Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ИСЧЕЗНОВЕНИЯ»

Описываю реальную историю из прошлой ночи. История не страшная, я бы сказал, что не сверхъестественная даже, но пока логического объяснения я не нашел.

Итак, вчерашняя ночь. Я решил лечь пораньше. Но нет же, в полтретьего ночи позвонил друг — напился и хотел предложить и мне выпить. Я сквозь сон еще подумал, что это не телефон вовсе, а будильник. Послав друга по известному адресу, я решил спать дальше, но сон не приходил. Я долго ворочался, считал овец по головам, но уснуть мне не удавалось еще, наверное, с час. А потом я услышал звук в моей комнате. Это было тихое поскребывание — обычно такой возникает, когда мой кот пытается проникнуть ко мне в комнату и начинает скрестись своими когтями по двери в мою комнату. Но вот в чем проблема: кота я выгнал на вольный выпас, выкорм и размножение на улицу еще перед сном. А кроме него и меня, в квартире нет никого, у кого были бы когти и кто мог ими где-либо скрести. Никаких мышей, даже тараканов отродясь не было.

Я приподнялся и оглядел комнату. Было тихо, если не считать поскребывания, которое всё звучало, словно записанное на пленку и перематывающееся снова и снова. Темно тоже не было благодаря индикаторам монитора и сабвуфера. В комнате было пусто. Без особого страха я принялся думать: если не кот, то что? Телевизоры и другие твердые предметы при перемене температуры обычно трещат, а не скребутся по полироли моей мебели. Может, упала плохо повешенная одежда — ну, не совсем упала, а чуть съехала? Но нет — все было на местах. Окно было тоже закрыто, так как ночью был холод жуткий — значит, не сквозняк. Тогда, может быть, соседи? Такой отчетливый звук могли издавать только соседи сверху (ибо от соседей сбоку все звуки были сильно приглушенными). Но сверху соседей не было уже полгода — там жила одна женщина, которая уехала за границу к сыну, что-то там себе лечить. Я даже встал и все перепроверил (как только я поднялся, звуки тут же прекратились). Даже азарт какой-то возник. Но нет — все в порядке. К этому времени я из-за того, что напряг свой мозг бесполезными раздумьями, окончательно потерял сон. Я оделся и вышел на улицу, чтобы покурить. Кот вился у дома, он вместе со мной пулей влетел в подъезд. Я вернулся с ним в квартиру, покормил скотинку и отправился спать. Больше никаких странных звуков не было.

Если уж совсем хотите раздутую паранормальность, то в аквариуме у меня пропала рыбка, довольно крупный сом. Причем ни останков от него, ни его самого вне аквариума я не нашел. Просто испарился (перед этим в течение нескольких месяцев точно так же «испарились» из аквариума пятеро гуппи). Кот слопать не мог: аквариум сверху накрыт крышкой — это раз, он никогда не интересовался аквариумом вообще — это два. Я сначала думал — может, рыбу затянуло в фильтр? Но извините — там в фильтре сетка стоит, туда даже мальков не затянет! Ну, как-то так...
Первоисточник: 4stor.ru

В возрасте шести лет со мной произошла жуткая и неприятная история, в прямом смысле сломавшая мне жизнь, но, тем не менее, я вырос таким, какой я есть, и не собираюсь о чем-то жалеть. Однако дело не во мне.

В тот день мы с отцом играли в прятки в двухкомнатной квартире — обычной «хрущёвке» новой планировки. Мы были дома одни — мать задерживалась на работе, как обычно, а отец забрал меня из садика пораньше и с удовольствием развлекал меня. Прятки были нашей любимой игрой. Он всегда прятался очень умело и изобретательно, и я, глупый недалекий карапуз, иной раз действительно не мог его найти. Тогда отец начинал тихонько покашливать, а когда я шел на звук, он выпрыгивал из укрытия. Я делал вид, что пугаюсь, и дико хохотал от восторга и счастья.

Так вот — наступали вечерние сумерки, свет мы еще не зажигали, и вот пришла моя очередь искать. Отец сказал, что сейчас он спрячется так, что найти его будет непросто даже самым опытным искателям.

Больше я никогда его не видел.

Он не мог никуда деться из квартиры на восьмом этаже. Окна и единственная дверь были закрыты на шпингалеты изнутри.

Когда с работы вернулась подвыпившая мать, я с ревом и соплями открыл дверь и закатил истерику.

