Предложение: редактирование историй
Автор: Логвинов Дмитрий Олегович

Не люблю бабушек, которые во дворах сидят на лавочках:

— Здравствуй, Танечка! В магазин пошла? А как же, а как же, мужа и ребёночка ведь кормить надо.

Как только Танечка скрылась за поворотом:

— Дура расфуфыренная, ишь, в магазин она пошла! Знаем мы, куда ты пошла! И муж ейный бабник и бандит, и мальчишка их весь в папашу пойдет, вот помяните ещё мое слово!

И так с утра до вечера — пост принял, пост сдал. Правда, и от этих «трёхглазок» бывает польза. Помню таких. От нечего делать запоминали номера машин, и схема по запоминанию у них имелась: первая запоминала цвет машины и буквенное обозначение, вторая — две первые цифры номера, ну а третья — две последние.

И вот однажды обокрали во дворе квартиру, участковый вопросы стал задавать, добрался и до бабушек:

— Может, видели какую машину? Какого цвет? Может, номер запомнили?

Бабушки переглянулись и по очереди выдали каждая свою часть информации. Участковый не просто обалдел, он ошалел от такого поворота событий.

Это было лирическое отступление от истории, которая произошла с моей прабабушкой почти 100 лет назад.

Начну с того, что прабабушка Наташа была полной противоположностью таких вот дворовых бабушек. На лавочке она никогда не сидела, не сплетничала за спиной и ничего не боялась. Бабуля всё время повторяла одну и ту же фразу:

— Никогда не лги, а то будешь на том свете раскалённую сковороду языком лизать.

Поэтому я искренне верю в правдивость истории, рассказанной ею.

***
Дело было ещё до революции, шел мне шестнадцатый год. Жили мы в деревне. И скотина была своя, и огород, большое было хозяйство. Только вот в последнее время что-то неладное стало твориться: то у коров молоко пропадёт, то куры подохнут. Стали мы нести большие убытки. Как раз в эту пору около нашей деревни табор цыган остановился, понятное дело, что селяне их не любили, но открыто недовольство никто не высказывал, потому что боялись. Много разных нехороших историй про цыган ходило.

Так, в прошлый раз, когда табор стоял, стали цыганки по дворам ходить, зашла одна и к нашей соседке, кружку воды попросила. Та принесла. Цыганка воду выпила и кружку назад даёт, соседка глядь — а в кружке бесёнок сидит. Рожицы корчит, кривляется.

Соседка давай его изо всех сил вытряхивать оттуда, а бесёнок, как приклеенный, в кружке сидит и скалится. Бедная женщина стала умолять цыганку прогнать этого нечистого. Прогнать-то его прогнали, но только после того, как все деньги и драгоценности, имеющиеся в доме, были отданы.

Представляешь, как я испугалась, когда к нам в дом вошла цыганка и попросила стакан воды? Отказать я побоялась. Взяв из моих рук стакан, женщина пить не стала и спросила:

— Хочешь знать, отчего у вас скотина дохнет, и земля не родит?

— Хочу.

— Тогда смотри на воду, и если узнаешь того, кого увидишь, всё будет хорошо.

И вот смотрю я на воду в стакане и вижу цветное кино. Это я сейчас знаю, как это называется. А тогда для меня это были цветные двигающиеся картинки. Так вот, увидела я двух женщин, идущих по нашей улице, видно их было со спины, но я их и так признала:

— Да это же Дунька с Матрёной!

Как только я это сказала, цыганка воду за порог и выплеснула. На прощанье она сказала:

— Теперь всё будет, как и раньше, даже лучше, а ведьмам этим всё назад вернётся, болеть будут сильно.

Цыганка ушла, ничего не попросив. Но самое интересное, что всё сбылось точно так, как она сказала. Хозяйство поправилось, даже лучше стало, а соседки Дунька и Матрёна долго и сильно болели.
Автор: Екатерина Коныгина

В девяностые мы с корешом тырили цветмет по заброшенным воинским частям Подмосковья и сдавали скупщикам. Тем и жили. Семьи-то кормить надо?

Не подумайте плохого — дербанили, действительно, только заброшенное, оставленное. Даже «консервы» не трогали, хотя там улов всяко был бы богаче. Наша тогдашняя фишечка — собирали инфу про «секретки», куда, зачастую, даже дороги обычной не прокладывали, только подземную узкоколейку. Ну и площадка для вертолётов могла быть, замаскированная от спутников. Да, такие части реально существовали. И сейчас, наверное, существуют.

Подгоняли поближе видавший виды «уазик», прятали, брали инструмент, рюкзаки и шли до места назначения. Там раздирали и выпиливали что могли, в основном, конечно, медь, олово, латунь и прочие технические сплавы. Серебро тоже попадалось. Ну, пару раз набирали немного золотишка и палладия. Редкое и опасное везение, которое едва не вышло нам боком — время тогда было дикое, бандитское... Впрочем, это отдельная история.

Так вот. На ту часть навели нас грибники. Характерные признаки — антенная вышка, хитрая колючка под шаговое напряжение, все дела. Разные грибники, рыбаки и прочие такие и раньше наводили — а мы в долгу не оставались. Грибники, лесники, охотники... Они нам инфу про «секретки» и сливали. А мы всегда делились с продаж. Пусть и небольшой копеечкой, но никого не забывали. Вот и про нас всегда помнили и выводили нас на места. Ну, те, кто сам не рисковал за колючку лезть — или же, наоборот, уже обжигался на подобных попытках и понимал, что не всё так просто.

Ну, значит, подъехали, сверились с картой, загнали транспорт поглубже в лес, заставили ветками. И колею тоже зачистили, на всякий случай. Дошли быстро — лес оказался довольно серьёзный, но не чаща. И расстояние небольшое — с полкилометра где-то. Нормально. Тем более, что погода стояла хорошая, бабье лето в том году вышло даже получше настоящего.

