехал. Помог подняться другу, и при свете мобильных телефонов принялись осматривать друг друга. Отделались синяками, ну и я руку оцарапал об асфальт, когда падал. Как говорится, дуракам и пьяным везет. Кое как отчистив одежду от грязи, мы пошли дальше, поминая горе-водителя крепкими словами. Дойдя до дома (друг жил в соседнем подъезде), мы выкурили по сигарете, еще раз обматерили идиота за рулем, поблагодарили Бога за отсутствие серьёзных травм и разошлись спать.

Наутро я проснулся в больничной койке весь в гипсе. Кружилась голова, дико тошнило. В глубоком недоумении я спросил у медсестры:

— Где я? Что со мной?

Сестра ответила:

— Вы в больнице, только что вышли из трехдневной комы. Вас с другом сбил автомобиль. Вы чудом выжили, а ваш друг, к сожалению, нет...

Приходя в себя после шока, я вспомнил последние слова, которые друг сказал мне на прощание у подъезда, и мне стало ещё более нехорошо:

«Ты давай, заходи поскорее, буду ждать...».
Этот случай произошёл со мной несколько лет назад, когда я учился в институте. Сам институт представлял собой четырехэтажное здание. Существовало также полуподвальное помещение, которые использовалось для занятий: окна вровень с землей, лампочки, которые имели обыкновение «моргать» — быстро тухнуть и загораться, как в фильмах ужасов. А ещё там проходили вентиляционные, что ли, трубы огромного диаметра — небезосновательно полагаю, что внутри них мог бы поместиться человек.

Попасть в подвал, как мы его называли, можно было либо с улицы, либо непосредственно изнутри здания. Когда я был на втором курсе, инспекция устроила разнос руководству института — вроде как это не соответствовало пожарным нормам. В итоге оставили только вход с улицы, а вход из здания заложили кирпичом. Чуть позже заложили кирпичом и дверной проём в подвале, который вёл на лестницу. Таким образом, лестничный проём, который вёл из здания в подвал, оказался заблокированным с обеих сторон.

Как-то я приехал в альма матер за пару дней до Нового года. Мои прилежные однокурсники были уже на «заслуженном отдыхе», а мне ещё даже к экзаменам не допустили, поскольку я тогда находил много дел, куда более интересных, чем учёба.

Отработку мне назначили в одном из кабинетов подвала, но когда я потянул на себя дверную ручку, выяснилось, что там закрыто. Похоже, моя старая преподавательница где-то задержалась. Я сел в продавленное кресло у входа и начал выковыривать поролон из-под обивки, как вдруг услышал, что кто-то играет на пианино. Я не удивился — в программу факультета входили азы нотной грамоты, и инструмент для отработки песен про зайчиков и ёлочки стоял как раз в подвале. Меня больше заинтересовало, кто играет. Я поднялся с кресла и пошёл в сторону источника музыки. Музыканткой оказалась худенькая девушка с очень светлыми волосами, одетая не по сезону легко, в минимальную маечку. Она не очень умело играла какую-то простую мелодию — не «Собачий вальс», но что-то вроде того, и не обращала на меня внимания. Била по клавишам так, что звуки выходили отрывистые, громкие и довольно неприятные. Впечатление усугублялось тем, что кроме нас двоих, в подвале никого не было, и стояла бы абсолютная тишина, если бы не звуки пианино. Во время игры её лицо оставалось отсутствующим и безэмоциональным. Она играла и играла свою мелодию без начала и конца, как делают аутисты, повторяющие одно и то же действие бесконечно много раз.

Я уже тогда почувствовал себя не в своей тарелке, но решил заговорить с ней. Не столько с целью завязать знакомство, как собирался поначалу, сколько для того, чтобы убрать гнетущую атмосферу, которую девушка создавала своей игрой и своей отстранённостью. Я поздоровался, и она убрала руки с клавиш. Стало совсем тихо. Девушка встала и прошла мимо меня. Лица я не успел разглядеть, но заметил, что она буркнула что-то приветственное на ходу и вроде бы кивнула.

