Предложение: редактирование историй
Автор: Колеватов

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит сленговую лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------
Мне кажется, что одна из самых больших удач в жизни человека — счастливое детство.
Агата Кристи

— В глаза смотри, когда я с тобой разговариваю... Спрашиваю последний раз: кто тебе синяк под глазом поставил? Молчишь, тварь? Я тебе покажу, как отцу не отвечать, недоносок... — крепко сжатый кулак, тяжело опустился на макушку тринадцатилетнего сына, и тот, покачнувшись на неуклюжих, как у жеребенка, ногах упал на протертый вязаный ковер.

Из носа закапала кровь, и этот ковер, словно промокашка впитывал в себя темные капли, не давая им расползаться и превращаться в лужу.

Высокий, рано полысевший мужчина не унимался. Казалось, что ему недостаточно было одного удара, и он оскалившись в животной гримасе ненависти, продолжал осыпать лежащего на полу сына мощными тумаками. Когда костяшки его пальцев побагровели и кое-где с них ободралась кожа, он изо всех сил нанес удар носком ботинка по ребрам подростка.

Звук, похожий на хруст подмороженной сосновой ветки в лесу, наконец вывел его из состояния необузданного бешенства, и мужчина замер на месте, испуганно выпятив на лежащего, блуждающие от алкоголя глаза.

Мальчик лежал неподвижно с закрытыми глазами, не издавая ни звука. Одежда кое-где разорвалась, и в этих местах проглядывала посиневшая от ударов тонкая кожа. Изо рта и из носа тонкими струйками сочилась кровь, и тщедушное подростковое тело подрагивало словно от слабых разрядов тока.

Ваню били не первый раз, но в этот раз все оказалось намного серьезней, чем раньше: после первого же удара по голове он потерял сознание, и может быть это было его счастье, так как его папаша, видимо не рассчитав силу или просто не задумываясь о последствиях, отбил сыну почку и сломал несколько ребер, осколки, которых серьезно поранили легкое.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Первоисточник: m.vk.com

Могу не без гордости заявить, что работа водителем в Антарктиде — одна из самых тяжёлых и опасных работ на планете. В адовый пятидесятиградусный мороз вездеходы (какими бы брутальными и мощными они с виду не были) имеют плохую привычку постоянно ломаться, и приходится их чинить, менять узлы, а некоторые действия надо выполнять голыми руками. И это ладно пятьдесят. А если 60 или 70? А если еще и пурга сверху? Слава Богу, что ниже 80 морозы бывают только пару дней в году! Вдохнёшь ртом резко и глубоко — воспаление лёгких обеспечено. Настоящий праздник, когда термометр показывает минус 30 — хоть загорай выходи. Курорт.

Попал я на сей далёкий материк не случайно, а даже целенаправленно — мечта такая была с детства, книжек и фильмов пересмотрел. В армию напросился в танковые, отслужил механиком-водителем, получил корочки, а это значило, что я получал допуск к гусеничной технике. Ну и подал заявку в Питер, благо на эту специальность в Антарктиде огромный спрос, постоянно не хватает водителей — мало кто решается. Страшно там.

Что от меня требовалось? Возить грузы на полторы тыщи километров от морской станции «Прогресс» к континентальной станции «Восток», и это на стареньких артиллерийских тягачах АТ-Т, адаптированных под антарктические реалии. Куча АТ-Тшек и пара «харьковчанок» объединяются в санно-гусеничный поезд и едут себе через ледяную пустыню. Пара слов о чудо-машинах «Харьковчанках» — это ахрененные дома на гусеницах, специально разработанные для Антарктиды, 9 метров в длину, почти 4 в ширину. В них и ночуют по 8 человек, ремонтировать их зашибись (не то, что мою АТ-Тшку): не надо выходить на мороз — доступ к двигателю обеспечен изнутри.

Приключения на жопу я узрел почти сразу же. То был пятый день пути от «Прогресса». Уже двое суток непрерывно выла пурга, видимость почти нулевая — еле различима впереди идущая машина. Сильно растягивать колонну нельзя — следы заметает моментально. Ехали от бочки до бочки (указатели дороги), что расставлены через каждые два километра. В такую погоду свернёшь случайно с дороги — и ты обречён. Никто тебя не найдёт при всём желании, конечно если не найдёшь путь обратно сам.

Еду, значит, и тут вижу, как что-то сзади сверкнуло — идущий предпоследним, водила (назовём его Д.) запустил сигнал ракетницей. Значит что-то случилось. Колонна встала. С большой неохотой повылазили из тёплых машин и направились к сигналящему. Ветер просто кошмарный, идти трудно, а снег е*** царапает, как наждаком. Спросили у Д., что случилось, он ответил, что замыкающий куда-то делся. Мы смотрим назад — и действительно никого нет. Первая мысль — отстал, с кем не бывает, подождём малость и догонит. Подождали — не догнал. Забеспокоились. Спрашиваем, как давно замыкающий укрылся из вида? А водила взгляд тупит, ножкой так лёд ковыряет и говорит, мол вообще-то давно назад не смотрел, так что х** знает. Мы его матом покрыли и мигом отправили одну машину по дороге назад.

Отбившегося от колонны мы всё-таки нашли, щёлкающего зубами от переохлаждения, но зато живого. Как он нам рассказывал: едет, едет и тут бац — вездеход заглох и встал. Главный фрикцион полетел. Пока тупил и безуспешно пытался обновить стартер — колонна ушла в пургу и запуска сигнальной ракеты никто не увидел. Всё надеялся, что быстро заметят отставшего, а нет — никто и внимания не обратил. Вокруг поле в тысячу километров и ни души — ни суслика, ни комара, ни даже бактерии. Долго сидел, салон быстро выстудился, через полчаса было как на улице — за полтинник, разве что без ветра. Уже попрощался с жизнью и тут наши приехали. Расплакался льдяшками, лез обниматься и целоваться.