С того дня моя жизнь полностью изменилась. Мать решила, что отец ее всё-таки бросил. В итоге она спилась, и ее лишили родительских прав. Я переехал жить к тетке, сестре матери. Спасибо ей большое за сохранение недвижимости, так как мать во время первых запоев пыталась продать квартиру каким-то сомнительным типам, спаивающим ее до потери чувства реальности. Тетка заставила мать переписать квартиру на меня, и до совершеннолетия я жил у нее, еще и получая доход с квартиры.

Между делом, я сейчас припоминаю: тетка частенько жаловалась кому-то, что квартиросъемщики почему-то надолго в квартире не задерживались, а порой и вовсе исчезали бесследно, не заплатив, или наоборот — оплатив аренду наперед, бежали из квартиры сломя голову.

Так или иначе, но недавно, после своего 18-летия, я переехал в свою унаследованную квартиру.

К чему я вообще все это пишу? Дело в том, что за 12 лет меня вполне убедили, что отец действительно ушел от нас с матерью оригинальным и подлым способом, и в его исчезновении не было никакой мистики. И мне бы радоваться началу самостоятельной жизни, но уже третий день, когда начинает вечереть, но свет зажигать еще рановато, я слышу странное покашливание, напоминающее мне что-то из раннего детства. И каждый раз я уверен, что вот-вот откуда-то из укромного местечка — из-за стула или из шкафа — выпрыгнет отец.

Я не знаю, что я буду делать, если это в самом деле произойдет.
Автор: i4not@email.su

Начну с того, что я ненавижу лифты. Вот просто патологически. Поэтому НИКОГДА на них не езжу, а поднимаюсь (если требуется, сам я живу в пятиэтажке без лифта) по лестнице.

Эта история случилась почти полгода назад, в начале января 2013 года. Январь, праздники, все гуляют, пьют… Ну и за мной водится такой грешок, что тут поделать. Не считаю чем-то страшным выпить с друзьями, тем более это фактически было празднование Нового года (2 или 3 января, точно дату не помню).

Мы с моим хорошим другом отправились на другой конец города к его знакомому, который снимал двухкомнатную квартиру в 14-этажном доме. Отправились сравнительно поздно (праздники же), поэтому от остановки до его дома шли довольно долго. По пути зашли в магазин и купили еще выпивки, после чего отправились к дому, благо от магазина до дома нужно было идти по прямой дороге (объясняю все тщательно, потому что некоторые любят прикапываться к каким-то мелочам, самим, видимо, не хватает ума додуматься).

Тот знакомый живет на 8-м этаже, и мой друг поехал на лифте, а я поднимался пешком. Примерно на 6-м этаже я начал улавливать какой-то странный запах, как будто сладковатая гниль — не знаю, как передать. Чем выше я поднимался, тем сильнее чувствовал этот запах, поэтому почувствовал неслыханное облегчение, когда открыл дверь на площадку с квартирами. Друг уже давно доехал и ждал меня возле нужной нам квартиры.

Про запах я очень быстро забыл — у меня на тот момент были совсем другие желания.

Так как ехали мы в гости всего на пару часов, то с алкоголем не рассчитали и только теперь осознали его нехватку. Было принято решение о покупке еще нескольких бутылок пива и, возможно, чего-то более крепкого, так как решили остаться там на ночь (благо, переночевать было где).

Сходить в магазин вызвался я (меня «пробивает» на прогулки после того, как выпью). Уже не помню, как я вышел и сходил в магазин, но когда я подходил обратно к дому, то меня, что называется, «отпустило», поэтому с этого момента я все помню отчетливо.

На этот раз запах на лестнице был еще сильнее, чем в прошлый раз (хотя бы потому он казался сильнее, что почувствовал я его на этот раз этаже на третьем). Дальше я старался подниматься как можно тише, пытаясь понять, откуда эта вонь.

На 8-м этаже вонь стала почти невыносимой, и я остановился, чтобы подумать, стоит мне подниматься выше, чтобы узнать источник вони, или нет. Я стоял перед дверью в коридор с квартирами неподвижно минуты две, поэтому привык к окружающим немногочисленным звукам, и вдруг уловил нечто, от чего мое сердце забилось гораздо быстрее.

Кто-то что-то жевал! Причем всего на пару этажей выше меня. Не понимаю, как кто-то что-то мог есть при такой вони, мне уже становилось дурно и от выпитого алкоголя, и от запаха, и от чувства отвращения (признаюсь, дурацкие мысли о мистических тварях тоже промелькнули).

Решив, что лучше все-таки не проверять, мало ли что там может быть, я через минуту был уже в квартире знакомого, где мы продолжили пить.

