Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НА УЛИЦЕ»

Было это лет семь назад. Мы приехали в деревню на майские праздники — меня и моего супруга позвали наши друзья на шашлыки. Делали шашлык на берегу речки, ну и, естественно, немного выпили. Уточню, что речка протекает вдоль деревни. Отдыхали мы на берегу за церковью. Её в советское время превратили в складское помещение, но сейчас её частично отреставрировали, и она уже работает.

Когда начало темнеть, никто не захотел расходиться, и мы всей дружной толпой пошли в местный клуб на дискотеку, который находился напротив церкви. Моё внимание в клубе привлекла одна парочка, там находящаяся — очень высокая девица и с ней кавалер, едва доходивший ей до плеча ростом. К полуночи я и мой муж пошли домой, попрощавшись со всеми.

От церкви до нашего дома идти пешком, не торопясь, минут двадцать. Дорога широкая, освещения практически нет, но всё равно различить её можно, так как на обочине стоят фонарные столбы, которые освещают путь через три-четыре неработающих фонаря. Мы шли в весёлом расположении духа. Отдалились уже прилично от клуба, и тут заметили, как нас кто-то пытается догнать — быстрый цокот, как от каблуков, приближался к нам сзади. Я бы сама внимания не обратила на это — ну торопится кто-то, какое мне до этого дело... А вот мой супруг не любит, когда идёт кто-то за его спиной, тем более, в темноте (наверное, сказывается его многолетняя служба во внутренних органах). Он предложил свернуть с дороги на обочину и пропустить догоняющего вперёд. Свернули мы налево — как раз через дорогу напротив нас стоял заброшенный дом (ранее когда-то там была почта). Стоим, ждём, когда человек пройдёт мимо, но то, что мы увидели, поразило нас. С нами сравнялось нечто высокое, волочащее за собой то ли ноги, то ли ещё что-то (разглядеть подробно не смогли). Оно свернуло в тот самый заброшенный дом. Я попыталась дать произошедшему логическое объяснение — мол, это, наверное, та девица из клуба потащила своего ухажёра в заброшенный дом, чтобы позаниматься любовью. Супруг кивнул: «Наверное. Хорошо, пошли домой». Но мы оба знали, что видели что-то другое, просто боялись себе в этом признаться. Дальше шли уже быстрым шагом и молча. Тут за нами снова раздался тот же цокот, быстро нас догоняющий. До нашего дома оставалось пройти всего три здания... Я не могу описать чувство ужаса, тогда пережитого, когда два взрослых и вполне здравых человека влетели под свет фонаря, как напуганные дети. Я встала за спиной супруга и прижалась к нему. Нечто приближалось по дороге, но его очертания были расплывчатыми — или, может, такой эффект был из-за скудного освещения фонаря? Мой муж, всегда здравомыслящий и рациональный, тогда растерялся. У него на шее висел золотой крестик на цепочке, он его достал, поцеловал и только и смог произнести: «Свят, свят, свят...». У нас на глазах это существо будто растворилось в воздухе, и его не стало. Как же мы рванули домой...

Так мы до сих пор и не знаем, с чем столкнулись той ночью в деревне.
Через парк на мост — и я дома. Вот уже три месяца это был мой вечерний маршрут. Я хотел изменить себя, вырваться из одиночества, заняться спортом и, наконец, сделать что-то стоящее. Это была не первая попытка. Я понимал, что скоро брошу. Меня хватит ещё на неделю, максимум на две. Я уже начал срываться, диета пошла к чёрту, режим распался. Остался только бег, за который я цеплялся, хотя часть меня уже решила, когда и как бросить. План был хорош: скоро на работе большой проект, и у меня не хватит времени — придётся делать выбор. Я умею себя уговаривать.

Я выбежал из парка и стал подниматься на мост. Горел каждый второй фонарь, были моменты, когда я, ослеплённый далёким светом, не видел, что рядом со мной. В один из таких моментов нога неудачно скользнула по краю бордюра и поехала вниз. Падая, я успел подумать: набегался, можно закончить. Кажется, я повредил руки, пытаясь смягчить удар. Я встал, опираясь на перила. В голове звенело, перед глазами плясали пятна. Правая нога жутко болела — я еле опирался на неё.

Когда оно появилась, я списал неторопливое движение у тёмного края моста на пляску теней после удара — и упустил свой шанс. У спуска моста погас фонарь, затем ещё один. Я обернулся. За спиной было темно, на перила легли когтистые лапы. Я отступил к ещё горевшим фонарям.