Антарктида позволяет переосмыслить жизнь. Она действительно меняет людей. Именно там можно узнать свою тёмную сторону — в сложных ситуациях люди раскрывают свою сущность. И именно там можно найти лучших друзей. Закорефанил я с Владимиром Клюкиным, не раз выручали друг друга, два сезона в Антарктиде вместе «отмотали», через многое прошли — никогда в жизни у меня не было таких товарищей. Душа компании, смелый мужик, с кодексом чести — таких нынче мало. И я никогда не забуду как он погиб.

2008 год, полярный день в самом разгаре. Очередной санно-гусеничный поход вглубь континента, везли в основном топливо. Погода была отменная — сравнительно тепло и небо ясное. Я уже считался опытным водилой, но это не значило, что ехал на расслабоне. Антарктида — баба непредсказуемая, в любой момент норовит выкинуть сюрприз. Расслабишь булки — и поедешь в Питер «грузом 200». А сюрприз эта баба выкинула.

Ведущим в колонне был Владимир, сразу же за ним шёл я, а за мной и остальные. Внезапно вездеход Клюкина с треском скрылся из вида.

Расселина! Сердце ушло в пятки, сразу дал по тормозам, вся колонна встала. Большая расселина! Ведущий даже не успел среагировать — тягач кувыркнулся разом. Заметить трещину сложно — обычно их заметает снегом, который образует хрупкую перемычку. Всё что может сделать водитель — так это вовремя затормозить и выпрыгнуть из кабины, оставив машину на краю пропасти. А Владимир не успел. С ним в кабине ехал ещё и геофизик.

Мы выскочили из машин и, на свой страх и риск, подошли к краю. Внизу увидели слегка помятый вездеход — он провалился на метров пятнадцать вглубь и застрял между стенками в висячем положении над пропастью, зацепившись за ледяной карниз. А ниже — чернота. Тут дверь кабины аккуратно открывается, из неё выглядывает геофизик с разбитым в кровь лбом и буквально молит нас вытащить их наверх.

Мы живо метнулись за альпинистской снарягой, пока искали верёвки и ледоруб, из трещины донёсся истеричный вопль, и оставшийся у края бывший МЧСник заорал: «Б****, быстрее с верёвками, быстрее!». Думаю, наверное машина стала проваливаться глубже — плохо дело. Все бегали туда-сюда, матерились, ледоруб долго найти не могли. Отнесли снарягу на край трещины, я глянул вниз — машина на месте. Что же тогда случилось? На наши вопросы МЧСник не отвечал, давал указания и вязал какие-то узлы. Сбросил конец верёвки в пропасть, и, когда перепуганный геофизик подвязался, сказал нам тянуть по команде.

Вытащили мы уже другого человека, заикающегося, с круглыми от ужаса шарами, перемазанного кровью. Спросили, что с Владимиром? В ответ невнятное бормотание. Увели в «Харьковчанку», чаем отпаивать, а сами к трещине пошли, МЧСника пытать. Тут он нам всё и рассказал. Пока мы искали верёвку — в дверь со стороны Владимира кто-то забрался. Кто именно — не разглядел, слишком темно, но чётко слышалось копошение. Тогда-то и заорал геофизик, кричал, что в кабину залезло нечто, отмахивался, чуть ли не спрыгнул вниз от паники. А потом копошение в машине утихло. И всё на этом. Владимир до сих пор не отвечал на зов.

— В смысле КТО-ТО залез? Ты перебрал что ли? — отказывались верить мы, — Чё ты лечишь? Давай за Владимиром спускайся!

— Не буду и всё тут! И вам не советую.

Я хотел вмазать по щам этому идиоту, но кое-как удержался. Потом сказал, чтобы дал мне снаряжение, мол сам слезу, хоть и не альпинист. Бросать друга не хотел. Меня обвязали, сказали что делать и стали спускать к вездеходу. Внизу мрак, дна не видно, ветер и эхо гуляют по трещине. Слышал, что бывают расщелины глубиной в несколько сотен метров, а поговаривали и о километровых. Дух захватывало от осознания, что под тобой такая пропасть.

Меня спустили прямо к двери со стороны Владимира, она действительно была открыта. Сверху её не видно — вездеход накренён в сторону водителя. Думаю, он мог выпасть, если потерял сознание при ударе, но как тогда открыл дверь? Или он открыл её, когда пытался выпрыгнуть из машины до падения в трещину? Посветив фонариком внутрь кабины, я охренел — море крови. Владимира на месте не было. Когда пришёл в себя, то сообщил наверх об увиденном и продолжил осмотр. Весь салон забрызган красным, сиденье изодрано — следы отчаянной борьбы. Теперь я был уверен в словах МЧСника. Но кто мог сделать такое?

Обратно меня вытащили. Через радиостанцию на «Харьковчанке» мы связались с «Востоком», доложили всё в мельчайших подробностях, те, в свою очередь, сообщили об инциденте на Большую Землю, всё обдумали и дали команду продолжать поход, ибо «всё равно ничего поделать не сможете». Уезжать не хотелось, казалось, что я сделал недостаточно для спасения друга.

Геофизик пришёл в себя не скоро. Клялся, что видел как необъяснимое существо стягивает вниз Владимира. Однако ноль конкретики. Как выглядело существо? Куда оно делось? Ничего он не мог объяснить — от шока память отшибло, даже не помнил как его вытащили и отвели в машину. Мозг был занят страхом.