Проснулись мы уже после обеда. В голове была каша, сидели с минералкой и старались выжить. Слово за слово, и я рассказал о вони и о том, что на лестнице кто-то что-то ел. Ребята посмеялись, а потом было принято решение сходить на лестницу всем месте и посмотреть, кто и что там ел.

Мы обследовали все верхние этажи, но источника неприятного запаха найти не могли.

Так бы и была это недоистория забыта, если бы через месяц я не узнал, что в том доме пропал человек (старик со второго этажа вышел куда-то по своим делам и не вернулся). Вроде сравнительно обычное дело, люди часто пропадают, но в период с января по май 2013 года в том доме пропадали по человеку в месяц.

Знакомый моего друга (тот, кто снимал квартиру в том доме — теперь он уже переехал) рассказывал, что жильцы дома часто слышали, как кто-то бегает по коридорам (на каждом этаже по две площадки, на каждой площадке около 10 квартир), стучит по всем дверям подряд, воет, но в глазок ничего не видно, а выйти страшно…

На данный момент, насколько я знаю, дом практически пустует.

Сейчас я регулярно просматриваю местные новости, но о том доме никто и строчки не написал, никто ничего не говорит.

Сегодня утром я случайно встретился с тем самым знакомым друга, но я его еле узнал: он сильно похудел, взгляд стал отрешенным, разговаривает кратко.

Мы поговорили минуты две, после чего он уже пошел было по своим делам. Но вдруг остановился, обернулся и сказал полушепотом:

— Я его видел, чувак…
Рассказала эту историю мне моя сестра. Дело было довольно давно, в 2007 году. Она тогда зимним вечером сидела с подругой в доме, когда у той зазвонил мобильный телефон. Она взяла трубку, стала слушать, потом спросила, кто это звонит. Побледнев, она сбросила звонок и стала что-то искать в телефоне. Сестра удивилась и стала спрашивать её, кто звонил и что случилось. Подруга невнятно отвечала: «Сейчас-сейчас», — и что-то усердно искала в телефоне. А когда нашла, побледнела ещё сильнее.

Сестра стала выпытывать у подруги, что её напугало, и та рассказала: когда она взяла трубку, услышала сильные помехи, причём они сопровождались каким-то потрескиванием, напоминающим звуки электрического разряда. Послышался далекий женский голос, который сказал, чтобы она ни в коем случае не садилась в автобус жёлтого цвета, с изображённым на нём феном. На вопрос девушки, кто это звонит, голос ответил, что это она сама и есть. Когда девушка стала смотреть в списке входящий звонков номер звонившего человека, то обнаружила, что это её же номер.

Объяснить, что случилось, никто не смог. Сестра и подруга, конечно, были напуганы, но со временем история позабылась.

Спустя год с подругой сестры случился ещё более странный случай. Ей нужно было по делам ехать в какой-то старый район, находящийся на другом конце города. На том маршруте было мало автобусов. Первый, который подошёл, был жёлтого цвета, и на его боку была нарисована реклама фена. Подруга сразу вспомнила давешний звонок и садиться в автобус не стала — дождалась следующего.

Через какое-то время в газете появилась заметка о загадочном исчезновении маршрутки вместе с водителем и несколькими пассажирами. Это был тот самый автобус. Он так и не доехал до конечной остановки. Расследование проводилось, но результатов не дало.

С тех пор прошло довольно много времени — насколько я знаю, автобус и его пассажиров так и не нашли. Сестра сама с трудом верит в то, что произошло, но она своими глазами видела тот номер в списке входящих...
Случилось это прошлой весной, когда я и моя подруга решили ехать на западную Украину. В поезде ехать нам было больше суток. Чем занять себя, мы так и не придумали, но всё же сели на поезд. Часа четыре мы ехали спокойно, кроме нас в купе никого не было. Становилось уже скучно, когда к нам в купе подсел старичок — худенький, волосы жиденькие, рыжие. И бородка, как у попа в мультиках, острая. Глаза закрывала шляпа-котелок. Было 8 часов вечера в тот момент. Вскоре нам стало совсем скучно, и мы с подругой начали шутить между собой. Старичок выпрямился, внимательно посмотрел на нас своими чуть фиолетовыми глазами, потом перевёл взгляд в окно, достал из кармана карандаш, что-то начертил на салфетке и положил её в карман:

— Вам лучше за что-то держаться, сейчас хорошенько тряхнет. Только не пугайтесь, ничего страшного.