Колючка, конечно, была обесточена, но мы на всякий случай проверили специальными щупами перед тем как приблизиться и резать проход. Вели себя тихо — мало ли что... И очень правильно, как скоро выяснилось.

У таких частей основные объёмы, конечно, всегда землёй. Но мы вниз старались не заглядывать — ниже обычно тоннель и прилегающие служебные помещения, а это всё перед ликвидацией части или подрывали, или консервировали. Могли и заминировать, наверное, от особо любопытных. Не хотелось выяснять.

Прошли ангары, казармы — всё оказалось нетронутым. Даже алюминиевая посуда в столовой и та на месте! Алюминий, конечно, котировался существенно дешевле меди, но и одни эти ложки-вилки в товарном количестве наш рейд окупали. Однако, нас всё же больше интересовали наружние КП и рубки с аппаратурой, трансформаторные будки и гаражи. Поэтому мы рюкзаки набивать не стали, а пошли дальше.

Потом-то, разбирая полёты, мы с Вованом сильно удивлялись, отчего не почувствовали неладное. Вроде мужики опытные и осторожные — а словно бы зачаровал кто. С одной стороны, конечно, всё выглядело так, как и должно: часть обесточена, двери нараспашку, стёкла кое-где побиты, дорожки травой начали зарастать... С другой — посуда в столовой как новенькая, половники на крюках слегка покачиваются... Там, конечно, сквозняки гуляли. Но если сквозняки — откуда запахи? Пахло чем-то съестным, типа вяленого мяса. Вован тоже почуял. А мы лишь пошутили по этому поводу, вместо того, чтобы застрематься и свалить по-быстрому. Опять же, пол чистый, все столы и лавки чистые, расставлены правильно... Дураку понятно — если часть брошена хотя бы пару недель назад, всё уже должно быть в пыли и разводах. А если её оставили совсем недавно — почему дорожки заросшие, почему так много битых окон? Несостыковочка...

И ещё — там не было агитации. То есть, совсем. Ни плакатов, ни панно, ни бюстов Ленина, ни даже флагштоков на плацу. Такие части, «секретки», они, конечно, маскировались от глаз из космоса — газоны там никто не стриг, на территории всегда большие деревья, сосны обычно... Вся архитектура под пионерлагерь сделана или под лесничество. Даже антенная вышка на молниеотвод похожа и с флюгером каким-нибудь. Но вот все эти «Слава КПСС» «Наша Родина — СССР» и прочие подобные выражения присутствовали обязательно. Или мозаика, или кирпичём в стене выложенные, или хотя бы краской по бетону. А тут — ничего. Должно было это нас насторожить?.. Должно. Но почему-то внимания тогда не обратили.

В общем, прошли внешнюю зону, вышли к блоку с рубками. Там, соответственно, вторая колючка, подстанция, все дела. А где подстанция — там трансформаторы и медь. Их из оставленных частей никогда не вывозили, могли только такие, как мы, распотрошить. Но в данном случае всё было нетронутое, строго нулевое. А это значит — центнер меди, самое меньшее. По тем ценам — за одну эту медь мы бы на руки получили около полусотни долларов на двоих. Ну а в те времена пятьдесят «зелёных» — годовая зарплата бюджетника. Делайте выводы, что называется.

И тут, значит, Вован говорит, что фонарик в столовой забыл. Я свой вытаскиваю — а он почти не светит, батарейка села, просроченная, похоже, оказалась; такие тогда часто продавали под видом новых. А в трансформаторной будке без фонаря копаться крайне неудобно, даже если солнечный день на дворе и все дверцы и заслонки поснимать. Возвращаться не хотелось, но мы всё же решили вернуться. Скорее всего, это решение спасло нам жизнь. Вован сначала сам сбегать хотел, но у нас был принцип — во время работы не разделяться. Просто принцип, дитя горького опыта. Никакой тревоги мы не ощущали, вот честно. Солнечно, птички поют, кузнечики в траве скачут...

Вернулись в столовую. Поднялись на второй этаж, где Вован фонарик и забыл. Фонарик там так и лежал, на столе у двери в кладовку. Вован его взял, проверил — нормально работает, всё в порядке — убрал в карман и подошёл к окну.

Я потом его спрашивал — а чего это он вдруг решил в то окно выглянуть?.. Он так ничего внятного ответить и не сумел. Вроде и не близко то окно было, и ничего интересного мы в него увидеть не могли. Стёкла в том окне отсутствовали полностью, даже осколки почти не торчали. Так или иначе, сунул Вован свой фонарик в карман, подошёл к этому окну и выглянул в него. Даже рот уже открыл — наверное, сказать что-то собирался или плюнуть туда. Но так и застыл с открытом ртом...

Ну я, понятное дело, тоже подошёл и глянул в то окно.

Там, под окном, помойка была. Стояли мусорные контейнеры, блестящие — значит, титановые, в секретных частях иногда такие попадались. Я обрадовался — резать титан тяжело, но игра свеч стоила, титан скупали дороже алюминия. А тут его сотни килограмм. Только собрался Вована по плечу хлопнуть и что-то радостное сказать по этому поводу, как заметил ещё кое-что.

Во-первых, в контейнерах были кости, много. Доверху, практически, насыпаны. Свежие совсем — с тёмно-красными ошмётками мяса, мухи над ними кружатся... Уже стрёмно, в брошенной-то части. А тут ещё пригляделся — вижу, рёбра там, грудная клетка характерная, дальше череп...

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ череп. Стопудово. И кости тоже — человеческие. Свежие совсем.

Я даже испугаться не успел — потому что другого испугался. Того, что до сих пор снится и мне, и Вовану в кошмарных снах.

У контейнеров стоял мужик без глаз и без рук. Худющий, с голым торсом — а может, он и весь голый был, его низ контейнеры закрывали. Руки у него отсутствовали по плечи, культи в шрамах и струпьях, глазницы чёрные от засохшей крови. А на плечах у него сидел... Даже не знаю, кто. И знать не хочу, вот нисколечки.