На станции к рассказу о неком существе отнеслись с большим скепсисом и списали всё на случайное выпадение из кабины. Приписали смерть.

Нам не поверили, что не удивительно. Ведь если на провалившихся кто-то напал — значит есть нечто, обитающее в трещинах. А это разрушает научную картину — как существа (тем более хищники) могут обитать в глубине континента? Значит должны быть и те, кем они питаются. Значит должна быть целая экосистема! На поверхности нет никаких признаков жизни. Может тогда это что-то подо льдом?

Уверенность учёных в безжизненности трещин заразна. Порой я ловлю себя на мысли, что всё могло померещиться — я просто увидел то, что хотел увидеть. Нервное напряжение, стрессовая ситуация, влияние гипоксии. Человеческая голова — чудная вещь. Я увидел пару капель крови — померещилось целое море. Геофизик в темноте разглядел не выпадение водителя, а чудовище. МЧСник мог оказаться слишком впечатлительным. Что это? Здравый рассудок или попытка уйти от реальности?

Прорываясь сквозь ледяную пустыню, я еще не раз вспомню вездеход, повисший над чёрной пропастью.
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: В. В. Пукин

Мои школьные годы выпали на период начавшегося заката СССР. Но несмотря на это общественная школьная жизнь, как говаривал тесть, «кипэ, аж ревэ…».

Я, правда, никогда особо не рвался в передовики и активисты. Но неугомонная школьная общественность постоянно выдвигала меня на всякие геморройные посты. То редактором стенгазеты (потому что хорошо рисовал), то председателем отряда (потому что хорошо учился), то в Клуб друзей по переписке (потому что хорошо английский знал).

Вот с этим Клубом друзей по переписке и связана история, о которой расскажу дальше. Назывался Клуб, дай Бог памяти, по-моему, «Бригантина». Собирались мы после уроков. И пока друзья-товарищи с рогатками наперевес гоняли футбол на свежем воздухе, я, как последнее мачо, сидел в духоте с несколькими ботанами и перелистывал письма от таких же заучек из стран соцлагеря.

Ничего с этим поделать не мог, так как привитая с детства дисциплина и правильное воспитание не позволяли даже мысли о дезертирстве с такого важнейшего политического мероприятия. Но, конечно, особо перепиской с далёкими братьями-сёстрами по социалистическому разуму себя не утруждал. Хватало и настоящих друзей-товарищей по школе и уличным затеям.

В отличие от двух моих приятелей по клубу — Сашки и Алёшки. Эти, натуральные ботаники, переписывались с десятком-двумя ребят из ГДР, Венгрии, Чехословакии, Болгарии, Кубы и ещё нескольких стран. Мы, хулиганистые пацанчики, постоянно подтрунивали над ними по такому поводу. Подтрунивали, подтрунивали… а потом в один прекрасный день, бац, и проводили обоих завистливыми взглядами в дружественную поездку по обмену к их другу по переписке. Причём, на целых две недели. И причём, в Софию — столицу солнечной Болгарии! Совсем близко к золотому песочку с изумрудным морем. А мы остались в суровых сибирских краях со своими рогатками и обтрёпанным футбольным мячом. Наверное, как раз тогда, шестиклассником, я впервые задумался о приоритетных занятиях в своей жизни…

В общем скатались счастливчики-ботаны за государственный счёт в заграницу на две недели. Вернулись загорелые, довольные, с кучей впечатлений. А вместе с разными сувенирами-безделушками и жвачками привезли такую историю, от которой у меня долго ещё потом гулял мороз по коже.

…Когда Сашка с Алёшкой приземлились в Софии, их встретили чин по чину родители пацанчика-болгарина, с которым они переписывались около года. Имя у пацана было на «Ж», не то ли Живко, то ли что-то в этом роде. Семья Живко проживала в собственном доме, так что дорогим, хоть и маленьким, гостям из братской РСФСР выделили для проживания отдельную большую комнату. Самого болгарского товарища по переписке буквально за день до прилёта с аппендицитом увезли в больничку. Но наши ботаники и без него прекрасно проводили время. Терпеливо ожидая международного друга с выпиской за хлебосольным столом с его родителями и бабушкой, которая проживала здесь же.

На ночь, как и все пацаны на отдыхе, упражнялись друг перед другом в рассказывании страшных историй про «жёлтое пятно», «синий ноготь» и прочую детскую «жуть».

Вот в разгар одного такого «страшно исторического» вечера в их комнату сначала тихо постучала, а потом осторожно вошла болгарская бабушка этого Живко. Она, как и родители друга по переписке, очень неплохо говорила по-русски, поэтому сложностей в общении ни у кого не возникало.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Автор: Екатерина Коныгина

Возможно, по некоторым причинам они так никогда и не будут дописаны. Поэтому просто позволю себе предложить их уважаемым посетителям ресурса «как есть»:
-------------------------------

Про систему «Периметр» знают все. А вот о её жутком дублёре, системе «Козырь» (в просторечии посвящённых — «Козырёк») сейчас известно единицам. Единицам — у нас. Сколько знают у них, сказать трудно; но от них, понятное дело, и не скрывали. Операторы этой системы вынуждены бесконечно проживать одни и те же сутки с небольшими вариациями. Зато им не нужно подвозить ресурсы, их оборудование не изнашивается и сами они никогда не состарятся. Их бункеры и рубки невозможно взять измором или штурмом. И ракеты с термоядерными зарядами, что стоят на боевом дежурстве в их шахтах, тоже вечны — и всегда готовы к старту для ответного удара.

