Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ИСЧЕЗНОВЕНИЯ»

Летом 94-го года мне только-только исполнилось семь лет. Через месяц после моего дня рождения к нам в гости приехал дядя Вадим. Он служил на черноморском флоте и занимал какой-то важный пост, но, по правде говоря, я до сих пор не знаю его звания. С утра меня разбудил дверной звонок, из коридора был слышен папин радостный возглас, торопливые шаги, затем снова крики, ещё более радостные — это означало приезд дяди. Я специально не выходил его встречать и делал вид, будто сплю, потому что знал, что через пару минут он сам ворвётся ко мне в комнату и громко скомандует: «Подъём!». Этот ритуал повторялся, сколько я себя помню: я никак не отреагирую на дядино приветствие, и он схватит меня вместе с одеялом и взметнёт в воздух, приговаривая: «Ну пацан, ну вымахал!». Здесь я обычно не выдерживал и начинал хохотать и просить дядю спустить меня вниз. Хоть он всегда приезжал в обычной штатской одежде, мне неизменно казалось, что вместе с ним в мою комнату проникают запахи далёкого моря и горячего песка.

В тот день дядя привёз совершенно невероятный подарок — маску для подводного плавания. А когда он рассказал её историю, я окончательно уверился, что являюсь обладателем величайшего сокровища на земле. Дядин корабль принимал участие в подъёме со дна затонувшего крейсера. Что это за судно и куда оно направлялось, не знал никто. На борту осталось название «Адмирал Гул...», дальше надпись было не разобрать. В архивах о таком крейсере не упоминалось, и потому дело списали на тёмное наследие советских лет. В каютах остались вещи матросов, но ни тел, ни судового журнала или иных документов найдено не было — должно быть, экипаж успел покинуть корабль, пока тот не ушёл под воду. Навскидку удалось определить, что «Адмирал» затонул около 30 лет назад. Оттуда дядя Вадим и достал эту маску. Он очистил стекло от наросших полипов, и лишь в самых недосягаемых уголках оставалась темноватая грязь, ковыряя которую, я представлял огромную глубину, из которой пришла мне эта маска.

Уже следующим утром дяде было пора ехать, и, хоть я и был немного расстроен его отъездом, душу грела мысль, что уже сегодня я смогу испытать подарок. Я зашёл за соседскими мальчиками Артёмом и Сашей, и мы вместе отправились на реку. Я знал место, куда могли заплывать только старшие ребята — там ещё висела тарзанка, с которой нам строжайше запрещалось прыгать. Первым нацепил маску, конечно же, я, она свободно болталась на моей маленькой голове, так что приходилось придерживать её, чтобы внутрь не залилась вода. Нырнув, я стал грести свободной рукой и отправился на самую глубину. Заплывать туда было теперь не страшно, ведь я отлично видел всё вокруг, пускай и не очень отчётливо из-за ила и мути. Вдоволь налюбовавшись, я уже собрался подниматься на поверхность, как моё внимание привлекло что-то блестящее на дне. Воздух заканчивался, но мне казалось, я успею рассмотреть блестящий предмет — а может быть, даже и взять его. Это оказалась маленькая рыбка, чешуя её блестела на свету, пожалуй, даже слишком ярко. Она была одна и совершенно не двигалась. Повернувшись вполоборота, она таращилась на меня своими крошечными глазками. Сразу же появилось ощущение, будто она меня пристально разглядывает. Вдруг я отчетливо услышал шёпот — казалось, он исходит от самой рыбки. Она продолжала смотреть на меня, чуть заметно покачиваясь в воде. Шёпот было не разобрать, к тому же я был слишком испуган, чтобы различать слова. Лёгкие начали гореть от удушья, и я что есть сил рванулся вверх. Мне представлялось, что вот-вот мою ногу схватит чья-то холодная рука. Впопыхах я забыл, что нужно держать маску, и она соскользнула мне на шею, так что остаток пути пришлось проделать с закрытыми глазами в полной темноте. Подъём, казалось, занял целую вечность, хотя глубины там было метра три-четыре. Наконец я вынырнул и поплыл к берегу, поднимая целую тучу брызг. На берегу я отдышался и успокоился. Ни одежды, ни друзей на я не обнаружил, однако стащить одежду и убежать было вполне в их духе. Поэтому посидев и обсохнув, я просто поплёлся домой, надеясь. что сейчас ребята выскочат из кустов и всё мне вернут.

Недалеко от дома я заметил маму — она шла с пакетами в руках, и я подумал, что она наверняка купила что-нибудь вкусное, и поспешил ей помочь. Когда она увидела меня, она вдруг побросала пакеты и кинулась ко мне. Она всё обнимала меня и плакала, а я в растерянности спрашивал, что случилось. Оказалось, что меня не было дома около года. Ребята на берегу видели, как я нырнул, а когда я не появился спустя пару минут, они стали меня искать. Взрослые со всего нашего городка ещё долго прочёсывали реку баграми, а милиция сбилась с ног, выискиывая меня по вокзалам и деревням, но всё без толку. Родители, выслушав мою версию, озадаченно замолчали, потом мама снова начала плакать. Дело в том, что Артём с Сашей погибли вскоре после нашего похода. Артёма через месяц сбила машина у самого дома, а Саша заболел зимой воспалением лёгких в острой форме. Самое же страшное случилось с дядей Вадимом. Он запил, его уволили из армии по состоянию здоровья и положили в психиатрическую больницу. От родственников отделывались лишь скупыми объяснениями о депрессивном психозе. Недавно его выписали, и его взяла к себе жить наша бабушка.