Мы переглянулись, но на всякий случай сели к стене. Через минуту поезд резко затормозил и погас свет. Нам стало не по себе. Минут через десять свет появился, и поезд двинулся дальше. Когда все побежали спрашивать, что это было, проводники сказали, что машинист сам не знает — просто резко перестало поступать электричество, и так же резко подача восстановилась.

Спать мы уже не могли и, тихо переговариваясь, поглядывали на старичка. Около 2 часов ночи он достал снова карандаш, начертил снова что-то на салфетке, сложил и отправил в тот же карман:

— Ох и неудачный я поезд выбрал-то… Надолго тут застряну…

Вскоре пошел сильный ливень. Где-то через полчаса состав резко затормозил, причем так, что, даже сидя, мы слетели на пол. Как оказалось, в локомотив попала шаровая молния. На ремонте мы простояли четыре часа, если не больше. Когда состав тронулся, старичок был явно угнетен:

— Видать, не успею я теперь домой…

Затем вышел из купе и ушёл с концами. Прошло полчаса — дедули нету. Мы пошли узнать у проводницы, куда делся наш попутчик; все-таки возраст, мало ли что, да еще и такой странный. Выслушав нас, она явно удивилась, потому что на 15-е место билета не было. То есть там вообще никого не было, оно было свободным с самого начала, а по описанию она о таком пассажире впервые слышала, хотя, когда он выходил, они чуть лбами не столкнулись. При этом за эти полчаса поезд не совершал остановок.

Когда мы сели и начали обдумывать потом это событие, Настя (моя подруга) сказала:

— А ведь вещей-то у него не было. И зашел он, когда поезд уже полчаса как ехал… Не на ходу же этот старичок в поезд влетел-то…

Кто был тот старичок, откуда он взялся, мы так и не поняли, но вопросы эти нас мучают до сих пор.
Дело было еще до распада СССР, в парке неподалеку от нашего квартала. Тогда парк приводили в порядок, там были детские карусельки, качельки, домики. Сейчас же домики или сгорели, или стали прибежищем наркоманов и бомжей, которые, спасаясь от холода, разводят там костры и, собственно, эти домики поджигают. От каруселек и качелек тоже ничего не осталось. А тогда в парке постоянно гуляли мамаши с детьми, и детей было очень много, так как гулять туда приходили со всех окрестных дворов.

Гуляла в этом парке мама с дочкой 5-6 лет. И дочка подружилась с девочкой по имени Оля. Дочка как приходила в парк и видела Олю, так сразу неслась к ней. Мать за ребенком следила. Сидит на лавочке, болтает с другими мамашами, изредка на дочь поглядывает.

Однажды дочка подходит к маме и начинает отпрашиваться к Оле домой играть. Мать отказывает. Дочка расстраивается и идет обратно к Оле. Мама спокойна, опять начала говорить с другими женщинами, и тут вдруг смотрит — а дочери и нет. Начали искать, спрашивать других детей, не видели ли, куда девочка делась. Те не видели. Мать говорит, что недавно дочка отпрашивалась к Оле домой — может, не послушалась и ушла? Оли тоже нигде нет. Начали спрашивать про Олю — кто такая, где живет. Дети рассказали, что Оля живет справа от парка за дорогой. Но за дорогой одни деревья и кусты, а за ними — другая дорога. То есть там никаких домов нет и быть не может.

И про саму Олю рассказали, что она никогда близко ни к кому не подходила, стояла в сторонке, иногда отзывала кого-то к себе и играла с ним. Но с ней было неинтересно, так как она была очень странной, стеснительной, людей боялась. А детям же всегда хочется в толпе играть — они на Олю не обращали внимания, а потом эта пропавшая девочка с ней подружилась.

Потом сама эта мать и другие женщины вспомнили, что Оля выглядела нездоровой, одета была всегда в одно и тоже платье, волосы грязные, сама чумазая... Когда они у детей спросили, где Олина мама, те ответили, что Оля всегда одна гуляет.

В итоге ни девочку эту, ни Олю никто больше не видел.

Мне соседка рассказала, что примерно там, где находится дорога и эти деревья, стоял дом. Во время войны в него попала бомба, и люди, сидевшие в бомбоубежище, оказались завалены. А так как мужчин не было, то и вытаскивать их было некому — они все там умерли от голода.