***

Мрох Тейэ — так аборигены называют особые овраги, в которых струится грязный туман. На дне этих оврагов растут невзрачные цветы, похожие на грибы. Туда нельзя спускаться — оттуда не возвращаются. Не стоит проверять: конечно, если смотреть со стороны, то спустившийся туда человек скоро выберется обратно. Только вот это будет уже не он. А тот, кто спустился, навсегда останется в Мрох Тейэ — в мире грязного тумана, белесых цветов странной формы и безликих чудовищ.

***

Это не заброшенная больница. Это бывший институт некронавтики — сверхсекретное учреждение времён СССР, где изучали посмертие и его миры. Странные «автоклавы» на первом этаже — никакие не автоклавы, а капсулы, в которых клиническую смерть растягивали на часы. А в подвале отнюдь не виварий — в тамошних клетках содержали зомби и другие формы псевдожизни.

***

В этой секте колдунов люди быстро становились безумны. Зато приобретали реальные магические способности. Один из немногих, кто сохранил относительный рассудок, рассказал, что на самом деле магией владеют все люди — просто не знают, не видят того, что нужно для её использования. Это не случайно — прозрение ужасно и сводит с ума; истинный вид Мироздания, он совсем не для людей. Кроме того, за прозрение приходится приходится платить — как львиной долей этих самых своих способностей к волшебству, так и многим другим (например, жизнями близких). Дарующие таковое прозрение участникам секты — делали это отнюдь не бесплатно и не из благих побуждений.

***

У меня конфабуляция — помню то, чего не было. Не провалы в памяти, а как-бы наоборот, наросты. Мой психиатр говорит мне, что эта болезнь давно известна и во многих случаях излечима. Но всё же я очень сомневаюсь, что мой — из их числа. Ведь для излечения мне следует рассказать доктору о своём заболевании буквально всё, не так ли? Но как я расскажу ему о том, что в одном из таких воспоминаний я случайно рассмотрел его отражение в лакированной столешнице — оно было без носа, зато с чёрными глазами и длинными зубами? Или о том, что кроме меня самого никто вообще не помнит, что я посещаю психиатра?

***

Душу давно уже продают не по персональному договору, подписанному кровью — для этого есть простая и короткая публичная оферта, даже размещённая в Интернете. Причём никаких галочек для согласия с ней ставить не надо — те, кто эту оферту предлагают, требуют выполнить всего пару простых заданий. И сразу же вознаграждают за их выполнение — как и было обещано. Затем — предлагают подтвердить согласие с первым приложением к оферте; тут условия посложнее, но тоже ничего особо трудного. И тоже вознаграждение сразу, уже побольше. Затем — приложение номер два... К пятому приложению тех, кого не вычислила полиция — уже вычислять и не нужно. Они превращаются в кошмарных безмозглых уродов, бесконечно довольных своей жизнью, какой бы она реально ни была. Те из них, которые роются в помойках в поисках объедков — везунчики. Одного, выполнившего условия шестого приложения, поймали спецслужбы. Все участники этого захвата потом долго лечились от психических расстройств. Захваченный был людоедом, причём поедал он как других людей, так и плоть собственного тела. Но делал это весьма аккуратно — так, чтобы не причинить преждевременной смерти. Некоторые «живые консервы» в его подвале были захвачены им довольно давно и почти полностью съедены — но при этом находились в сознании. Себе же на место вырезанного он приживлял части тел животных — которые, вопреки всем законам биологии, прирастали, подобно мичуринским прививкам на деревьях.

***

Тёмыч утверждал, что в бункер заходить нельзя — вернёшься монстром. Конечно, я не поверил и туда забрался. Ничего интересного не обнаружил и менее чем через пять минут отворил шлюз и вылез. Но вместо Тёмыча и Ленки меня там ждали два уродливых карлика, которые немедленно бросились бежать с отвратительным хрюканьем. Их топот и визг привели меня в бешенство, однако я подавил желание бросить в них камень или ещё что похуже с ними сделать. Нашёл около бункера какую-то хромированную деталь, протёр от пыли и посмотрел на своё отражение. Во мне ничего не изменилось — каким я был, таким и остался. А вот всё вокруг оказалось иным: солнце маленькое, но почему-то жёлтое, деревья незнакомые, запахи странные... Сейчас попробую снова залезть в бункер на несколько минут. Надеюсь, это поможет...
метки: короткие
Первоисточник: paranormal-news.ru

Автор: Артем 1987

«Опишу вам случай, о котором рассказывала мне моя мать, очевидец, — пишет пенсионерка А. Гусева из города Череповца Вологодской области. — Мама родилась в 1882 году. А случай был в деревне Дмитровка Егорьевского района Московской области. Маме было в ту пору лет десять — двенадцать...

У соседа было два сына, оба — женатые. И вот сосед решил отделить старшего, выселить его из дома. Тому это показалось обидным, и он, уходя, сказал отцу: «Я тебе сделаю!» И сделал.

Вот как все это было: в скором времени по сеням, в горнице, по двору начался такой шум, словно табун лошадей мчится. Что ни привезут из города к празднику все, глядишь, разбросано, перемешано... И с потолка сыплются обрывки бумаги — да такой, какой в доме никогда сроду не водилось.

А хозяин дома — звали его все по-простому дедушка Иудей — все время ходил голодный. У нас в деревне ели из общей большой миски. Все едят, а дедушка Иудей не может. Чуть черпнет ложкой из общей миски, поднесет ложку ко рту — а из нее все тут же летит в разные стороны в воздух!