Последний фрагмент этой загадки я узнал, когда мы гостили у неё в деревне. Дядя Вадим к тому времени перестал узнавать родных и круглыми сутками лежал в своей комнате — кормить и ухаживать за ним приходилось бабушке. Я смотрел на сутулую фигуру на кровати и не мог поверить, что это тот самый дядя Вадим, от которого когда-то пахло Чёрным морем и дальними странами. Когда я улёгся спать, то услышал, как на кухне бабушка шепчется о чём-то с моими родителями. Я на цыпочках прокрался в коридор и стал напряжённо вслушиваться, до меня долетали лишь обрывки, но и этого хватило, чтобы я навсегда потерял покой. «...привезли его ко мне, нормальный ещё... плакал, ночами кричал... говорил со мной... мыться ни в какую не хотел... воды ему принесу... кричит... всё, говорит, глаз подводный на него смотрит... господи, не дай бог, Андрюша наш так же...».

Вот уже много лет я мучительно пытаюсь понять, что же случилось со мной тем летним днём, и не нахожу ответа. Маска как-то сама собой затерялась во время бесчисленных переездов, и я даже рад этому. Может быть, ключ ко всему находится на том затонувшем корабле, но разве теперь найдёшь такую информацию? Надо ли говорить, что купаться, даже в самых мелких водоёмах, я до сих пор категорически отказываюсь.
Началось все это с декабря 2008 года. Мне позвонил мой лучший друг и сказал, что у него для меня есть сюрприз. Приехав к нему, в его комнате я увидела девушку и замерла, впав в ступор. Девушка была вылитая я — не призрак, не привидение, а живой человек. Её звали так же, как и меня, ей тоже на тот момент было 23 года. Те же глаза, те же волосы, нос, губы, телосложение... Ощущение было такое, как будто я смотрю в зеркало. После друг объяснил, что ехал в метро, увидел её, подумал, что это я, догнал и стал разговаривать. Узнав, что эта девушка не имеет ко мне никакого отношения, он заинтересовался и притащил её к себе домой.

Прошло несколько месяцев. Настя (та девушка) усердно набивалась ко мне в подруги и общалась только со мной. Меня это сильно беспокоило. Я обратилась к родителям — мол, нет ли у меня сестренки-близнеца, потом познакомила их с Настей. Родители были в шоке оттого, что мы так похожи. Они попросили Настю познакомить их с ее родителями. Встреча состоялась, и оказалось, что между нами нет ничего общего — мы просто до ужаса похожи, и всё.

Спустя полгода все уже привыкли. Настя свободно общалась со мной и моими друзьями, только вот я, увидев ее, все еще пугалась. В январе 2010 года меня сбила машина. Ничего серьезного — сотрясение мозга и перелом руки. В этот же день друзья сообщили, что Настю тоже сбила машина, и у нее такие же травмы, как у меня. В марте этого же года я попала в больницу с отравлением — и как вы думаете, что было дальше? Правильно, Настя тоже в этот же день попадала в больницу с тем же диагнозом. В общем, таких совпадений было много. Меня всё это начало тревожить, и я избегала общения с Настей.

В октябре этого года она умерла — её сбила электричка. В голове, естественно, сразу появилась мысль — не произойдет ли это и со мной? Как только мы узнали о её смерти, сразу побежали к ее родителям, чтобы помощь предложить. Двери нам никто не открыл. Прошло пять дней. С родителями Насти я так и не смогла связаться — ходили к ней в квартиру каждый день, а дверь никто не открывал. Потом старушка из соседней квартиры сообщила, что здесь никто уже три года не живет: хозяин квартиры умер, а дети за границей. Мы подумали, что у бабульки просто склероз.

Спустя 40 дней после ее смерти на поминках решили достать ее фото. Оказалось, что на всех фотографиях ее лицо как будто замазано белой краской. Побежали в контору, где фотографии проявляли, а они нам в лицо бумажками стали тыкать: «Сами же все фотографии проверяли, росписи ваши есть, деньги сами оплатили, какие к ним претензии?». Родителей ее мы так и не нашли. Ходили в ЖЭК, в паспортный стол — все безрезультатно: квартира принадлежит умершему деду, и больше в ней никто не прописывался и не проживал.

Я всё ещё очень напугана, не ожидает ли меня такая же участь, как и ее. Страх перерастает в панику, я электрички и железнодорожные пути обхожу за километр...
Когда мне было лет шесть, то у нас был свой домик в деревне. В первое же лето я довольно быстро завел себе там друзей, но особенно сдружился с одной девочкой моего возраста.

Одной из наших любимых забав была игра в прятки. Поскольку играли мы чуть ли не каждый день, то я знал, что самое ее любимое убежище — это угол за моей печкой. Раз в два кона она обязательно там пряталась.