Я сначала подумал, что это обезьяна. Небольшой шимпанзе, которого зачем-то нарядили в китель и галифе. Но это была не обезьяна, кто-то другой. Больше похожий на человека. Только вместо ног у него тоже росли руки, короткие и очень мощные. И шерсти этого существа не было. Оно сидело у слепого мужика на плечах, взявшись этими своими ногами-руками за его шею. Крепко взявшись, очень крепко. Сидело и копалось в том, что было насыпано в контейнеры. Доставало оттуда кости, обсасывало и обгладывало их, а затем швыряло на землю. Доедало объедки, так сказать.

Нет, это был не человек. Не ребёнок, не инвалид-уродец и совершенно точно никакая не обезьяна. Оно копалось в баке, периодически сжимая своими задними руками шею безглазого ещё сильнее — так, чтобы тот больше наклонился к баку с объедками; он послушно наклонялся. Удовлетворённо похрюкивая, существо вытаскивало из бака кости, грызло их, бросало... Мы с Вованом наблюдали за ним, как завороженные. Я видел, как оно достало из кармана кителя носовой платок и вытерло им пот со лба. Затем сложило и убрало обратно. Китель был с погонами прапорщика — что, наверное, может показаться смешным. Но ни тогда, ни потом мы с Вованом не посчитали это забавным. Нам было безумно, отчаянно страшно.

Оно было в парадном мундире, понимаете?.. В мундире с погонами прапорщика. Каждый погон со спичечный коробок, наверное. Под мундиром гимнастёрка. На ногах короткие штаны-галифе, из их штанин высовывались огромные, длинные и мощные ладони, которыми это существо очень плотно держалось за шею слепого. Эти ладони были длиной немногим меньше остальной части его ног. Оно вообще очень плотное и толстое было, это существо. Большая круглая голова, тугой загривок, под кителем складки жира перекатываются. И зубастый рот — до ушей, как у Буратино.

Собственно, мы не видели его лица — если у него вообще было лицо. Мы смотрели на него сверху и немного сбоку. Я помню загривок, маленькое розовое ухо и доходящий почти до этого уха край безгубого рта. Когда оно его открывало, там были видны большие жёлтые зубы, как у лошади или осла. Между нами было ну, метров двадцать всего. Мы потом с Вованом сравнивали, кто что видел — всё сошлось. Ничего нам не приглючилось, помним одно и то же.

Тут, значит, пискнуло что-то или скрипнуло неподалёку. Существо насторожилось, бросило кость и принялось то ли прислушиваться, то ли принюхиваться. Вован хотел отшагнуть от окна, но я присел и его вниз потянул. Он понял, пригнулся и мы очень тихо, на карачках, от окна немного отползли. Встали и также тихо, стараясь ничем не греметь и даже дышать пореже, двинули к выходу. Ну а там уже рванули к нашему проходу со всей мочи. Мчались, как угорелые, не разбирая дороги, как зайцы полоумные. Добежали до «уазика», Вован завёл его и газовал до самой автострады. Отпустило нас только там — ну, когда других людей увидели, машины и всё такое прочее.

Вечером нажрались водки и кое-как смогли увиденное обсудить. Конечно, улепётывать так, как мы драпали, было глупо — шумно, да и можно было споткнуться, ногу потянуть или даже сломать. Тем более, что мы и по лесу бежали почти не сбавив скорости. И ведь оружие у нас с собой было — ну, как оружие, военные ракетницы десятого калибра. Тогда они свободно продавались. Конечно, это не пистолет, но если из такой в человека попасть с нескольких метров — умрёт, причём умирать будет мучительно и страшно.

Только вот та тварь — она человеком не была, хотя и носила мундир. И ни я, ни Вован когда на неё пялились, даже и не вспомнили ни о каких ракетницах. Правильно, конечно — очень сомневаюсь, что в случае чего ракетницы бы нам помогли. Да и пулемёт бы не помог, наверное. Думаю, если бы мы ту тварь вовремя не заметили и не сбежали бы оттуда — она бы из нас сделала таких же, как тот безрукий слепец, на котором она ездила.

Что потом? Да почти ничего. Впрочем, это ещё как посмотреть. Когда мы с Вованом встретили тех двоих, что нас на ту часть навели, они очень удивились. Удивились и испугались. Ну, у нас для того случая уже была отдельная легенда заготовлена. Дескать, так туда и не доехали — типа, собрались, но тут машина сломалась, затем Вован ногу потянул, затем ещё что-то... А мы, как все такого рода мародёры-добытчики, люди суеверные — решили что плохая примета, когда препятствия вот так подряд собираются. Поэтому, типа, извините, спасибо за наводку, но это не наше. Идите туда сами или ещё кого попробуйте под это дело подписать. А мы пас.

Они поверили — или сделали вид, что поверили. Про долю за наводку даже не заикнулись. А мы сделали вид, что поверили им, что они поверили. На том и разошлись.

Ну а что ещё оставалось? Интернета в нашей стране тогда не было, чтобы на всяких форумах и в социальных сетях предупреждения писать. В милицию сообщить? Это совсем смешно. Как-то этих мутных грибников-наводчиков наказать? А за что, собственно, да и как? То есть, как — придумать было можно, но это получилась бы отдельная затратная эпопея с непредсказуемым финалом. Так что в этом направлении мы тоже не стали дёргаться.

Через несколько лет я рассказал эту историю одной знающей бабке. Она сразу спросила, не взяли ли мы из той части чего-нибудь. Мы не взяли — вообще ничего, просто не успели. О чём я бабке и сообщил. Она покачала головой и заявила, что если бы взяли — нас бы выследили и утащили. Кто выследил бы и утащил — не пояснила.