Пригласили в дом священника отслужить молебен, принесли иконы, поставили их на лавки. Не успели оглянуться, а иконы — прыг! — и под лавку сами собой спрятались.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
метки: в деревне
Засунув ноги в тапки, я зашуршал на кухню взять пивка, чтобы потом вернуться и на пару часиков погрузиться в Инет. «Завтра помою», — сказал я сам себе, заметив в раковине гору грязной посуды. Минусы холостяцкой жизни, знаете ли. Нащупав в холодильнике пару охотничьих колбасок, я довольно хмыкнул. Захватив две бутылки пива одной рукой и прижав к груди пакет с колбасками другой, я деловито зашагал в спальню, где, на кровати, меня ждал мой ноутбук.

Совершенно некстати зазвонил городской телефон.

Я метнулся в гостиную, сгрузил пиво с колбасками на стол и взял трубку.

— Серёженька, — голос Маринки испуганно дрожал, — ты не мог бы приехать ко мне сейчас?

— Что-то случилось? — нахмурился я.

Маринка всхлипнула.

— Мне страшно, Серёженька... Очень... У меня в квартире какие-то звуки...

— Какие звуки?

Блин, почему женщины сразу не могут выложить суть?!

— Страшные. Странные. Не могу описать... Просто в милицию звонить по такому поводу, сам понимаешь...

— Сейчас приеду. Не боись, всё путём будет.

— Пожалуйста, — Маринка заплакала, — приезжай скорее. Мне очень страшно.

— Выйди на улицу и жди меня у подъезда, ок? — предложил я, прикидывая, сколько времени у меня уйдёт на дорогу к ней.

— Хорошо, — сказала Маринка и повесила трубку.

Через полторы минуты я уже спускался в лифте. Бензина должно хватить, вся дорога — минут пятнадцать, если без пробок. Не час пик конечно, но в Москве нельзя сказать наверняка, будут пробки или нет. А ехать-то всего ничего, с запада на юго-запад. По Садовому поеду, так быстрее получится, решил я.

Темнело. Проезжая мимо поста ДПС, я возрадовался тому, что не успел выпить пива.

Маринка... Я невольно улыбнулся при мысли о ней. Миниатюрная, потрясающе красивая шатенка, с огромными, как у котёнка, глазами. В свои тридцать четыре года она успела дважды побывать замужем и дважды развестись. Детей у неё не было, как-то не сложилось. Жила она одна в «двушке», которую снимала у какой-то бабки.

Подъехав к нужному подъезду, Маринки я не обнаружил. Во дворе никого не было, несмотря на то, что обычно около этой высотки по ночам гуляла молодёжь.

Набрав номер квартиры на домофоне, я слушал гудки. «Я, Марин» — отрывисто бросил я в ответ на снятую трубку. Ответа не последовало. Но писк раздался, и дверь подалась.

Поднявшись на восьмой этаж, я обнаружил чёрную железную дверь на месте привычной, деревянной, обитой вагонкой. «Ремонт, что ли, сделала», — подумал я, и нажал на кнопку звонка. Дверь открыл пенсионер в семейных трусах и грязной серой майке, явно поддатый. На вид ему было лет шестьдесят-шестьдесят пять.

— Чё надо? — весьма недружелюбно спросил он, уставившись на меня.

— Эээ, а Марина... Марину позовите, пожалуйста.

— Нет здесь никакой Марины! — гаркнул мужик, и захлопнул дверь.

Ничего толком не понимая, я полез в карман за мобильником, как вдруг он запиликал, сообщая о входящем звонке. Я глянул на экран — звонила Маринка.

— Алло, Маринк...

— Серёженька, — всё тем же испуганным голосом молила Маринка, — ты не мог бы приехать ко мне сейчас?

— Так, блин, я приехал же...

— Мне страшно, Серёженька... Очень... У меня в квартире какие-то звуки...

Вот тут страшно стало мне. Реально страшно.

— Кто это?! — я попытался придать своему голосу максимально угрожающие и суровые оттенки.

— Страшные. Странные. Не могу описать... Просто в милицию звонить по такому поводу, сам понимаешь...

Запись, похоже...

— Алло? Слышь, приколист хренов, найду ведь, башку разобью... Шутник долбаный.

— Пожалуйста, — послышались всхлипывания, — приезжай скорее. Мне очень страшно.

— Слушай сюда, урод! — я орал на весь подъезд, — Если это хренов розыгрыш, то он весьма неудачный, усёк?!

— Хорошо, — раздалось в трубке, и связь оборвалась.

Я набрал Маринку. Занято. Повторил попытку. Снова занято. «Может, подъезды перепутал», — подумал я, вызывая лифт. Спокойно, всё в порядке, успокаивал я себя. Если это пранкеры, то... Если это пранкеры, то Маринка с ними заодно... Но насколько я её знал, она не стала бы так шутить. А потому эту версию я отверг как малореальную.

В лифте я заметил объявление, криво налепленное на стенку: «Придёшь ты в холоде ночном. И пожалеешь ты о том». И номер мобильного Маринки.

Я сглотнул и протёр глаза.

«Продам щенка ньюфаундленда. Кобелёк. Тамара». И незнакомый номер.

Тьфу, блин, совсем уж нервы ни к чёрту, подумал я, выходя из лифта. На побелке зажигалкой было выжжено: «Мягкий Аромат Реальных Иллюзий Настигнет Агрессию» — «Что за бред, вашу мать?!» — пронеслось в голове, и я выскочил из подъезда.

Машины не было. Не было! Я обернулся и посмотрел на номер подъезда. Подъезд Маринкин. Люди во дворе отсутствовали.

Я достал мобильник и набрал 02.

Гудки ожидания сменились тишиной.

— Алло! — закричал я.

— Серёженька, ты не мог бы приехать ко мне сейчас?

Я выключил мобильный.