Соседка думает, что Оля как раз была неупокоенным духом из этого дома, что ей было скучно, и она ходила играть с детьми. А девочка эта с ней сдружилась на свою беду — и Оля решила её с собой забрать...
Тем летом город был окутан дымом от лесных пожаров и горящих торфяников. Семья Кузнецовых — мама, папа и две дочки — решили провести выходные на даче у друзей. Дача была огромная, два этажа и чердак, на котором стояло две кровати. В доме легко могли бы уместиться человек двадцать. В этот раз там отдыхали три семьи. Все они сбежали из города, где находиться было невозможно.

Первая семья — семья хозяев — разместилась на первом этаже. Вторая семья и Кузнецовы-родители — на втором. Девочки же Кузнецовых захотели разместиться на чердаке. Там среди старых вещей и паутины они рассказывали друг другу всю ночь страшные истории, которые тут же и придумывали.

Утром в субботу встали, вышли из дома. Смотрят — а дым добрался уже и сюда, до дачного посёлка. Просто ветер подул западный, а горящие леса находились в основном на западе. К вечеру дышать стало труднее. Настроение у всех сильно испортилось из-за дыма. Хотели вечером пожарить шашлык, но потом передумали — и так было дымно. Взрослые стали пить водку, чтобы «выгнать дым из организма». А девочки Кузнецовых и ещё одна девочка, которая тоже была в доме, забрались на чердак, где стали играть в карты. Поиграли и пошли спать.

Среди ночи девочки проснулись оттого, что совсем нечем стало дышать. Дым был такой, что одну из сестёр стошнило. В горле так болело, как будто там застряли булавки. Девочки хотели уже идти жаловаться к родителям, но по опыту они знали, что родители сейчас пьяные в стельку, и их не добудиться. Тогда они накинули на свои головы по одеялу — так и сидели на своих кроватях. Сначала стало легче дышать, потому что одеяла фильтровали воздух, но потом опять стало тяжело. Они сбросили одеяла и увидели, что комната полна дыма. За несколько метров было уже ничего не видно. Им стало уже по-настоящему страшно. Девочки откинули крышку люка, который вёл вниз, и увидели, что внизу бушует пламя: на даче начался пожар.

Девочки даже и не подумали спуститься вниз — они бы сразу сгорели. Они стали звать на помощь, но никто не приходил. Тогда решили сами спасаться. На чердаке было только одно окно, узенькое совсем. Девочки его разбили, выломали раму. Первой полезла младшая. Она боялась прыгать, потому что предстояло падать с третьего этажа, и сестра её вытолкала наружу. Младшая упала не на землю, как рассчитывала старшая сестра, а на асфальтовую дорожку рядом с домом. Она ещё легко отделалась, потому что только сломала правую ногу и правую руку. Старшей повезло меньше: она застряла в окне. И когда приехали пожарные, огонь уже сжёг ей обе ноги. Её спасли, но ноги полностью пришлось ампутировать. Больше никто не спасся — все сгорели, потому что были мертвецки пьяными.

Самое таинственное в этой истории — откуда взялась и куда делась третья девочка, с которой сёстры Кузнецовы играли в карты? Девочки думали, что она приехала с кем-то из других семей, но две другие семьи были молодыми и бездетными. Та девочка все эти два дня ходила средь других, все с ней разговаривали, кормили её конфетами. Она точно не была их племянницей или ребёнком друзей, потому что иначе за нею после трагедии явились бы родственники. Так кто она была такая? Почему её останки не нашли потом на пожарище? Куда она подевалась?..
Данная история была опубликована в сборнике «Тайны тысячелетий».

------

В Москве в 70-е годы в один прекрасный день дежурными одной из станций метро был замечен неестественный промежуток между прибывающими поездами — 30 минут. Притом то же самое фиксировалось на всех следующих станциях, на предыдущую же поезда прибывали без опозданий. Это означало только одно — пропал поезд, причём именно на пути к этой станции. На его поиски отправили бригаду обходчиков. Вот что впоследствии рассказывал один из них:

«Мы шли по тоннелю, пока не наткнулись на стрелку, ведущую к тупику. При осмотре тупика мы обнаружили, что он слишком короткий — не в состоянии вместить в себя даже два вагона. Мы уже собрались уходить, но услышали из соседнего туннеля звук — это работала бригада проходчиков. Пол задрожал, стрелка неожиданно перевелась, и прямо на наших глазах стена тупика поползла вверх! Мы замерли от удивления и стояли так секунд десять, пока стена не начала опускаться. Как по команде, все ринулись в уменьшающийся проход. Стена опустилась, и мы огляделись.