Но я полагаю, что знаю, о ком речь. Это черти были, самые настоящие. А та воинская часть — выход из ада на поверхность. Филиал ада на земле, так сказать, или что-то вроде приёмного покоя. Может быть, там действительно заброшенная «секретка» была, просто черти её под себя приспособили. А может быть, они с самого начала так маскировались. Ну а когда мы с Вованом туда забрели, главные черти в отлучке были. Остался лишь один мелкий бес, котого они держали в самом низу и который их объедками перебивался. Поэтому нам и удалось ускользнуть.

А «грибники»... Ну, может, они души продали, или какой-то особенный процент с отправленных к тем чертям имели. Не знаю.

Глупая версия?.. А что ещё это могло быть? Я никогда не забуду ту тварь, оседлавшую безрукого слепца. Вован как-то сказал, что надо было, всё-таки, хотя бы в слепца пальнуть — как ни страшно умирать от пылающей в тебе ракеты, а ему жить по-любому страшнее было. Ну, не знаю, не знаю... Содеянного всё равно уже не исправишь.

Нет, ну правда, а что ещё это могло быть?.. Зубастое, коренастое, ростом с двухлетнего ребёнка, с огромными ладонями вместо ступней, в сшитом ровно для него мундире прапорщика и верхом на слепом голом человеке с оторванными руками? И грызущее человеческие кости — которыми, как свиными или коровьими, были набиты мусорные баки? Нет, ну что, в самом деле?.. Что?..
Первоисточник: pikabu.ru

Опишу свой опыт сонного паралича. Накануне нормально не спал более суток, так как возвращался из отпуска за рулем, 2000 км. В квартире кровати нет, просто хороший матрас на полу.

Ночью «проснулся» от шаркающих шагов. Сначала подумал, что это соседи, дом все-таки большой, многоэтажный. Нет, не похоже. Звук как от тапок и отчетливо перемещается с кухни во второю комнату и обратно, раз за разом. Лежу, прислушиваюсь. Понимаю, что никого быть не может, дверь закрыта на внутренний засов. Войти, чтобы я не услышал, просто невозможно. При этом абсолютно не могу открыть глаза и хоть как-нибудь пошевелиться. Собственно? это и подтолкнуло к мысли, что все происходящее так называемый «паралич». Ладно, уже легче.

В этот момент звук приближается, и я отчетливо чувствую, как матрас прогибается под чьими-то ногами у меня за спиной. Так, быстро просыпаться! Изо всех сил пытаюсь пошевелиться. Сопротивление колоссальное, но вроде бы веки начинают дрожать и приоткрываться.

Главное — помнить, что если я, открыв глаза, что-нибудь увижу — это сон. Надо просто подождать и все пройдет. Шаги тем временем слышны также отчетливо, но по матрасу никто не топчется. Ура, получилось. Вижу пустую комнату и окно. Все нормально. Пошевелиться не могу, но это не страшно. Нужно окончательно проснуться, вот уже и звуки становятся тише. Слава богу, можно расслабиться. В этот момент из угла комнаты на кухню проезжает велосипедист. Что за? Велосипедист делает это еще раз. Какого…!?

— Сейчас посмотрю, — говорит женщина в фартуке около моей головы.

Она идет по матрасу, который явственно проминается, и выходит из комнаты. Да твою же мать! Вот как открыть глаза, если они уже открыты, и проснуться? А может, нет? С огромным трудом заставляю себя повернуться на спину. По чуть-чуть начинает получаться. Открываю глаза. В квартире звенящая тишина и никого кроме меня.

Проснулся. Для полной уверенности на кухню за стаканом воды. На часах четыре ночи. Ну что же, можно спать дальше. Хочется отметить, что звуки, тактильные ощущения реалистичны на сто процентов. Ну может только образы немного размыты, но не более чем когда пытаешься что-либо рассмотреть сразу после подъема. В целом страха не было, так как понимал что происходит, но чувство не из приятных.
Первоисточник: www.mrakopedia.org

Автор: Михаил Калашников

Валерий Викторович сидел на табуретке перед журнальным столиком и листал альбом со старыми фотографиями. Он медленно переворачивал тяжелые от порыжевшего клея страницы, то и дело смачивая пальцы слюной — дурная привычка, приобретенная еще в те времена, когда страницы книг нужно было разрезать ножом для бумаги и они постоянно слипались вместе.

В желтом свете настольной лампы люди на фотографиях выглядели пластиковыми, ненастоящими — сказывалась манера советских фотоателье, у которых лучше всего получались фотокарточки для будущих надгробий. Впрочем, всех этих людей уже действительно не было в живых, подумал Валерий Викторович и тут же испуганно сам себя поправил — он-то пока еще был по большому счету здоров.

Фотоальбомы хранились в комнате сына. На фотографиях Вите везде было не больше семнадцати, хотя он погиб в тридцать девять. Многие его вещи не переставляли уже лет тридцать, Валерий Викторович лишь стирал пыль каждым субботним утром. У старого проигрывателя заело крышку, в нем так и осталась пластинка «Землян», привезенная Витей из Москвы, когда он еще возвращался домой на каникулы. На полке закрытого секретера тугим монолитом, таким, что и не достанешь ни одну книгу, выстроились школьные учебники и двенадцать бежевых томов детской энциклопедии, которые когда-то с таким трудом приходилось выменивать у знакомых на детективы.

Валерий Викторович долго смотрел на последнюю фотографию в альбоме, цветную, — Витя стоит в своей военной форме, чуть наклонившись вперед, а они с женой сидят, получается такой своеобразный треугольник из лиц. У Валерия Викторовича с Витей одинаковые усы, разве что у отца чуть порыжее от сигарет и подлиннее. Жена в каком-то польском трикотаже, который привозил тогда ее брат Павел из своих командировок.