Всё это надо было осмыслить. В ином случае можно и умом тронуться. Несколько минут я обдумывал произошедшее. Потом понял, что логике это всё не поддаётся, но по факту, где Марина я не знаю, а машину мою угнали. Взяв себя в руки, я включил мобильный и набрал номер моего лучшего друга, Евгения.

— Алло, — знакомый голос. Это радует.

— Алло, Женька, слушай, помощь твоя нужна. У меня тачку угнали...

— Мне страшно, Серёженька, — сказал Женя, — Очень... У меня в квартире какие-то звуки...

Я сглотнул и отключился. Они меня разыгрывают. Как пить дать, разыгрывают. Дурацкие шутки. «Считайте, что я обиделся», — ребята, подумал я.

Я прошёл в арку, завернул за угол и увидел светящийся зелёный крест. Дежурная аптека. Отлично, зайду куплю валерьянки. Более чем актуально сейчас. Посмотрел на часы. Половина одиннадцатого. Сердце колотилось в груди, ноги подкашивались. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, я вошёл внутрь.

В аптеке никого, кроме одиноко стоявшей спиной ко мне девушки-фармацевта, не было.

— Гм, — откашлялся я, доставая портмоне, — Будьте добры, настойку валерьянки.

Девушка, продолжая стоять спиной ко мне, повернула голову на сто восемьдесят градусов и мужским басом произнесла:

— Это не поможет.

Я чуть не обделался от страха и, с разбегу врезавшись во входную дверь аптеки, выскочил на улицу. И вот тогда-то понял, что розыгрышем здесь и не пахнет. Меня стало трясти от страха, и я потерял сознание...

***

— Вы записывайте, записывайте, господа аспиранты.

— Мы записываем.

— Хорошо. Значит, что касается данного больного... Кузнецов Сергей Иванович, двадцать шесть лет. Диагноз: делирий. Симптоматика...
метки: голоса звуки
Первоисточник: rod.6bb.ru

Автор: Русские народные сказки в обработке Афанасьева Александра Николаевича

1.

Ехал ночью мужик с горшками; ехал-ехал, лошадь у него устала и остановилась как раз против кладбища. Мужик выпряг лошадь, пустил на траву, а сам прилег на одной могиле; только что-то не спится ему. Лежал-лежал, вдруг начала под ним могила растворяться; он почуял это и вскочил на ноги. Вот могила растворилась, и оттуда вышел мертвец с гробовою крышкою, в белом саване; вышел и побежал к церкви, положил в дверях крышку, а сам в село. Мужик был человек смелый; взял гробовую крышку и стал возле своей телеги, дожидается — что будет?

Немного погодя пришел мертвец, хвать — а крышки-то нету; стал по следу добираться, добрался до мужика и говорит: «Отдай мою крышку, не то в клочья разорву!» — «А топор-то на что? — отвечает мужик. — Я сам тебя искрошу на мелкие части!» — «Отдай, добрый человек!» — просит его мертвец. «Тогда отдам, когда скажешь: где был и что делал?» — «А был я в селе; уморил там двух молодых парней». — «Ну, скажи теперь: как их оживить можно?» Мертвец поневоле сказывает: «Отрежь от моего савана левую полу и возьми с собой; как придешь в тот дом, где парни уморены, насыпь в горшочек горячих угольев и положи туда клочок от савана, да дверь затвори; от того дыму они сейчас отживут». Мужик отрезал левую полу от савана и отдал гробовую крышку. Мертвец подошел к могиле — могила растворилась; стал в нее опускаться — вдруг петухи закричали, и он не успел закрыться как надо: один конец крышки снаружи остался.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Первоисточник: onua.org

С наступлением темноты одинокие прохожие предпочитают проходить мимо заброшенных кладбищ чуть ли не бегом. Из-под столетних деревьев, скрывающих мрачную неизвестность, их запросто могут окликнуть по имени. До напряженного слуха полуночных путников может также донестись либо леденящий душу собачий вой, либо глухие стоны, будто исходящие из-под земли. Над такими местами часто висит густой туман, в котором становится трудно дышать и кажется, что кто-то осторожно прикасается к лицу холодными руками…

***

Как собака от мертвого фашиста отбивалась

…Эта история произошла несколько лет назад с жителем Брянской области Николаем Блошковым. Как-то по осени поехал он на озеро на охоту и взял с собой собаку.

На берегу, где находилось заброшенное захоронение немецких солдат, погибших в этих местах в годы Великой отечественной войны, он наткнулся на небольшой провал в земле, углубил его, покрыл сверху ветками и решил в нем переночевать до утренней зорьки, когда утки начнут слетаться на кормежку. То, что ночевать придется в чьей-то могиле, его не испугало.

Среди ночи Николая разбудил яростный лай собаки, которая ночевала вместе с ним в старой могиле. Охотник включил фонарик, осмотрелся по сторонам и увидел, что из одной стены торчат чьи-то ноги! На них собака и лаяла. Ноги шевелились и мало-помалу вылезали наружу, потом показалось и туловище.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Олины родители были художниками. Когда грянули сумасшедшие 90-е годы, они жили в Омске, положение было бедственным — людям было не до картин, многие не знали даже, что будут завтра есть. Поэтому Олино детство прошло в постоянных переездах: они соглашались на любое жилье, будь то переполненная коммуналка или старая мастерская знакомого художника. Все эти жилища слились в её памяти в один нескончаемый поток, запоминались лишь мелкие детали, вроде пластмассового паучка на шторе или замысловатого узора обоев. Но одну квартиру Оля никак не могла забыть.