Чёрный сгусток вытянул себя на мост. Я почувствовал, как что-то рассматривает меня. Огромные чёрные лапы превратились в сотню тонких когтей, они потянулись ко мне. Чужой, острый взгляд сковал меня. Меня начало трясти от страха. Острый коготь коснулся моего плеча, и я сжался.

Фонарь надо мной лопнул и потух. Его хлопок ударил по мне как кнут, и я побежал. Мне хотелось замереть, сжаться и ждать, но каждый раз, когда я наступал на правую ногу, моё тело пронзало болью. Я делал шаг, кричал от боли и страха и делал следующий. Как только я добегал до очередного фонаря, он лопался. Сгусток двигался за мной.

Наконец, потух фонарь впереди меня. Сгусток появился передо мной. Я не успел остановиться и врезался в него. Десятки маленьких коготков распороли мою кожу, что-то шершавое лизнуло раны. Я прошёл сквозь него.

Я был уверен, что тьма за мной улыбается, а может, и облизывается. Лапы легли мне на плечи. Я дёрнулся несколько раз. Тщетно.

Фонарь загудел и зажёгся. Крик боли ударил по ушам настолько неожиданно и резко, что я упал и зажал уши руками. Первым, что я услышал, был шорох, словно кто-то давил на стену, пытаясь найти изъян и сломать её. Когда я поднял голову, свет от фонаря очерчивал круг, а за ним колыхалась тьма. Она скалилась и тянула тонкие когти ко мне. Под светом фонаря они двигались всё медленнее и, наконец, замирали.

Это движение и рождало оглушительный шорох, но хуже всего был голос в моей голове. Тот самый голос, которым я говорил с собой, которым я оправдывал себя. Он шептал, что пора отдохнуть. Никто не скажет, что я не старался, что был трусом, наоборот, скажут: «Боролся до последнего».

Я кивнул. Фонарь мигнул и погас. Когти ринулись ко мне. Я дернулся в сторону, но слишком вяло. Это не была попытка уйти, а скорее, попытка оправдать себя. Меня схватили. Я закрыл глаза, чувствуя, как что-то обвивается вокруг меня и легонько надкусывает, пробуя на вкус.

Фонарь зажегся снова. Я упал на асфальт.

До утра я простоял на мосту. Фонарь мигал, но я успевал увернуться. В какой-то момент его не стало.

Я не бросил бегать, я ничего никогда больше не бросал. С тех пор я всё довожу до конца — сделал карьеру, изменил себя. Но голос внутри не утих: каждый день он шепчет мне, что достаточно, что можно отдохнуть. Я боюсь, что стоит с ним согласиться — и тьма вернётся.
Случилось это пару лет назад. Я возвращался домой с концерта, было немного прохладно, но не ветрено, светила луна — идеальная погода для возвращения домой после хорошего мероприятия. Маршрутки уже не ходили, на такси тратится не хотелось, поэтому я шёл пешком. Преодолев половину пути, я подумал, что неплохо было бы взять себе пару банок пива. Единственный киоск находился на пустыре как раз возле моего дома. Были, конечно сомнения — дело к полуночи, район не особо людный, и в это время возле таких ларьков часто собирался местный околобандитский сброд. Видеть их совершенно не хотелось.

Пройдя пару метров и завидев ларек, я понял, что видеть и не придется. Было пустынно и перед киоском, и на площадке возле него. Тут я боковым зрением заметил движение и повернулся. Справа от меня шел ребенок. Ну, как его описать?.. Шапка, куртка. В темноте особо выделялись его ботинки, большие не по размеру. Но что в этом такого, собственно? Многие донашивали за старшими. Только вот что он забыл тут в столь позднее время? Может, беспризорник?..

Пока я думал, паренек уже оказался впереди меня. Фонарь осветил его, и мне все стало ясно: какие-то салатовые спортивные штаны, огромная куртка, шапка-«петушок»... Точно бомжонок, рядом, значит, их стоянка — может, за водкой старшие послали...

Но нет — он не постучал в окошко, а только быстро-быстро обогнул киоск два раза. Это вызвало у меня улыбку. Затем мальчик отошел в тень и уселся на асфальт. Я же купил пива и направился в сторону дома.

Уже подходя к подъезду, я услышал сзади шаги переходящие, на бег. Бежал кто-то маленький. Ага, значит, что-то сейчас будет... Я резко развернулся и приготовился «всыпать» маленькому хулигану, но нет — он пробежал мимо меня. Рукава куртки забавно трепетали.

Внезапно он споткнулся и упал. Меня удивил звук падения — как будто уронили мешок с цементом, но никак не ребенка в метр ростом.

Паренёк не поднимался. Подсвечивая мобильным, я подошел к нему и окликнул:

— Малой, ты там как?