Нет уже брата Павла, и никого нет, и не будет никогда. С какой-то неожиданной для самого себя злостью Валерий Викторович захлопнул альбом, отозвавшийся гулким звуком. «Надо бы заварить свежий чай», — подумал он, но вставать не спешил — ноги у него были больные, и лишних движений Валерий Викторович предпочитал не делать. Он переводил взгляд со шкафа на секретер, с подоконника на полку, без всякой цели, словно пассажир в поезде.
Что-то вдруг остановило его взгляд, какая-то неаккуратность почудилась в застывшем навсегда интерьере. Будто бы внизу за кроватью, закрывая нижний угол ковра, темным пятном свалена какая-то бесформенная куча одежды.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Автор: Пономарев Роман

Пролог

Посадил дед Брюкву. А за что посадил, так Брюква и не понял. Была ли вина на нем, неясно. Прокурор что-то плел на суде, да больно путано, ничегошеньки Брюква не понял. Дали ему семь лет. Отсидел Брюква четыре года, и выпустили его досрочно. Нрава он был тихого, незлобивого, вел себя примерно, в бунтах замечен не был, начальству не противился и работу свою делал исправно.

Вышел Брюква из острога и вернулся в свою деревню, очень ему хотелось узнать у деда, как же дело-то было на самом деле? Но вернувшись, выяснил Брюква, что помер дед, с неделю тому как помер. А может и девять дней назад, никто точно не помнил. Деда на деревне не любили, друзей у него не было. Похоронили его на скорую руку за казенные деньги.

Вернулся под вечер Брюква в свой дом, где они с дедом жили раньше, и лег спать. Лежит Брюква на койке и вдруг слышит, как кто-то ходит по кухне, возле печи, перед входной дверью. Стало Брюкве дюже не по себе, обдало его как будто холодом. В страхе Брюква нырнул под одеяло с головой, лежит ни жив ни мертв, пошевелиться боится. А шаги то приближались, то отдалялись, и кто-то звал Брюкву низким замогильным шепотом. До того Брюкве стало жутко, что вцепился он зубами в подушку, аж челюсти свело. Пролежал так Брюква до утра. Под утро услышал дикий заунывный вой, и все стихло. Не смея сдвинуться с места, пролежал Брюква под одеялом еще несколько часов. Потом набрался храбрости и выглянул из-под одеяла. За окном уже солнце высоко стояло, вся комната светом залита. Встал Брюква с кровати и решил идти куда глаза глядят, но только в доме этом не жить более. Собрал Брюква мешок дорожный, уложил в него все более-менее ценное и вышел из избы. Пока собирался он, уже и вечерять стало. Вышел Брюква со двора и пошел по дороге, твердо решив не оглядываться. Но уже почти у околицы не выдержал и обернулся на дом свой взглянуть. И видит, как в доме стоит у окна дед и смотрит на него пристальным взглядом.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Автор: Хильда

У младшеклассницы Людки мама работала воспитателем в детском саду. Людка часто после школы приходила к ней на работу, помогала справляться с ватагой озорных ребятишек. Но, бывало, и сама озорничала — придумала пугать в сонный час одну девочку, Таню. Та лежала у самой двери в спальню, и в сонный час обычно бодрствовала. Просто лежала и смотрела по сторонам. Людке и пришло в голову... Подкралась к кровати, оттянула пальцами нижние веки, состроила рожу: «Я Бабыйга...»

Таня сначала смотрела на неё, после чего начинала махать рукой и всхлипывать: «Уйди».

Но Людка не унималась, и все повторяла гнусавым голосом: «Я Бабыйга, Бабыйга».

Так продолжалось определённое время. Потом то ли Людке надоело пугать девчушку, то ли еще что...

Спустя несколько лет, уже будучи в 6 или 7 классе, Люда однажды зашла на перемене в туалет. И увидела там Таню — бывшая мамина воспитанница подросла, и училась уже в начальной школе.

— О, Танюшка, привет! Как учишься? Все хорошо?

— Да, — девочка мыла руки над умывальником.

— Руки испачкала красками? У вас рисование было? — Людка вдруг засмеялась. — А помнишь, как я тебя пугала в сонный час всегда?

— Помню, — ответила Таня.

— Ты так боялась, чуть ли не ревела!

— Нет, — девочка закрыла кран, и направилась к выходу.

Но, открыв уже дверь, обернулась к Людке:

— Я вовсе тебя не боялась. Я же понимала, что это ты. Я боялась того, что стояло за твоей спиной.

Людка недоуменно открыла было рот...

А Таня, выходя, добавила:

— Оно и сейчас сзади тебя.
Первоисточник: pikabu.ru

Автор: krik1989

Иду как-то из деревенского клуба домой. Шёл я всегда по одной и той же дороге. Время было пол первого ночи. Увидел что возле ворот сидит бабулька.

— Теть Люба, а вы что тут ночью сидите людей пугаете?

— Да вот, жду когда меня на кладбище унесут

— Аааа, ну ясно.

Думаю, бабуля крышей тронулась, старая же.

На следующий день днём пошёл за хлебом. Снова прохожу мимо этого дома. Смотрю — во дворе много людей, и гроб стоит.

Прихожу домой, бабушке говорю:

— Тётя Люба, оказывается, умерла. Вчера только ещё живая была.

— Какой вчера, ты что? Она уже неделю назад умерла. Труп уже разлагаться начал. Ладно почтальон к ней пришёл, а то лежала бы дальше.

Больше я через этот дом не ходил.
Первоисточник: raybradbury.ru

Автор: Рэй Брэдбери

Его уложили на свежие, чистые, накрахмаленные простыни, а на столике под неяркой розовой лампой всегда стоял стакан свежего апельсинового сока с мякотью. Стоило только Чарльзу позвать, как мать или отец заглядывали в его комнату, чтобы узнать, как он себя чувствует.