И вот мы снова играем. Я вожу. Начинаю искать, хотя, пока считал, ясно слышал характерную возню за печкой. Поискал по шкафам и под кроватями для приличия и двинулся за печь. Но ее там не оказалось. Меня это несколько смутило, ведь я слышал, как она снова туда пряталась.

Обошёл я весь дом, даже вышел на улицу и обыскал все сараи и, отчаявшись ее найти, начал кричать, что сдаюсь. Прокричал я так минут двадцать, не меньше, но она так и не появилась. Тогда я просто занялся своими делами, думая, что рано или поздно она сама выйдет из укрытия. Но прошло больше часа, а ее все не было. Мои родители начали интересоваться, куда подевалась моя подруга, на что я ответил, что она пошла домой.

Вечером того же дня к нам зашла ее бабушка и стала спрашивать о своей внучке. Я неуверенно заявил, что она отправилась домой. До позднего вечера мы всей семьей помогали ее искать, так как выяснилось, что с самого утра она не показывалась дома. Ближе к полуночи заплаканная бабушка отправилась домой, а меня еще полчаса допрашивали родители, но ответить мне было нечего.

На следующее утро мои родители отправились на новые поиски этой девчушки, в то время как я остался дома. И тут не прошло и часа, как кто-то подкрался ко мне со спины и резко схватил меня за плечи. Я вздрогнул и закричал. Обернувшись, я увидел свою подружку. «Теперь я вожу», — как ни в чем не бывало сказала она.

Когда я ей рассказал о том, что ее уже почти сутки ищет моя и ее родня, она просто посмеялась и не поверила мне. По ее словам, она 15 минут стояла за печкой, как всегда, а когда ей надоело, то она вышла и просто пошла ко мне.

Дома ее отчитали, хотя она сама совершенно не понимала, за что ее ругают, а мне предстояли дополнительные допросы.

На ту дачу я ездил еще раза четыре. Каждый раз мы с ней обсуждали ту историю и так и не находили объяснения случившемуся.
В США в штате Калифорния, где я жил, была дорога, которую местные жители называли «бесконечной» (настоящее название — Лестер-роуд). На данный момент дорога не существует уже более 20 лет.

Лестер-роуд была неосвещенной дорогой, и люди утверждали, что в темное время суток она становилась бесконечной. Некоторые путники, которые решались ездить по ней ночью, не возвращались, пропадая бесследно. Легенда об этой дороге стала настолько известной, что по ней боялись ездить даже днем.

Однажды ночью, как и многим подросткам моего возраста, мне стало интересно, что кроется за этими легендами, и я поехал по Лестер-роуд. Я отъехал совсем недалеко, но на меня напал страх: в свете фар дорога и впрямь казалась бесконечной. Я испугался, что не смогу вернуться, и поехал назад.

Наконец, легенда о дороге добралась до дорожного управления штата, и они провели расследование. Результаты всех шокировали. Оказалось, на одном из участков дороги находился резкий поворот налево, а прямо был глубокий каньон, причём перед каньоном не было никаких ограждений. Сам каньон был очень узкий, и сразу за ним была видна другая дорога. Если смотреть под правильным углом в условиях смутной видимости, то казалось, что каньона вообще нет, и дорога идет дальше, не прерываясь.

Во время исследования ущелья на его дне были найдены десятки машин со многими разложившимися телами.
Первоисточник: ffatal.ru

Мы с моей девушкой в то время жили в старом трехэтажном общежитии коридорного типа сталинской ещё постройки. Вообще 53-й и 54-й года выдались плодотворными для архитектуры нашего города — считай, вся центральная часть в те два года и была возведена.

Я хорошо помню тот вечер. Была ранняя весна, днем таял снег и появлялись первые лужи, а вечером все замерзало и превращалось в сплошную ледовую корку. Я поздно возвращался с работы и мечтал лишь поскорее оказаться дома. Не помню уже, что именно я так хотел посмотреть в Интернете — может быть, новый фильм или что-то ещё, — но когда выяснилось, что в большей части города не было света, я просто взбесился.

Как только я вышел из автобуса, то сразу оценил масштабы произошедшего отключения: не горел свет в домах, не работало уличное освещение, магазины временно закрылись, потому что кассовым аппаратам также необходима была электроэнергия. Что примечательно, в некоторых местах свет все же оставался: вот девятиэтажка с горящим у подъезда фонарем, а вдалеке виднеется свет, исходящий от привокзальной площади, а вот, подобно оазису, посреди улицы светится ларек. Помню, меня насмешило, как в этот ларек со всей округи стягивался народ за пивом — ей-богу, оазис.

Но вообще выглядело это все немного жутковато и неприятно. Я топал по темной улице, стараясь не поскользнуться и не сломать себе что-нибудь, и без особого любопытства наблюдал за свечками и фонарями, появляющимися то в одном, то в другом окне. Дважды у меня звонил телефон: сначала девушка просила купить свечей, если удастся найти работающий магазин, потом знакомая семейная пара сообщила, что они идут к нам в гости.

Закончив разговор с последними, я свернул во дворы, чтобы срезать. В общем-то, сейчас там было не более и не менее темно, чем на центральной улице. Как назло, ночь выдалась безлунной, не видно было ни зги. Я шел вдоль труб теплотрассы, когда меня окликнули:

— Эй!