В ответ он выдал совершенно непонятный звук, похожий на кошачье мяуканье:

— Мо-я-о-о-о-йо-о-о!

Стоя в полуметре от него, я включил на телефоне фонарик (вместо экрана), и у меня в желудке похолодело.

Передо мной лежала развороченная одежда: скрученные штаны, куртка, ботинки, в один из которых была заправлена штанина, а другой стоял на дороге. Я огляделся, мне вдруг стало очень страшно. Увидел, что слева всего в метре от меня стоит некий черный силуэт высокого роста, слишком уж тонкий для человека, и тут же почувствовал то, что было совсем не к месту — удар током. Причем не всем телом, а только на кончиках пальцев. Сорвавшись с места, я побежал. Успокоился, только когда закрыл дверь своей квартиры изнутри на засов.

Кто знает, может, и сейчас этот «бесенок» бегает где-то по ночам…
Я живу в Подмосковье. В нашем городе есть длинная улица, соединяющая спальный район и центр, а так как я живу как раз в спальном, то очень часто хожу по ней. И есть на этой улице такое место странное. Расскажу несколько случаев, которые произошли со мной лично.

У меня с парнем было свидание. Мы гуляли по этой улице, и в определенный момент он начал рассказывать, как его друг висел на газовой трубе (якобы она находилась как раз над дверным проемом) и чуть ее не сломал. Посмеялись, забыли. После я по этой же улице гуляла с отцом, и он на том же самом участке улицы начал рассказывать, как его коллега сильно подрался с какими-то «братками». Я списала все на совпадение. Позже я гуляла там же с другом, и он опять на том же самом месте начал вспоминать, как сломал ногу и как в больнице ему было плохо. Тут уж я задумалась. Потом к нам приезжала моя мать, и мы с отцом ездили ее встречать — и, естественно, из центра домой мы шли именно через эту улицу. На тот момент я уже рассказала отцу «фишку» этого места, и мы сказали матери: «Тут такая штука есть, надо кое-что проверить. Ты сейчас говори все, что в голову придет». Она не поняла, но подобные интригующие вещи любила, поэтому согласилась. Прошли еще пару-тройку метров. Я уже думала, ничего не произойдет, как она сказала: «О! А помните, мы фильм смотрели, где мужчина себе ногу отпиливает?».

Интересно, почему это место такое?
метки: на улице
Я живу в четырнадцатиэтажке на самом верхнем этаже. Перпендикулярно ей стоит девятиэтажка, её крышу с нашего балкона видно хорошо. Сам я курильщик и в теплое время года не упускаю возможности покурить на балконе.

Итак, стояла поздняя осень, хотя еще было тепло. Решил пойти покурить на балкон. Дело близилось к вечеру — было сумеречно. Стоял себе, потягивал сигарету и тут заметил человека на крыше девятиэтажки. Ну, мне-то всё равно, мало ли кому понадобилось забраться на крышу — а может, какие-нибудь руферы развлекаются. Я спокойно продолжил курить.

Через несколько секунд фигура зашевелилась и сделала несколько шагов по направлении к моему дому. Затем человек начал разбегаться, стремительно набирая скорость. Мне стало страшновато, но не успел я даже толком отвернуться, не то что вернуться в дом, как этот человек с легкостью перепрыгнул расстояние от девятиэтажки до моего дома (около 20 метров, я думаю, есть) и вцепился в балкон на восьмом этаже соседнего подъезда. Я впал в прострацию и просто смотрел на него. Человек был на вид самый обычный, среднего роста, в обычной одежде тёмного цвета. Он проворно забрался на балкон и посмотрел на небо, и я увидел его лицо. Обычное, ничем не примечательное — но с парой зыбко мерцающих в сумерках темно-фиолетовым светом глаз. Меня пробрала дрожь, я быстро присел, чтобы он меня не увидел, и вернулся в свою квартиру. Так что мне так и не удалось узнать, куда он делся с того балкона.

После этого случая мне несколько ночей снились кошмары — будто я попадаю в смерч, меня засасывает в него, и я вижу в танце вихря чьи-то фиолетовые глаза и слышу нечеловеческий вой, кричащий что-то на неведомом языке.
Дело было в Якутске в 90-х годах. В городе прошелся слух, будто по ночам в городе в ночной тьме блуждает некое существо — то ли псих, то ли дикий человек, то ли зверь, то ли оборотень. Выдвигались теории, что это был человек, страдающий ликантропией, редким психологическим отклонением. Ночью на редких прохожих нападал волосатый человек, бегающий на четвереньках, кусал их, а некоторых пытался затащить под дом (в Якутии дома строят на сваях из-за вечной мерзлоты). Позже тот ликантроп исчез, и в начале 2000-х годов уже никто не вспоминал эти истории. Но вот с недавних пор начали в Сети появляться истории, что в районе республиканского медицинского центра по ночам бродит нечто большое и волосатое, напоминающее волка. И мне кажется, что истории из 90-х годов и рассказы о странном звереподобном человеке около медцентра взаимосвязаны.