В комнате было слышно все, что делалось в доме: как по утрам в туалете журчала вода, как дождь стучит по крыше, шустрые мышата бегают за стенкой, на нижнем этаже поет в клетке канарейка. Если ты умеешь слушать, то болезнь не так уж и страшна. Чарльзу было тринадцать лет. Стояла середина сентября, и осень только слегка коснулась природы желтым и красным.

Он валялся в постели уже трое суток и только сейчас начал испытывать страх.
Что-то случилось с его рукой. С его правой рукой. Он смотрел на нее, она была потная и горячая и лежала на покрывале, казалось, отдельно от него. Он мог слабо пошевелить пальцами, немного согнуть локоть. А потом она опять становилась чужой, неподвижной, и цвет ее менялся.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Первоисточник: www.mrakopedia.org

Правильно говорят, что все мы родом из детства, но не каждому выпадает шанс встретить свой детский страх лицом к лицу еще раз и побороть его. Я — именно такой счастливчик.

Я был городским ребенком и редко заходил дальше родного двора. Время было непростое, родители помногу работали и возвращались поздно, каждый раз предупреждая, чтобы я не открывал никому дверь и не подходил к ней сам. Вопреки этому, я не начал бояться темноты и не населил свою комнату чудищами, убийцами и маньяками, про которых много рассказывали по телевизору. Скорее, всё было наоборот — ночной город манил меня, и когда родителей не было, я подолгу глядел в окно, рассматривая прохожих в старый театральный бинокль.

Когда мне исполнилось 8, папа купил дачу в пригороде. В отличие от городской квартиры, где я чувствовал себя уверенно и днем, и ночью, дачный домик мне сразу не понравился. После ремонта, в нем не сквозило сыростью, не было неприятного запаха гнилого дерева, но и домашнего уюта не появилось. Мне всегда казалось, что на даче мы были гостями, причем непрошеными, но когда я сказал это родителями, они только посмеялись.

Особенно остро я ощущал это, когда родители уезжали, а я оставался на выходные с бабушкой. Каждую ночь мне приходилось накрываться одеялом с головой, чтобы не слышать в каждом шорохе и стуке шаги приближающегося страха. Незаметно для себя, я выдумал целую кучу тварей, живущих в небольшом домике.

В большой комнате пряталась лобастая голова, так похожая издалека на электросчетчик, с потолка смотрела глазастая нечисть, которая грызла лампочки, а под полом жили мелкие пищащие зверьки. Самым противным из всех был карла из погреба. Я всерьез верил, что среди картошки и овощей живет противный, желтозубый уродец, который ночами ходит по дому.

Однажды, не зная, как бороться со своим страхом, я рассказал обо всем папе. Мама бы просто попыталась меня успокоить, убедить, что кроме нас на даче никто не живет. Папа же кивнул и на следующий день принес мне крошечный, под детскую руку, самодельный нож и фонарик.

Теперь у меня было оружие. Едва бабушка засыпала, я заступал на вахту, превращая лобастую голову обратно в электросчетчик одним щелчком фонарика и зная, что стоит карле подойти к моей кровати, как сделанный папой нож обернется пылающим мечом и отгонит урода...

С тех пор прошло 20 лет. Я закончил университет в столице, женился, развелся и переехал обратно в родной город, чтобы открыть свое дело вместе с другом детства. Тогда мне и пришла в голову идея использовать порядком забытый дачный домик как склад. Родители меня поддержали — они редко бывали на даче, а так с нее будет хоть какая-то польза.

Я приехал на дачу к вечеру и почти сразу вспомнил, за что так не любил этот домик в детстве. Заросший огород и обветшавший фасад тем более не придавали ему уюта. Мне пришлось подавить в себе смутное чувство беспокойства прежде, чем я начал осматривал комнаты изнутри. Конечно, сейчас меня куда больше интересовали полы и перекрытия, чем чудовища, однако я не выпускал из рук нож. За годы это стало привычкой — папина поделка ушла на заслуженный покой в 5 классе, и ее место занял добротный ножик, который я носил в пришитом изнутри кармане портфеля. С тех пор я сменил 10 ножей, и каждый отслуживший свое занимал почетное место на специальной полочке у меня дома. Последним был модный «швейцарец», который привлек меня своим спокойным блеском и невероятной остротой.

Когда я наконец закончил осмотр дачи, на меня внезапно навалилась усталость. В комнатах меня встретили только пыль, грязь и запустение. Перед тем, как завозить сюда продукты, домик придется драить еще дня три, к тому же из погреба тянуло какой-то тухлятиной. Я решил оставить это до завтра, с утра позвонить другу и совместно приняться за уборку будущего склада.

Лёжа в кровати (спасибо родителям за то, что поделились лишним одеялом и подушкой), я не переставал думать о запахе из погреба. Чем так могло вонять? Разве что там вовсю шныряют крысы... Неужели кто-то сейчас живет в моем погребе? Что если там и вовсе сейчас спит местный колдырь?

Эта мысль заставила меня сбросить сон. Я накинул куртку, захватил с собой фонарик со стола и поспешил к погребу. После каждого шага я останавливался и прислушивался, пока не подошел к двери. Она оказалась не заперта — когда-то ее запирали навесным замком, потом прекратили — брать стало нечего.

За дверью что-то шуршало, слышались всхлипы и хлюпание. Включив фонарик на полную мощность, я рывком открыл дверь и высветил силуэт того, кто сейчас жил в погребе.
Развалившись на куче вонючего силоса, который когда-то был овощами, у дальней стены лежала уродливая тварь прямиком из моих детских кошмаров. Карла с интересом рассматривал белые пятна плесени на полу, удивительно похожие на белесую дрянь на его мерзком теле.

Любой другой на моем месте кричал бы от ужаса и отвращения, но я сменил 10 ножей, и одиннадцатый будто сам прыгнул мне в руку. За двадцать лет я стал сильнее, а мой страх остался прежним. Я захлопнул за собой дверь подвала и ступил на кучу гнилого силоса, глядя на тварь, съежившуюся в ослепительном для нее свете фонарика.