Наша бригада оказалась на небольшой станции. Станция была построена в типичном для московского метро стиле, но с одним странным отличием: тут был всего один путь, притом тупиковый. На нём стоял исчезнувший поезд. Он был цел, кроме последнего вагона, задняя часть которого была смята — видимо, придавлена той самой стеной. Тут и обнаружилась вторая странность: станция была пуста. Но следов недавнего пребывания людей было предостаточно. На полу валялись бутылки, обёртки, вещи, тлел разведённый из журналов и газет костёр. Ребята порядком струхнули и предложили поскорее выбираться отсюда. Тут выявилось третье, самое пугающее отличие станции — выхода не было. Полчаса поисков с фонарями результата не принесли. Зрела паника. Тут стена снова поднялась, и нашему взору предстала другая бригада, посланная на поиски. Они обнаружили старый ржавый электрощиток и принялись нажимать все кнопки подряд, таким образом открыв проход. Видимо, в тот день работавшие механизмы проходчиков вызвали перевод стрелки и попадание поезда в ловушку».

Далее рассказчик описал ситуацию начальству, за что попал в психбольницу на две недели. После выписки он первым делом вернулся к тому тупику, но его не было, как и электрощитка и стрелки. Судьба пассажиров поезда до сих пор остаётся неизвестной.
Четыре молодых парня были большими друзьями. Однажды они решили посетить проклятый туннель, который находился рядом с их городом. Местные жители иногда ходили в этот туннель, чтобы пощекотать себе нервы. Парни не верили в призраков, им просто хотелось сфотографироваться в туннеле, чтобы потом похвастаться своим друзьям. Ночью они сели в машину и поехали по пустынной горной дороге. В конце концов, они добрались до туннеля.

Городская легенда гласила, что если встать у входа в туннель и несколько раз произнести определённую фразу, то появится призрак. Парни встали перед туннелем в свете фар автомобиля и стали повторять: «Выходи, выходи, где бы ты ни был!». Они повторяли эти слова снова и снова, но ничего не произошло.

— Я так и думал, — сказал один из них. — Нет никакого призрака.

— Да, это просто глупая легенда, — согласился другой.

— Ладно, становится скучно, — зевнул третий. — Давайте сфотографируемся и поедем домой.

Все четверо встали у входа в туннель и поставили камеру на капот автомобиля. Таймер отсчитал время, и аппарат сфотографировал их. После этого все сели обратно в машину, чтобы ехать обратно. Тем не менее, парень, который был водителем, не спешил включать зажигание. Остальные подождали несколько минут, потом потеряли терпение.

— Эй, почему мы не двигаемся? — спросили они его.

Водитель не отреагировал. Он просто продолжал сидеть и смотреть в лобовое стекло.

— Давай, парень, что с тобой?

Парень медленно повернулся и посмотрел на своих друзей. Его лицо было бледным, и капли пота катились по его щекам.

— Ребята, мы ведь друзья, не так ли? — сказал он дрожащим голосом.

— Конечно, мы друзья, — подтвердили парни. — Лучшие друзья.

— Вы всегда будете со мной, правда?

— Конечно, будем! Что за вопрос! Что бы ни случилось...

— Если у меня будут неприятности, вы никогда не оставите меня… правда?

— Ни в коем случае, — сказали парни. — Ты всегда можешь на нас положиться.

Молодой человек слабо улыбнулся и вытер пот со лба. Потом он сказал шёпотом:

— Тогда посмотрите на мои ноги…

Все тут же взглянули на его ноги и замерли в ужасе.

Две белые руки проступали сквозь пол салона. Длинные узловатые пальцы крепко сжали лодыжки молодого человека.

Какое-то мгновение никто не двигался. Затем все трое начали вопить от страха. Они выскочили из автомобиля и побежали прочь со всех ног, оставив своего друга в машине.

Парни не останавливались, пока не достигли подножия горы. Там они успокоились, и им стало стыдно за свою трусливость. Они развернулись и осторожно вернулись ко входу в туннель. Автомобиль все еще стоял там, фары освещали туннель, но парня на водительском сидении не было.

Его так и не нашли.
Больше никогда не останусь одна в своей квартире. Тишина одурманивает и звенит в ушах, как дребезжание стекла. После того случая со мной постоянно сидит подруга по вечерам, пока родители не вернутся с работы; друзья меня провожают из школы до дома; я всегда нахожусь в окружении людей, иначе меня начинает колотить дрожь. Начинается истерика, а отхожу я от нее долго.