Ей тогда было года четыре — во всяком случае, она точно помнила, что не доставала до раковины, когда надо было умыться и мама ставила для неё табуретку. И каждый раз, неловко балансируя на этой табуретке, она старалась как можно быстрее покончить с умыванием и слезть вниз, потому что под раковиной в деревянной стене была небольшая дыра. Нет, из неё не тянуло могильным холодом и не раздавались шорохи, но находиться рядом с дырой было неуютно и страшно. Сама не зная почему, Оля была твердо уверена, что в дыре живут дети. Те неродившиеся дети, место которых она заняла, появившись на свет. И они были очень сердиты на неё из-за этого.

Шли годы, Олина семья еще много раз меняла квартиры, пока, наконец, дела не пошли на поправку и они смогли позволить себе своё собственное жильё. Оля выросла, та дыра в стене так и осталась для неё детским страхом, о котором и не вспомнишь лишний раз. Только изредка она дивилась тому, до чего причудливо бывает детское воображение. Окончив школу, она поступила в институт в Москве. Родители дали денег на первое время, пока она не найдёт работу, и девушка отправилась в столицу.

Найти съёмную квартиру не составило особых проблем. В одиночестве отпраздновав новоселье, Оля начала прибираться в своём новом доме. От прежних жильцов осталось целая гора ненужного хлама и на уборку ушел не один час. Наконец, когда у двери взгромоздились три огромных пакета со старым барахлом, она вспомнила, что не проверила мусорное ведро. Как и во всех российских домах, находилось оно за дверцей под раковиной. Так и есть — на дне ведра валялись засохшие апельсиновые корки и яичная скорлупа. Присев, чтобы вытащить из ведра пакет, Оля вздрогнула. За ведром была дыра, довольно крупная, чтобы смогла пролезть даже собака. Облупившаяся зелёная краска по краям и черный зев, уходящий непонятно куда.

Первое, о чем подумала Оля, была крысиная нора — она панически боялась крыс и мышей и от осознания того, что рядом с ней могут оказаться эти твари, её охватил нешуточный страх. Второпях опустошив ведро, она швырнула его обратно и захлопнула дверцу. Не совсем отдавая себе отчёт в своих действиях, она схватила один из стульев на кухне и поставила его так, чтобы крыса не смогла бы открыть дверцу изнутри своим весом. Сейчас уже поздно, но завтра надо будет непременно позвонить хозяйке и спросить о дыре.

По дороге к помойке Оля задумалась, куда могла вести эта дыра. Скорее всего, в подвал, квартира ведь на первом этаже. От этой мысли ей не стало спокойнее. И только засыпая, она вспомнила ту квартиру в далёком Омске со страшной дырой в деревянной стене, в которой томились нерожденные дети. Ночью в пустой квартире эта история уже не казалась детской выдумкой. Ругая себя последними словами, Оля кое-как смогла успокоиться. Через несколько минут она заснула. Ей снился странный сон, будто она сидит в маленьком, совершенно тёмном помещении. Вдруг сверху послышался скрип и в темноте появилось пятнышко света, сначала тусклое, но потом усилившееся, будто то, что закрывало свет, куда-то убрали. А затем, за миг до пробуждения, в этом пятне появилось лицо. Несмотря на яркий свет, Оля узнала в нём свои собственные черты.

Открыв глаза, Оля не могла сообразить, что же не так. Сон, несомненно, напугал её, но было чувство, будто проснулась она вовсе не от этого. Через мгновение она всё поняла — из кухни раздавался стук. Не помня себя от страха, она сжала одеяло и прислушалась, боясь вдохнуть. Стук повторился, на этот раз ещё сильнее, а затем послышался настоящий грохот. Кажется, упал стул. Оля подскочила как ужаленная и забралась с ногами на подоконник, кутаясь в тонкое одеяло. На кухне продолжали шуметь и среди непонятных шорохов она различила тихие шлепки, будто топот маленьких босых ножек. Шлепки приближались и Оле казалось, что она сейчас попросту потеряет сознание от ужаса. Она не могла даже пошевелить пальцем.

Шажочки остановились у входа в Олину комнату и в проёме показалась невысокая фигурка. Света фонарей во дворе было достаточно, чтобы разглядеть её. На вид это был ребёнок не больше полутора лет, словно бы только выучившийся ходить. Однако никакой младенческой пухлости у него не было и в помине. Тощее, грязное тельце и кажущаяся уродливой огромная голова, лишённая волос. Ребёнок с глазами, как плошки, таращился на Олю и разевал широкий рот. Последним, что она запомнила, прежде чем потерять сознание, были его редкие, но длинные зубы.

Очнулась Оля у себя на кровати. Стояла глубокая ночь. Подушка и простыня были насквозь мокрыми от пота. Только сон... Оля облегченно вздохнула, но страх не покидал её. Завтра же, прямо с утра, нужно немедленно звонить хозяйке, пусть она...

Мысли её прервал громкий стук и грохот падающего стула с кухни...
Здравствуйте, хочу поделиться с вами одной историей.

У меня был сосед по гаражу: Николай Иванович, моряк в прошлом. Приезжая, и каждый вечер, ставя машину в свой гараж, я его частенько видел. Добрый дедок такой, все время подшофе вечером ходил. Я ему говорю как-то:

— Дядь, Коль, чего опять надрался? Здоровье не бережёшь?

А он мне вздыхая:

— Так, работа такая! Труповоз водить-то каждый день...

Он работал на старом катафалке. Машину списали уже давно, Николай Иванович себе-то её и забрал. Он давно уже был на пенсии, вот и подрабатывал при одном бюро — трупы развозил. В последнее время катафалк он в гараж не ставил, все у дома оставлял, — лень было, а в гараж пригубить ходил; стресс, так сказать снять.