∗ ∗ ∗
Утром я проснулся в кровати, хотя не помнил, как до нее добрался. Я с облегчением подумал, что ночной поход в подвал мне приснился, пока я не увидел нож, воткнутый в пол у кровати.

Нож, покрытый буро-зелеными потёками.

Да, это ты, словно говорил он. Это мы всю ночь резали в подвале гниющего уродца. Мы выжгли ему глаза и втоптали его останки в поганый силос, из которого он вышел.

С тех пор я побывал во многих странах. Друзья и партнеры считают меня странным, потому что первым делом в любом городе, в любой стране, я покупаю нож. У меня есть хищный керамбит и изящная наваха, танто и кукри, крис и финка. Они все ждут своего часа, как однажды его дождался любимый, незаменимый «швейцарец».
Первоисточник: mikekekeke.tumblr.com

Автор: mikekekeke

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------
Сосны, ели, сосны, ели, сосны, ели. Сосны. Сосен всё таки было больше. Стройными стволами разрезают они потоки солнечного света и уносятся вверх, чтобы там сомкнуть свои кроны. В таком лесу приятно гулять. Здесь много деревьев, но в то же время много свободного места. Под ногами мягкий настил из пожелтевшей хвои и шишек и пахнет грибами. Нет этих противных “колоний” молодых берёз и зарослей чёрти-каких кустарников, через которые постоянно приходится проламываться и продираться. Здесь можно просто гулять и отдыхать.

— Света! Света!!! — кричу я, но слышу лишь собственное эхо.

Света потерялась часа два назад. Или уже три. Или потерялась не Света, а я. Сложно сказать. И вроде железная дорога с яйцеобразным тоннелем под ней были всегда в поле зрения, однозначно удерживая в мозгу текущее местоположение. Да и Света всегда была рядом. Она сидела на поляне с черникой, радуясь своей находке как ребёнок, перепачкав все пальцы и губы ягодным соком. Я просто отошёл в туалет. Просто зашёл за дерево. А когда вышел — ни Светы, ни поляны на месте не оказалось. И даже рядом не оказалось. Чертовщина.

— Света-а-а!!!

И снова лишь отзвуки собственного голоса. Это наше первое свидание. Как романтично и оригинально. Вместо кафешек и киношек поход в лес. Она отреагировала с неподдельным энтузиазмом. Я был безумно рад. Часы и телефоны валяются на столе у компьютера в моей комнате. Никто не помешает. Полное единение с природой. Ели, сосны, ели, сосны.

— Света!!!

Крик вылетает из горла уже с хрипотцой. Нужно что-то делать. Что там говорили на уроках ОБЖ? Искать реку? Я оглядываюсь — вокруг сосны. Да и по кой чёрт река, если город совсем рядом, прямо за железной дорогой. Искать север? Мох на деревьях? Но вот где этот чёртов город относительно севера, я всё равно не знаю. Я постоянно двигаюсь прямо, в одну сторону, но не уверен, что не хожу кругами на самом деле. Вокруг одни проклятые сосны и не менее проклятые ели.

— Све… — я кашляю, и отпиваю из бутылки.

Надо бы убрать её в рюкзак, подальше, чтобы не тратить воду попусту. Так легко отхлебнуть глоток-другой, когда бутылка в руке.

Солнце садится. Рано, как и положено поздней осенью. Ёжусь от холода, застёгиваю куртку до самого верха и накидываю на голову капюшон. А как хорошо всё шло. Сразу нашли общий язык, болтали целую неделю часами. И вот наступили выходные, и она сразу согласилась пойти на свидание. Сета-Света, улыбчивая рыжая первокурсница. Что с ней теперь? Может она также ходит по лесу у кричит моё имя? Или плачет в истерике в сгущающейся тьме? Или вышла к этой треклятой железной дороге, вернулась в город и меня уже ищут? Как она вообще могла так потеряться? Как? Женщины. Всегда исчезают в самый неподходящий момент.

— Све-е-е-та-а-а!

Становится совсем темно. Искать выход по такой поре нет смысла. Нужно придумать, как здесь переночевать. Начать хотя бы с костра. В лесу становится совсем неуютно. Хочется найти какое-нибудь укромное место. Где тебя никто не увидит. Но кругом лишь сосновые стволы. Наконец, я набредаю на поваленную ёлку. Видно, что кто-то срубил её. Но вот почему не забрал? Да какая сейчас разница. Лучше, чем сидеть под сосной, будто на витрине. Хотя, кто здесь будет на тебя смотреть? Звери? Интересно, есть ли здесь крупные дикие животные? Город-то совсем рядом. Правда я не знаю, как далеко забрёл в лес. А что, если?..

Я перестаю возиться с рюкзаком и замираю. Что, если город совсем рядом? Или железная дорога? И сейчас вот я услышу привычный шум цивилизации? Но слышу я лишь лес. Лес шумит, лес трещит, лес перекликивается голосами ночных птиц. Лес живёт.

— Света-а-а-а! — кричу я уже в полной темноте.

— Ку-ку, — отвечает тебе лес.

— Блядство, — шепчу я.

Не время раскисать! Нужно развести костёр. Спасибо, мама, за то, что твоего праведного гнева было не достаточно и я не бросил курить. Рука выныривает из кармана с зажигалкой. Сначала сигарета, затем костёр. Костром получившуюся конструкцию пока назвать сложно, но подсохшие еловые ветки быстро занимаются.

Света-Света…

— Ку-ку, — словно откликается на мои мысли лес. А почему бы и нет?

— Кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось? — осипшим голосом кричу я.

— Ку-ку, — тут же отвечает кукушка. — Ку-ку.

Я начинаю считать, попутно перебирая содержимое своего рюкзака и глубоко затягиваюсь сигаретой.