Это произошло прошлым летом. Я, моя троюродная сестра и несколько молодых парней, что приходились ей друзьями, прогуливались по мостовой. Настроение было отличное у всех, кроме меня. Лиза постоянно выставляла меня дурочкой перед мальчиками, осмеивала, и они улыбались, глядя на меня, видимо, как на идиотку. Лиза меня спрашивала о странных, непонятных мне вещах, я не отвечала, и она громко смеялась надо мной. Она пила какой-то коктейль, и это, видимо, сказалось на ее поведении. Один из парней, Саша, пытался постоянно перевести тему разговора, но она отпихивалась от него и продолжала свою «атаку». Она была старше меня на 4 года, ее друзья были ещё старше. Мне стало некомфортно в их компании — я с самого начала не хотела идти вместе с ними, но Лиза, будучи трезвой, пообещала мне, что будет весело. Но лучше бы я осталась с ними и терпела над собой издевательства, нежели отправилась домой, обиженно накричав на сестренку...

Дойдя до подъезда, я открыла дверь и вошла внутрь. Пока лифт поднимал меня на 8-й этаж, я думала о том, что произошло. Меня переполняли злость и отчаяние. Было очень обидно слышать насмешки от своей сестры, причём в присутствии парней. Честно, хотелось набить ей морду. Кулаки самопроизвольно сжались. Я рывком вышла из лифта и нервно вставила ключ в замочную скважину.

Музыка — вот что меня спасет! Я села на кровать и надела наушники. Дома никого не было. Родители уехали на курорт, оставив меня с сестрой одних. «Наконец-то, каждый день мы будем устраивать вечеринки — сестра будет приглашать парней, и мы будем веселиться и отрываться по полной!» — так я думала, когда впервые услышала эту новость. Теперь же я чувствовала себя подавленной, но ещё больше — разозленной. Как она посмела?! Творит все, что ей вздумается!

Неожиданно я услышала, как что-то упало в соседней комнате. Точнее, почувствовала этот почти неуловимый импульс, вибрацию пола. Я вынула один наушник и прислушалась. Ничего не услышав, я решила проверить. Весело подпевая Кристине Агилере, игравшей в моем телефоне, я прошла в зал, где никаких упавших предметов не заметила. Обошла все комнаты — тоже ничего не нашла. «Наверное, что-то упало у соседей» — решила я. Направляясь к себе в более-менее сносном настроении, чем раньше, я остановилась на полушаге.

Что-то шуршало. Звук был прерывистый и частый, будто кто-то бил ладонью о стену, периодически поскребывая по ней. Как только я прислушалась, звук исчез. Странно... Сделав громкость тише, я опять села на кровать, но уже была более бдительна. За несколько часов эти звуки я больше не услышала и спокойно легла спать.

Тот факт, что моя сестра так и не пришла домой до того, как я легла, меня не удивил. Наверняка веселится со своими так называемыми друзьями или попивает пиво у кого-нибудь из них. От осознания этого мне стало еще обиднее, но все же я смогла уснуть. Ненадолго. Где-то в третьем часу ночи я проснулась от того самого шуршания. Спросонья я не придала этому особого значения, но все-таки приподнялась на локоть и опять прислушалась. Первая мысль была: «Надо расставить мышеловки». Но после того, как я ощутила, что этот звук перемещается по боковым стенам и потолку, мне стало жутковато. Будто кто-то царапал ногтями по стене, постепенно отдаляясь и приближаясь. Кроме этого, я слышала легкие и плавные шажки: что-то бегало по потолку и стенам с внешней стороны моей комнаты. Я натянула одеяло до подбородка и в немом ужасе затаила дыхание. Мои глаза бегали по темным стенам и потолку вслед за звуком. Сердце громко колотилось, и я боялась, что нечто по ту сторону стены услышит его. Судя по звукам, ног было не две, не четыре — их было много больше. Они быстро перебирали и издавали характерные звуки. Я молилась о том, чтобы это оказался сон. Несколько раз эти ножки пробегали по моей двери, но так и не отворяли ее. Из моих глаз потекли слезы, я обхватила колени и просто ждала, когда это кончится.

Внезапно настала гробовая тишина. Звук исчез. Где-то полчаса я так и лежала в кровати, не шевелясь. Потом страх понемногу отступил, и я смогла разжать колени. Через несколько минут я осмелилась сесть в кровати, а вскоре решила одним глазком выглянуть из комнаты. Я опустила ноги на холодный пол, дрожа, подошла к выключателю и зажгла свет в комнате. Было все ещё тихо. Это внушало надежду. Потянувшись к ручке, я отворила дверь.