Я замер, не столько напуганный, сколько возмущенный бестактностью невидимки:

— Чего надо?

— Эй!

Разумеется, мне это не очень понравилось, но я все же пошел на зов без каких-либо задних мыслей. Сигарету стрельнуть или мелочевки подбросить — в этом я никогда не отказывал. Вскоре в темноте появились очертания двух людей, в которых с трудом можно было узнать силуэты мужчины и женщины. Я не мог различить ни их одежды, ни, тем более лиц, отметил только, что они гораздо ниже меня и как-то странно покачиваются.

— Чего вам надо?

— Хочешь выпить? Давай выпьем?

Бывает и такое. Кажется, ко мне обращался мужчина. Голос его был немного странным, но, если посудить, каким ещё может быть голос предлагающего такое первому попавшемуся прохожему?

— Нет, спасибо. Я не пью.

— Давай выпьем, — не унимался собеседник.

— Нет. Удачи, — я развернулся и потопал прочь.

— Эй! — они зашагали следом. — Давай выпьем.

Раз от разу голос его не становился более настойчивым. Он повторял это, словно шифр, на который я непременно должен был откликнуться.

— Твою ж мать, я уже сказал — нет. Идите своей дорогой, пока проблем не нажили.

— Тогда, может быть, секс? — предложила женщина.

Я остолбенел. Они что, совсем кретины?

— Да, тогда, может быть, секс? — повторил мужчина. — Или выпьем?

— Вы что, совсем е***тые?! — рыкнул я. — Катитесь отсюда!

Я добавил шагу, но чувствовал, что сумасшедшие меня стремительно нагоняют, и приготовился к драке.

— А может быть, тебе надо денег? Идем с нами, у нас есть деньги.

— Да пошли вы!

В этот момент два силуэта оказались справа и слева от меня. Мужчина схватил меня за запястье железной хваткой, а женщина ладонью пихнула в грудь. Я все ещё не видел их лиц.

— Да что вам надо от меня? — мне стало страшно.

— У нас есть деньги, идем с нами.

— Отвалите!

Изо всех сил я рванулся, с трудом высвободился и, быстро побежал в сторону дома. Несмотря на то, что меня вроде бы меня никто не преследовал, я бежал вплоть до самого подъезда. Электрозамок домофона, естественно, не работал. Я нырнул внутрь и оказался в кромешной тьме парадной. Надо отметить, что это была именно парадная, а не подъезд. Лестничный пролёт располагался чуть в стороне, и ни одно окно не давало даже скудного освещения.

Я отдышался, стараясь собраться с мыслями. Каких только психов не встретишь в темных дворах провинциальных городишек! Сверху тем временем послышались голоса соседей, собравшихся покурить и обсудить аварию, что случилась на одной из подстанций. Это успокоило и расслабило меня. Я ещё раз выдохнул и, не спеша, поплелся к лестнице, как вдруг…

— Эй!

Сперва я просто обомлел. Они физически не могли меня обогнать. Даже если бы и обогнали, то я заметил бы их заходящими в двери. Даже в такой темноте я бы их заметил!

— Эй! Пойдем с нами!

Это уже прозвучало за спиной. Со скоростью спринтера я влетел на самый верхний пролёт и, не обратив внимания на удивленные взгляды соседей, помчался к своей двери. Друзья уже сидели у нас и о чём-то негромко разговаривали в темноте, потягивая пиво. Я закрыл двери на все замки и обессиленно упал на диван. Отпил пива и только после этого рассказал о случившемся.

— Прикинь! — засмеялась Катя. — К нам тоже подходили!

— Придурки какие-то, — фыркнул Рома.

— Прямо, как ты рассказывал. Мы только из дома вышли и тут такое: «Эй! Идемте с нами!».

Это было как минимум удивительное совпадение. Я немного пришел в себя, выпил ещё. Тем временем в ходе беседы прозвучали все необходимые в данной ситуации шутки: «бомжи третьего ищут», «у школьников интернет отключился», «надо было идти, не каждый день такими предложениями сыпят» и так далее. Часа через два включили свет. Мы посидели ещё, Катя с Ромой вызвали такси и отправились домой. Мы с Олей легли спать, а я ещё долго ворочался и вспоминал этих странных людей из темноты.

Официально ничего объявлено не было, но, как вбивали в свое время нам на парах по латыни, «Haud semper errat fama», то есть не всегда молва ошибается. Где-то от знакомых милиционеров, где-то от родственников вскоре стало известно, что в ту ночь без вести пропало более шестидесяти человек. Позже двенадцать из них было найдено: кто-то ушел от жены к любовнице, парень сбежал из дома, пьянчуга-рабочий свалился в канализационный люк и свернул шею и прочее. Прошло уже больше года, но остальных так и не нашли. Ни следа. Пятьдесят человек, в маленьком городе, за четыре часа.

Не только я и Катя с Ромой встретили в ту ночь этих подозрительных типов. Многие рассказывают похожие на мою истории. Конечно, может быть, это все невероятное стечение обстоятельств, массовая шизофрения и все такое. Но даже если это и так… Даже если это и так, то куда делось ещё пятьдесят человек, что в тот вечер, так же, как и я, возвращались домой?