До сих пор не пойму, с какого перепугу я пошёл за ней. Я свернул в ведущий на лестницу коридор, поднялся по ступеням, заваленным строительным мусором, и наткнулся на кирпичную кладку, на месте которой когда-то была дверь. Да, дверь — я ведь и забыл, что её больше не существовало. Как не было и той двери, через которую я только что вошёл. И девушки не было. Она просто исчезла.

Осознав это, я, перепрыгивая через две ступени, помчался вниз. Мои ладони с размаху ударились об стену. Проход был замурован, как и полагается, вот только я каким-то образом оказался внутри.

Ещё был такой момент — когда я вошёл в коридор, там был полумрак. Крошечное окно под самым потолком давало немного света. Теперь же в коридоре резко потемнело. Я с трудом мог различить, что находится в паре шагов от меня. А под лестницей вообще сгустился полный мрак. Думаю, его и фонариком было бы не разогнать. Я стоял как раз спиной к этому мраку, и что-то подсказывало мне, что, если я обернусь, то обделаюсь от страха. Я чувствовал на затылке чей-то внимательный взгляд, который наблюдал за мной из-под лестницы. Я ударил кулаком в стену и несколько раз криком позвал на помощь, но вышло у меня неубедительно, как у актёра из плохого кино, и мои крики увязли в непроницаемой тишине того места, где я очутился. Меня передёрнуло от паники, и я помчался наверх. Обрывки мыслей молниеносно сменяли друг друга: окно находится достаточно высоко; но с верхней ступеньки я смогу забраться на подоконник; а смогу ли я его выдавить, пока…

Тут я не удержался и посмотрел во мрак. Это заняло меньше секунды, но даже такого короткого промежутка времени мне хватило, чтобы осознать на собственной шкуре смысл выражения «кровь стынет в жилах».

Под лестницей сидело то, что было девушкой. Она (оно?) была голой и стояла совсем рядом. То, как она выглядела, не имело ничего общего с внешностью игравшей на пианино светловолосой девушки. Её пальцы срослись и огрубели, а сами руки и ноги сильно увеличились в длину и на них появились дополнительные суставы. И конечностей было не четыре, а восемь, и между ними болталось бледное брюхо в проплешинах, неравномерно обросшее спутанными волосами, напоминающими лобковые. Голубые глаза без ресниц стекленели на одутловатом лице, под ними располагалось ещё несколько пар глаз с водянистыми радужками во весь белок и без зрачков. С треском разлепилась щель внизу брюха и оттуда вылилась белая заплесневелая слизь, пахнущая трупным смрадом. То, что сидело под лестницей, было мертво уже много лет.

Я взбежал по лестнице, с верхней ступени зацепился за подоконник и подтянулся на него. Мне это удалось не сразу, в первый раз я сорвался и упал. К тому моменту я плакал навзрыд. Тварь внизу шевелилась — кажется, вылезала из-под лестницы. Я бился в окно, как безумный, не обращая внимания на то, что на улице уже стемнело (а я пришёл в институт с утра и не мог провести здесь более часа). С третьего удара я выбил стекло и вывалился наружу вместе с осколками, некоторые из которых вонзились мне в руки и лицо. Не замечая боли, я вскочил на ноги. За моей спиной послышался протяжный утробный вой.

Дома я зажёг везде свет и спать не ложился. Родителям ничего не рассказал — сначала от шока не мог ни с кем разговаривать, а потом, отойдя, решил, что мне всё равно не поверят.

Впоследствии я перевёлся из того института. Невозможно учиться, когда во время занятий ты слышишь, как за дверью кто-то играет на пианино, а в вентиляционных трубах кто-то ползает. Другие тоже слышали это, но они не сталкивались с тем, с чем столкнулся я, и рассуждали так: мало ли какая студентка может играть, а в трубах шуруют крысы. Только я знал, что эта та самая тварь. Если бы я там остался, она рано или поздно застала бы меня в одиночестве...