Мои глаза, все еще хорошо ориентировавшиеся в темноте, уловили какое-то движение в углу потолка. Это «что-то» притаилось во мраке квартиры. Я почувствовала головокружение, мне показалось, что вот-вот я упаду в обморок. Но ноги крепко держали меня, а разум спокойно наблюдал за моей внутренней немой истерикой. Мои глаза увеличились, наверное, вдвое.

Свет из моей комнаты осветил серую мертвую кожу отдельных частей тела. Она, похоже, покрывала ноги, но вскоре я поняла, что там присутствовала и пара рук. Существо было похоже на паука, что подняло свои колени выше головы. Когда я открыла дверь, оно молниеносно повернуло свое лицо ко мне. Шея неестественно скрючилась, и мертвая кожа покрылась многочисленными складками. Лицо! Это было лицо Лизы, скривившееся в холодном, застывшем ужасе. Мышцы ее глотки периодически сокращались, будто она изо всех сил пыталась глотнуть воздуха. Ее рот был раскрыт, нижняя губа — покусана. В глаза было страшно взглянуть — в них не было жажды крови или жажды сожрать меня на месте, только какой-то ужас и сожаление. «Прости», — вот что читалось в этих глазах. На правой стороне лица кожа была обвисшей, будто ее растопили, как воск. Через несколько секунд глаза закатились, и стали видны только белки. Глазные яблоки судорожно дергались, будто хотели вернуться в свое прежнее положение. Эту картину я наблюдала несколько секунд, пока меня не отвлекло резкое движение руки преображённой Лизы. Кисть была сломана и откинута назад. Она подрагивала и постукивала по потолку, издавая то самое шуршание. Мне показалось, что она просила меня о помощи и всё это время хотела открыть дверь моей комнаты, но не делала этого сама, потому что боялась меня напугать...

Слезы застыли на моих щеках. Мне казалось, что эта последняя секунда застывшего положения ее тела длилась вечно. Потом ее лицо исказилось до неузнаваемости, брови поднялись, рот искривился в страшном удивлении. Гортань все еще глотала воздух, а рука стала дергаться более часто. Ее ноги и руки сделали несколько «шагов» вперед, ко мне, и я увидела полностью ее тело, изогнувшееся дугой. Плечи и бедра были вывернуты, в месте расположения ребер торчали дополнительные уродливые конечности с отростками, похожими на пальцы. Ее голова повисла вниз. Я почувствовала, что сейчас она двинется на меня — так и вышло. Существо зашевелило поломанными руками и ногами и быстро поползло ко мне, минуя потолок. Я, не издав и звука, забежала в комнату и захлопнула дверь. Уперевшись в нее спиной, только тогда я закричала. Я визжала, орала, плакала, сама была оглушена своим криком. Вскоре у меня сорвался голос, и я просто хрипела, сама не замечая этого. Грудь заболела от бешеных ударов сердца. Существо бегало по двери, и меня начал бить озноб. Оно даже не собиралось проникнуть ко мне в комнату. Оно просто бегало...

Меня нашли на полу. Было пять часов утра. Первой, кого я увидела, была соседка сверху. Я сильно дернулась и случайно ударила её. Но она поспешно взяла меня за руку и попыталась успокоить. Я не могла говорить, только издавала странные звуки вроде мычания. Соседка рассказала мне, что мои крики, наверное, слышали в соседнем доме. Она стучала к нам в дверь, но я просто кричала — ей пришлось вызвать МЧС. Они вскрыли дверь, но к тому времени я уже лежала на полу без сознания. По квартире ходили люди — мне даже показалось, что я под действием наркотиков и сейчас нахожусь в метро. Они ходили, осматривали квартиру, светили фонариками. Соседи робко заглядывали и шептались между собой. На вопрос: «Что случилось?!» — я не смогла ничего ответить. Я не могла это пережить еще раз, даже на словах.

Про Лизу мы больше ничего не слышали. Ее друзья сказали, что после того, как я ушла, она направилась за мной. Саша даже был удивлен, что она не догнала меня и не извинилась — ведь именно поэтому она ушла от них. Дело о ее исчезновении висело полгода, но затем его отложили в долгий ящик. Родители приехали на следующий же день, но даже им я не стала всё объяснять — соврала, что напилась и увидела страшный сон. Ведь расскажи я им все, они бы отдали меня в психушку.

Теперь я не могу сидеть в квартире одна. Меня начинает колотить, и мучает животный страх, когда я думаю, что это существо может вернуться.