В один вечер приезжаю я, а дядя Коля сидит прямо на земле около своих ворот, и так это на него не похоже: смотрит в одну точку, взгляд отрешённый, стеклянный.

Я подошел к нему, присел рядом и говорю:

— Дядя Коля, с Вами все в порядке? Вам плохо?

А он, не переводя на меня взгляд, тихо так, заговорил:

— Ты знаешь... я...

— Нужна помощь?! — подошёл я.

— Тише! Тише! — он стал испуганно оглядываться. — Тихо!! Запомни! Никогда не подходи к моему труповозу! Никогда!! Слышишь?!

— Я сейчас позову кого? — забеспокоился я.

— Ты меня слушай! — бросил он на меня озверевший взгляд.

— Дядя Коля, ну всё, хватит, пойдёмте домой, я Вам помогу, — я хотел его приподнять. Но он с силой отдёрнул руку, остервенело, посмотрел на меня. Мне как-то стало не по себе, и я немного отошёл. Он опять начал:

— Тупой мальчишка! Ты запомнил?!

— Запомнил, запомнил, — сказал я, чтобы успокоить старца. — Что случилось-то?

Он, переходя на шёпот, продолжил:

— Я сегодня утром вёз одну семью, тихие такие, ни слезинки. Сидят вокруг гроба как тени. Крышка закрыта. По приезду молча, встали, вышли и медленно пошли. Я сижу, жду. Никого. Смотрю, а гроб приоткрыт!! Думаю, странно, нехорошо как-то, подойду — закрою. Подхожу, пытаюсь закрыть — не закрывается. Ну, думаю, сейчас приподниму и заново закрою. Приподнял... а там, мужик лежит... — Николай Иванович перехватил воздух и сбивчиво продолжил. — Понимаешь? А у него... глаза и рот... Зашиты!!

— Ну, мало ли... от чего он... — хотел я успокоить старика.

— Такими нитками — махровыми, грубыми стежками, как раньше мешковину зашивали... — не унимался дед.

— Дядя Коля, ну неприятно, понимаю...

— Молчи! Я когда в торговом работал, в Юго-Восточной Азии под Индонезией, лет 40 назад, так мы однажды рыболовным тралом тело одного парня, аборигена — зацепили... Вытащили на палубу... а у него, также глаза и рот — зашиты! Решили передать его вождю местного племени на острове. Двое смельчаков вызвались. Когда тело сгрузили на берег, то все островитяне разбежались с воплями! Я не поплыл к острову, остался на корабле, наблюдал оттуда. Долго они простояли в ожидании кого-либо. Потом раздались барабаны, было такое ощущение, что они повсюду — словно в голове! Затем подошли несколько дикарей, с факелами в руке... и просто сожгли тело там же! На берегу!! Дым повалил густой, чёрный! Наши как дали драпу в шлюпку! Капитан, мрачнее тучи потом сидел, сказал, что дикари — они везде дикари... — дед начал кашлять задыхаясь.

— А что потом? — вырвалось у меня.

— Через два дня мы встали в порту Каимана, в округе местной администрации, капитан хотел заявить властям о произошедшем, чтобы расследование провели... нас поставили в док на прикол; протоколы, местная полиция, расспросы и всё-такое началось... А на четвёртый день стоянки Пашка, один из тех, кто тело из шлюпки на берег выгружал. Пашка пошёл трал проверить... что-то случилось, лебёдка соскочила и канатом его за шею прихватило... Я был в камбузе, раздались крики, все побежали. Ну и я за ними... Пашку сняли уже, положили на брезент... ему канатом... в общем, меня мутило неделю потом...

У меня ком подкатил к горлу.

— Дядя Коля...

— Нет! Дослушай!.. После этого нас три недели ещё в порту продержали. Потом мы отправились домой. Володя... да, Володька... был такой... — дед замолчал и жадно стал пить из горла, какое-то пойло, которое всё это время держал в руке. — Так вот, Володька, это второй, из шлюпки, мы остановились во время стоянки на ловлю кефали... Володя пропал куда-то, а вечером поднимали якорь, а у него нога в цепь попала, видимо, когда бросали, его и утащило в воду... Понимаешь?! Есть связь между «зашитым» и всем этим, есть связь!.. — он снова прислонился к бутылю.

— Дядя Коля, бывают совпадения... — сказал я неуверенно. — А что с «этим», утром?

— Совпадения... — пробормотал он, — Потом подошли двое, взяли гроб и понесли на окраину кладбища... Затем один из них вернулся и сказал, что я свободен, дав мне деньги...

— А что дальше? — спросил я.

— Я поехал сразу домой, еду смотрю в зеркало... а там, в глубине труповоза — его тень!! Ну хоть убей! Стоит тень — и всё! Не поеду завтра никуда!! Не заставят! Даже телефон брать не буду! Всё! Напишу только, что б к катафалку не подходили и всё!

У меня зазвонил мобильник, пришлось ответить. Я спросил Николая Ивановича:

— Может чем помочь?

Он ответил, что не надо. Я и ушёл. Ночью я очень плохо спал, всё это так странно: зашитые глаза и рот... Зачем?

На следующий день я вновь ставил машину в гараж, Николая Ивановича не было. Проходя домой, прошёл мимо труповоза, на дверях была надпись: «К машине не подходить! Частная собственность». Ещё на следующий вечер я вновь не увидел дядю Колю. Подойдя к охраннику, я спросил про него. Он мне ответил:

— Николая больше нет.

— Да мы буквально позавчера с ним разговаривали, — возмутился я.

— А сегодня уже нет! — грубо ответил охранник.

В растерянности я поплёлся в сторону дома, проходя мимо труповоза — заметил, что задняя дверь была приоткрыта...