Тревожные слухи все ещё ходят по кухням и курилкам нашего городка. Я перестал их слушать, потому что все труднее отличить в них правду от вымысла.
Расплатившись с банком за кредит, я переехал в свою квартиру. Пусть однокомнатная, пусть ветхая, но зато своя. Полная свобода — непередаваемое чувство. Первые два дня мы с моей девушкой разгребали хлам, оставшийся от предыдущих жильцов (квартира три года сдавалась, чтобы, опять же, отдать этот долг банку), на третий день закатили новоселье-попойку, на четвертый опохмелились и зажили в свое удовольствие.

Надо сказать, что история у этой квартиры была изначально нехорошая. В ней раньше жила в меру пьющая мать-одиночка, сын у неё был наркоман, а когда он повесился, мать спилась окончательно и тоже умерла. Может, поэтому квартира и была такая дешевая по меркам Подмосковья. Впрочем, мертвые жильцы не имеют к истории никакого отношения.

Сначала все было замечательно: я взял отпуск, было лето, мы с девушкой целыми днями вылезали из кровати только для того, чтобы сбегать в магазин за едой. А потом стали пропадать вещи, обычно мелочевка: расчески, ключи, сигареты. Я списывал все на собственную рассеянность. Но однажды произошел и вовсе странный случай. Мы вернулись из магазина с четырьмя большими пакетами, в которых была еда, всякие шампуни, мыло... Я еле затащил пакеты в кухню и вернулся в прихожую, чтобы разуться. Пока я снимал обувь, девушка уже разулась и пошла в комнату. И тут я услышал ее голос: она спрашивала, куда я дел покупки. Я посоветовал ей быть внимательнее, ведь здоровенные пакеты заполонили почти всю кухню. Девушка же зачем-то хлопала дверцами кухонных шкафов. Я переступил через порог кухни. Пакетов не было.

Девушка не поверила мне и начала шарить по квартире, заглянула даже на балкон и в шкаф, думая, что я ее разыгрываю. Но пакеты с едой не находились: они просто растворились в замкнутой квартире. Феерию дополняло то, что в одном из них лежал кошелек с кучей отпускных денег.

Тогда я смутно припомнил поверье, что если в доме есть домовой и ему не нравятся хозяева, он будет всячески гадить им, в том числе красть вещи. Об этом мне рассказывала бабка моего друга. Она советовала подружиться с домовым, угостить его чем-нибудь. Я сказал об этом девушке, она назвала меня психом. Но я решил все-таки поставить опыт (а то вдруг завтра он мне квартиру подожжет): домовые в русских избах жили за печью. Из аналогов у меня, понятно, была только газовая плита. Я налил в маленькую рюмочку вина, положил сверху конфету и поставил за плиту. С этого дня кражи прекратились, хотя угощение осталось нетронутым, и я назавтра даже нашел во время уборки под вешалкой 500 рублей. Хотя это, скорее всего, совпадение.

Девушка не верит мне до сих пор, подозревает какой-то фокус или розыгрыш — может, я выкинул пакеты с балкона. Кстати, у меня теперь три кота. Так вот, на этом самом балконе есть старый комод, где я храню разное барахло вроде слесарных инструментов. Коты в последнее время сидят у комода и неотрывно смотрят в щель между ним и стенкой балкона. Я сто раз отодвигал его, перетряхивал содержимое — нет там никого и ничего. Интересно, что это — новое жилье домового или там завелось что-то похуже?..
Несколько лет назад я работал опером в ОВД на Китай-городе. В связи с этим хочу рассказать один случай, на котором я присутствовал при даче показаний.

Это было в начале июня 2000-х, я был на сутках, на дежурстве. Район в смысле обычного криминала был довольно спокойный — хулиганка, мелкие кражи. Из тяжких были убийства, но в основном по бизнесу и политике, то есть всякая заказуха. У нас по району курсировало три машины ГНР, вот с одной из них и началась эта история.

3:30 утра, вызов, одна из групп: «Дуйте на Солянку». Сели, поехали — второй опер, я и еще три сотрудника. Через три минуты на месте. Женщина 30 лет примерно, одета прилично, по документам москвичка. Живая и целая, не считая двух царапин. Стоит, плачет, бормочет что–то. Трезвая. Мы с Сержем (второй опер) и Андреем (старший из группы) подходим с расспросами и успокоениями. Сели, начали писать. Бросили. Начали еще раз, с чистого листа. Потом опять бросили. Потому что не бывает так — чертовщина какая-то, по ее словам, получалась. А чертовщину мы не пишем, это проблемы докторов обычно.