— Ку-ку, ку-ку. Восемь, девять. — Ку-ку. Десять. — Ку-ку, ку-ку. Одиннадцать, двенадцать. — Ку-ку. Что ж, уже не плохо. — Ку-ку. Четырнадцать…

И тут холодок пробежал по моей спине. Что-то не так. Я поднимаю голову.

— Ку-ку, ку-ку, ку-ку.

Звук постоянно смещается. Будто кукушка кружит надо мной, отсчитывая годы жизни.

— Ку-ку, ку-ку.

Я встаю на ноги и вглядываюсь в темноту над головой. Сердце тревожно бьётся.

— Ку-ку, ку-ку, — всё чаще кричит птица. Звук приближается, будто спускаясь ко мне по спирали. — Ку-ку, ку-ку. Он словно гипнотизирует. Я стою, задрав голову, пытаясь отыскать взглядом птицу. — Ку-ку, ку-ку. В небе, над верхушками деревьев, проплывает Солнце, ярко освещая всё на несколько минут, и снова пропадает, отдавая лес в объятья ночи. И меня. Совсем одного. — Ку-ку, ку-ку. Сколько я уже так стою? Чего добивается эта проклятая птица? — Ку-ку, ку-ку. Голос кукушки грубеет. Теперь похоже, будто звуки издаёт взрослый мужчина. Глубокий бас… с нотками истерики.

— Ку-ку, ку-ку.

“Кукушка” приземляется в нескольких метрах у меня за спиной и, не переставая кричать, начинает приближаться. Я разворачиваюсь на голос и пячусь спиной вперёд, отступая из круга света, прочь от разгоревшегося костра, где меня видно как на ладони. Правая рука уже сжимает перочинный ножик — всё лучше, чем ничего. Я отступаю за сосну, скрываясь в тени. Жду.

— Ку-ку! Ку-ку! — всё ближе.

Ветки поваленной ели приходят в движение. Через них, не обращая внимание на впивающиеся в кожу иголки и обломки, пробирается на четвереньках почти голый мужчина в лохмотьях. Его губы, всё его лицо перепачкано запёкшейся кровью. Совершенно безумные, горящие глаза. Вместо носа — отвратительного вида птичий клюв.

— Ку-ку! Ку-ку, Сашенька! — кричит мужчина. Он видит меня. Смотрит прямо в глаза.

— Ку-ку-у-у-у! Выходи. Я тебя нашёл.

Язык словно распух во рту. Сердце стучит в горле.

— Ку-ку, мать твою!

— Кто ты? — я решительно выставляю вперёд руку с ножом. Мужчина скалится.

— Кукушка я, — он продолжает приближаться, ступая сначала руками, а затем и голыми коленками прямо в костёр. — Ищу таких вот как ты. Подкатываю свои яйца к чужим костеркам. Мерзкая улыбка становится ещё шире. Он движется плавно, не спеша. Кажется, что нож в моей руке его совершенно не пугает.

— Ку-ку. Сашенька! Ку-ку.

— Не подходи, — выдавливаю я из себя и начинаю пятиться.

— Ку-ку-у-у-у, — издевательским тоном произносит мужчина и медленно поднимается на ноги. Он разводит руки далеко в стороны и стремительно идёт на меня. Я разворачиваюсь и бросаюсь прочь со всех ног.

— Ку-ку! Ку-ку! — голос не отстаёт. Более того, кажется, что он всё ближе. Я бегу не разбирая дороги, чудом не врезаясь в деревья. Несколько раз куртка за что-то цепляется, ткань трещит, но я с ожесточением прорываюсь вперёд.

— Ку-ку, ку-кушеньки!!! — совсем близко. Я пытаюсь оглянуться назад, забыв, что на голову всё ещё накинут капюшон и вижу лишь темноту. Сильный удар сбивает с ног, что-то тяжёлое наваливается сверху. Я переворачиваюсь на спину и пытаюсь выползти из-под нападающего, но тонкие грязные пальцы уже крепко вцепились в куртку.

— Ку-ку! Ку-ку!!! — кричит мужчина мне прямо в лицо.

Его отвратительный клюв до крови расцарапывает правую щёку. Я отбиваюсь изо всех сил, обезумев, машу руками. Наконец, один из ударов попадает точно в челюсть усевшемуся на меня безумцу, и он заваливается на бок. Тут же наваливаюсь сверху и начинаю изо всех сил молотить кулаками его кошмарное лицо.

— Ку-ку! Ку-ку, сука! — кричу я. — Ку-ку, тварь!!!

От ударов голову мужчины мотает из стороны в сторону, он пытается отпихнуть меня руками, хватает за куртку и лицо, но сил не хватает.

— Саша! Саша!!! Не надо! Перестань! — слышу я его срывающийся голос. Тоненький, будто женский.

— Ну уж нет, тварь! Ку-ку!!! — я хватаю его за горло и начинаю душить. Пальцы увязают в длинных волосах.

— Саша… Саша, перестать… я… искала тебя… три дня…, — слышу я сдавленный голос. — Саша… это я, Света…

— Ку-ку, Света, — я сильнее сжимаю пальцы.

— Саша… что с тобой..? — её голос уже почти не слышно.

— Всё просто, Светочка, — отвечаю я спокойно. — Я — кукушка. Артерии под пальцами перестают пульсировать.

Я тащу тело в гнездо. Медленно, но верно. Света хоть и хрупкая девушка, втащить пятьдесят килограммов на высоту двадцати метров не так-то просто. Но, как говорится, своя ноша не тянет. Неподалёку в своё гнездо возвращаются соседи с двумя пожилыми грибниками. Хороший у нас лес. Всегда укроет и накормит своих обитателей. Правда, старики мне не нравятся. Я смотрю на молодое сочное девичье тело — завтра утром, когда сойки улетят на охоту, я оставлю своим молодым кукушатам вкусный подарочек. Всё таки кукушки тоже заботятся о своих детях, кто бы что ни говорил.