Получалось вот что: она с мужем вышла из ресторана на Покровке в 23:00. Машину бросили недалеко в переулке — точного названия не помнит, помнит визуально, как идти. Вечер опустился, переулки пустые: там довольно забавный район, улицы оживленные, а во многих переулках незаселенные заколоченные одноэтажные строения. Пока дошли, время уже было 23:30. Вот около одного из строений слышат дикие адские крики из здания. Ей не по себе, а Леша (так звали мужа) пытается броситься на выручку, а как — непонятно: здание заколочено, окна забиты досками, дверей не видно, вход со двора. Забегают во двор, она причитает: «Леша, давай вызовем милицию», — а он геройствует зачем-то: пока, мол, приедут, преступление десять раз совершат и убегут, так хоть спугнем. Вот дверь, не заперта. Тут важный нюанс — она заметила, что дверь обклеена какими-то газетами. Крики пропали. Осторожно ступают внутрь, глаза не видят, она остается на крыльце. Вдруг раздается крик ее мужа и какие-то всхлипы или чавканье (да-да, именно так и сказала, чавканье, мы два раза переспросили). Через пять секунд хлопок, спиной вперед вылетает муж, рука окровавлена, пиджака нет, весь белый, трясется, но вроде живой. Хватает ее за руку, кричит: «Бежим». Бегут. Куда, зачем — не понимают, машину потеряли, в переулке запутались, людей нет. Берут сотовый, а там вместо стандартного «МТС» написано «Addokkrd» или что-то вроде — белиберда какая–то. Набирают «02», им в ответ писки и слова на непонятном языке. «112» — то же самое. Они паникуют, бегут. Забегают в какой-то тупик, она название запомнила. «Тупик ПУСТОТ». Вроде тихо, пустынно, темно. «Как ты?» — говорит она мужу. Он в ступоре молчит. Говорит, что не помнит, что надо найти машину и ехать. Она плачет, не понимает, что и как. Вдруг начинается какая-то вибрация в земле. «Наверное, метро» — говорит, она. «Да», — соглашается муж, но начинает трястись. Хватает ее как клещами за руку, и они бегут до выхода из тупика. «Стой тут, я выйду, посмотрю, что там и как», — говорит он ей. Делает шаг за угол. Она бросается за ним, но его нет. Просто нет. Прямая пустая улица, за ту пару секунд было невозможно спрятаться. Она кричит, зовет, плачет, причитает, считает это нелепым розыгрышем, но его нет... Блуждала, блуждала, потом внезапно наткнулась на людей, просила их помочь, но они отшатнулись, как от больной. В итоге вышла на Солянку, а тут ее заприметила машина наших ребят.

Она очень просила нас найти его. Да мы бы и рады, но как? По правилам, трое суток, преступления она не видела. Непонятно, в общем. Ладно, бросаем писанину, едем на осмотр места. Дом тот нашли. «Тупика Пустот» на картах Москвы нет, и с похожим названием в районе тоже нет.

Осмотрели здание. Пустое, пыльное старое. Единственное — дверь газетами не обклеена, а она клянется, что была. Странно, конечно. Еще интереснее с пиджаком — его нашли. Точнее, остатки. Валялся на другой стороне. Пыльный кусок. Без следов крови и инородных субстанций. Но ТОЛЬКО половина. Разрезан по диагонали чем–то странным, словно бритвой. Другую половину не нашли.

Нашли машину, стояла, родимая, рядом там, действительно — никаких следов и повреждений. Вызываем ей «трезвого водителя», пусть везет, женщина явно не в адеквате, чтобы рулить сама. Берем с нее итоговые объяснения, заяву пишет. Решили оставить, как есть, только причесали малость.

Стоим, курим с помощником старшего на дежурстве, старым толстым капитаном. Огромный мужик был, старой еще закалки. Хоть сейчас он на пенсии уже, но тогда был хоть куда. Спрашиваю его, что он думает. Затянулся он, посмотрел на меня и спросил: «Какое название тупика?».

«Тупик Пустоты, или Пустот, — говорю. — Странное какое-то название, нет такого».

Он еще раз затянулся, закашлялся и ответил: «Поройся в старых делах у меня в сейфе. Там есть подборка одна из архива. Там несколько подобных дел есть. Тоже исчезновения. Был еще один, который не пропадал, но выжил, нес какую-то ахинею про то, что нашёл дорогу, хуже которой нет. Его доктора забрали потом, но, в общем, тогда я еще системы не наблюдал в этом, это с четверть века назад было. А сейчас давно наблюдаю, и по старым переулкам Китай-города стараюсь не ходить«. Затушил и пошёл в здание.

Вообще, про пропавших людей стоит сказать отдельно: просто так люди никуда не исчезают. Люди пропадают, но потом их находят. Как правило, по весне, всплывшими. И обычно у человека есть предыстория: окружение (наркоман или еще что-то), род деятельности (частный кредитор) и так далее. Но вот чтобы так, обычный человек в центре оживленного города на глазах у своей жены растворился в воздухе, таких историй почти нет. Почти.

Я покопался в картотеке. Нашёл еще восемь случаев, где фигурировал »Тупик Пустот". Тоже пропали, везде отказные дела — никто не собирался их искать. Некого. И негде, похоже. Во всяком случае, не на нашей карте, не в наших земных городах. Еще я потом разговаривал с коллегами с других отделов: нигде почти больше подобного нет.

Иногда старожилы что–то такое рассказывают, на уровне баек, но я не верил раньше, думал, так, старческое, поболтать. А вот внезапно стал сам практически непосредственным участником. И немного по–другому к этим рассказам стал относиться.

С тех пор стараюсь не ходить в центре по закоулкам с заброшенными зданиями. Не зря они там стоят до сих пор.
Мне было лет 15. Родители были на работе с утра до вечера, так что квартира была в моём распоряжении. Я был не особо популярен, так что никаких особых вечеринок не было — так, иногда с друзьями телевизор смотрели.

Как-то я возвращался из школы и увидел, что под почтовыми ящиками возле батареи на мокрой газете пищит котёнок. Курящая на лестничной площадке соседка сказала, что он надрывается так с самого утра, а кошки никто не видел. Мне стало жалко кота, поэтому я унёс его домой. Родители не особо возражали против появления в доме кота, так что я взялся за дело. За две недели я с этим котом так замучился, что стал почти как зомби. Но бросать было нельзя — во-первых, жаль было, а во-вторых — я что, зря столько времени возился?

Однажды кот стал чувствовать себя хуже, стал отказываться от молока. Когда я вернулся в свою комнату с кухни, то вдруг обнаружил, что в коробке, где был котёнок, сидела кошка! Она была тёмно-серая, какая-то сгорбленная. Заглянул в коробок, я увидел, что она кормила котёнка. Я подумал, что это его пропавшая мать наконец-то объявилась, но задался вопросом — как она попала сюда? На дворе было холодно, окна закрыты, я живу на пятом этаже, дверь в тот день никто не открывал (был выходной). Я решил дать ей что-нибудь поесть и тронул её за ухо, она повернулась ко мне, и у меня блюдце выпало из рук.

Её кожа была абсолютно гладкой, без шерсти и морщин. Но это была ерунда по сравнению с глазами. У неё были синие человеческие глаза! Круглые и огромные, больше, чем нужно, с покрасневшим белком. Она широко открыла рот, в котором не было ни зубов, ни языка, издала какой-то странный звук, напоминающий скрежет металла, и, перепрыгнув бортик коробки, кинулась мимо меня за шкаф.

Я взял в руки швабру (сам не знаю, зачем — ведь у неё даже не было зубов) и подошёл к шкафу, но в том углу ничего не было, кроме старых лыж и пыли. Только несколько странных семипалых следов на пыльном полу доказывали, что я не спятил. Я вернулся к котёнку, решив, что она что-то сделала с ним, но он в тот момент спокойно спал.

Васька вырос и долго жил у меня, но, когда ему шёл 18-й год, он исчез. Был январь, лютый мороз на улице, задраены окна. С того самого дня, как пришла та тварь, он больше никогда не мяукал и даже не урчал. Был обычным котом, вот только без голоса. И вот он пропал, будто его и не было.

Только в том углу, за шкафом, обои были разодраны когтями…
Началось все, когда мой муж, сидя перед телевизором вечером, наткнулся на это странное объявление в газете. Оно было размещено в разделе различных оккультных услуг: «снять порчу», «предсказать судьбу», «излечить от неизлечимых болезней», «приворожить»... Оно содержало лишь заголовок: «Отвечаем на извечный вопрос» и телефонный номер под ним. У нас сразу же возник интерес позвонить туда и поинтересоваться, какая именно услуга предлагается. Позвонил муж. На том конце провода, после пары гудков, кто-то поднял трубку. Муж поздоровался, но ему никто не ответил. Несколько секунд в трубке была тишина, потом раздался громкий треск. Муж вздрогнул и повесил трубку.

Ночью, когда мы уже спали, где-то часа в два зазвонил телефон. Он звонил долго, и муж вынужденно встал и взял трубку. На автоопределителе высветился тот самый номер. В трубке послышался какой-то женский голос — я не разобрала, что она сказала ему. Муж испуганно на меня посмотрел и, сказав, что это, наверное, какой-то розыгрыш, и что он сейчас всё проверит и вернется, быстро оделся и вышел из квартиры. Я не успела его даже ни о чём расспросить.

Он не вернулся. Утром я заявила о его исчезновении, но в милиции попросили подождать два дня — если к этому времени он не вернется, то тогда они уже примут заявление. Своими силами обзвонив знакомых, больницы и морги, я не смогла его найти. Пыталась набрать тот самый номер, но трубку никто не поднимал.

Ночью я не спала — думала о том, что могло случиться, что делать дальше, чтобы не потерять время, и где-то глубоко внутри надеялась, что ночью опять зазвонит телефон. В два часа он действительно зазвонил. Я вскочила и взяла трубку. Это был мой муж. Но он успел только пробормотать: «Я тут не один», — как опять раздался этот жуткий треск, и связь прервалась. После этого трубку опять никто не поднимал.

Прошёл месяц с момента пропажи мужа. Розыски не дали результатов. Номер телефона, как сказали в милиции, был зарегистрировано в заброшенном доме, где никто не живёт чуть ли не с советских времён. Сегодня днем в свежей газете я нашла похожее объявление. Заголовок: «Отвечаем на извечный вопрос» — и номер телефона под ним, только уже другой. Я собираюсь позвонить по нему. Хотя всё внутри меня подсказывает, что это будет самая большая ошибка всей моей жизни. Мне очень страшно, но я это сделаю.
Еще в 70-е годы журнал «Наука и жизнь» рискнул опубликовать статистику бесследного исчезновения людей — правда, по зарубежным данным. Цифры были достаточно пугающими: в таких странах, как Англия, Франция, Италия количество бесследно исчезнувших граждан составляло от 5000 до 20000 человек в год! С наступлением гласности и у нас были опубликованы подобные данные. На территории бывшего СССР насчитывалось 85000 пропавших людей в год, причем причины исчезновения удавалось выявить лишь примерно в 60000 случаев.

Как-то раз к одному москвичу пришли гости. Беседа затянулась, кончились сигареты, и хозяин, извинившись, накинул пиджак и в домашних тапочках спустился в гастроном, располагавшийся в соседнем подъезде. Но в гастрономе он не появился, как и не вернулся домой. Никаких следов исчезнувшего хозяина квартиры обнаружить не удалось.

Летом 1973 года три ленинградских студента отправились в Крым. В поезде познакомились с двумя девушками, ехавшими туда же. В Симферополе, выйдя из поезда, договорились, что встретятся на троллейбусной остановке, чтобы вместе ехать в Ялту. Но девушки прождали их напрасно — парни так и не появились. И лишь вернувшись в Ленинград, одна из них от своей подруги узнала, что у той в институте пропали три студента, тоже поехавшие в Крым. Приметы совпали, и девушка сама обратилась в милицию. Юноши представляли собой весьма запоминающуюся компанию в ковбойских шляпах, с гитарой, шумную и разбитную. Двое ребят были спортсменами, занимались японскими единоборствами.

Еще один случай, произошедший в США в прошлом веке, привлек внимание создателя бессмертного образа Шерлока Холмса — писателя Конан-Дойля. Некое семейство вышло из дому, направляясь на прогулку, но отец семейства, вспомнив, что забыл зонтик, вернулся в дом. Больше его никто никогда не видел.

В 1936 году группа геологов обосновалась в деревне Елизаветино неподалеку от Красноярска. Через несколько дней, вернувшись домой из очередного маршрута, геологи увидели полностью вымершую деревню. Вещи в домах остались нетронутыми, на главной деревенской улочке лежали два велосипеда. Один из геологов, ныне профессор, доктор геолого-минералогических наук Барсуков, до сих пор с содроганием вспоминает тот ужас, который они испытали, пытаясь проникнуть в один дом, дверь которого была закрыта изнутри! Пришлось выбить стекло, и тогда выяснилось, что дверь была забаррикадирована изнутри домашней утварью. В доме жила большая семья в составе четырех взрослых человек и троих детей. Геологи сообщили о случившемся в местный отдел НКВД, и оттуда оперативно прибыла машина с сотрудниками. Однако поиски оказались безуспешными, а с геологов взяли подписку о неразглашении этого случая. Как рассказывал Барсуков, спустя некоторое время его вызвали в Москву в НКВД, где он снова давал показания по этому случаю.

В 1987 году в нашей печати сообщалось об исчезновении небольшой самодеятельной экспедиции из Томска, направившейся на поиски таинственного «чертова логова» — поляны с голой землей, на которой погибает все живое. В составе группы была одна девушка, двое ребят были из Новосибирска. Предполагалось, что в конечном пункте маршрута, где группа сойдет с поезда, к ней присоединятся двое местных энтузиастов. Все ребята были опытными туристами, не раз ходили по сибирской тайге, имели с собой огнестрельное оружие и сигнальные средства. В Томске они сели на поезд и, по свидетельству поездной бригады, все благополучно сошли с поезда в намеченном месте. А дальше начались странности: двоим местным энтузиастам, которые должны были присоединиться к экспедиции, сказали, что поезд из Томска опаздывает на три часа, и они, чтобы переждать это время, ушли домой. Но машинист сократил опоздание до двух часов и, когда энтузиасты снова пришли на станцию, поезд уже ушел. Прибывших из Томска ребят никто не видел. Дежурный по станции говорил что-то невразумительное: вроде какие-то ребята сошли с поезда, но куда они делись — неизвестно. На посланную в Томск телеграмму через сутки пришел ответ, что группа выехала в назначенное время. К сожалению, милиция подключилась к розыскам лишь через три дня, когда люди, которые могли видеть ребят, уже разъехались. Никто нигде их больше не видел, создалось впечатление, что группа исчезла сразу же после выхода из поезда.

В 1947 году в Скалистых горах в США потерпел аварию пассажирский самолет «С-46» с 32 людьми на борту. Спасатели прибыли на место аварии сравнительно быстро, но обнаружили лишь искореженный фюзеляж и никаких следов пассажиров и экипажа. У одного из спасателей родилась безумная идея, что люди исчезли из самолета в воздухе. Возможно, именно этой историей вдохновлялся знаменитый писатель Стивен Кинг, когда писал свой роман «Лангольеры».

А вот недавний случай с одним бразильским бизнесменом. Его самолет «Сессна» упал на мелководье буквально в сотне метров от берега на глазах многих людей. Спасатели с трудом открыли двери, которые заклинило при ударе о воду, но спасать было некого — кабина была пуста. Полиция выдвинула версию: бизнесмен, летевший с женой к друзьям на праздник, по какой-то причине выкинул за борт молодую жену и выбросился сам. Но эту версию пришлось отбросить: двери самолета были заперты изнутри.