Вот, например, рассказы очевидцев на местном интернет-форуме:

«25 января этого года между пятью и шестью часами утра в районе Медцентра я видел что-то жуткое — это был человек, похожий на волка. Конечно, все сочтут это выдумкой или каким-нибудь расстройством, но я действительно видел это! Существо было огромным по сравнению с человеком — я сначала подумал, что это высокого роста человек в черном пуховике, но когда приблизился, то понял что, это не человек. Оно с легкостью перепрыгивало расстояния где-то в пять — десять метров. От него шёл отвратительный запах. Меня охватила паника. Помню только, как оказался в квартире и стоял на кухне с ружьем. Рассказывать жене сначала не хотел, побоялся, что подумает не то, но потом, успокоившись, решил рассказать всё, как есть. Хотел даже обратиться к участковому, но что ему сказать? Что видел волка на двух ногах или человека, похожего на волка? Ведь все прекрасно понимают, что оборотней не существует — я сам тоже не верил, тем больше мне страшно от случившегося».

«Мои двое сыновей тоже видели, как это существо перепрыгнуло через наш забор. Это было где-то шесть лет назад. Они видели его четко вблизи. Я им верю. Кстати, мы тоже живем недалеко от медцентра. В то же время в нашем районе стали пропадать собаки. Нашу овчарку, огромного кобеля, который стоял на цепи, тоже утащили. У соседей был кавказец — его пытались тоже утащить, но он не дался. Правда, потом еле выжил. Нашли также несколько трупов собак — два трупа в страшном состоянии обнаружили недалеко от нас в куче ящиков, оторванную голову собаки видели на дороге, и еще несколько таких случаев было. Обратились к участковому, но потом все как-то заглохло».
Речь будет идти о Грачёвке — это парк, территориально расположенный в Москве рядом со знаменитой заброшенной Ховринской больницей. Мне иногда случается бывать в Ховрино, ибо там есть удобная одноимённая железнодорожная платформа, связанная с ближайшими станциями метро несколькими автобусными маршрутами, лишенная турникетов и охраны — и, стало быть, удачный перевалочный пункт (особенно для курьера, как я).

Сам по себе район — типичный перестроенный спальник на окраине столицы, полный многоэтажек, алкоголиков и выхлопных газов. Неподалёку от платформы находится та самая Грачёвка — обыкновенный маленький парк, каких десятки, а может, сотни, и не только в Москве. Проезжая это место днём, не чувствуешь ничего: тишь да гладь, тенистые аллеи, деревья, кусты, тихий и спокойный уголок в бешеном мегаполисе. Однако ночью это место выглядит совсем по-другому.

По долгу службы я частенько бывал в тех местах, особенно днем, но однажды довелось побывать и ночью, о чём я впоследствии пожалел. Дело было так: возвращаясь домой с работы, я, изрядно уставший, едва ковыляющий по улице поздним июльским вечером, шел неподалеку от злополучного парка и решил через него срезать. Времени было много, ибо последняя электричка от станции «Ховрино» отправляется намного позже полуночи, но я все же не хотел долго задерживаться, потому, недолго думая, свернул в парк.

Ночью это место выглядит совсем иначе: тёмные, мрачные аллеи, пустынные дорожки, слабо освещаемые луной, неизвестно откуда взявшийся ветер и холод, пронзающий насквозь. И дернул меня какой-то чёрт присесть на скамейку, отдохнуть слегка, о чем я вскоре пожалел.

Едва сев, я почувствовал, как ноги становятся ватными, что я быстро списал на усталость. По телу пробежала волна холода и слегка закружилась голова. И вот сижу я, значит, вокруг ни души — и слышу тихий шорох где-то рядом. Я машинально повернул голову и... не обнаружил ничего. Ничего, что могло бы шелестеть. Я уже было решил, что показалось, как за спиной хрустнула ветка. Вот тут я уже буквально подпрыгнул на месте, обернулся и увидел какую-то неестественно длинную тень, резво удаляющуюся от меня куда-то в кусты. Я вскочил (со второй попытки — ноги по-прежнему плохо слушались) и пошел в направлении станции. И вот я иду по тёмной аллее и чувствую, как за мной идет кто-то еще: слышу тихие шаги, следующие за мной буквально по пятам, и хрипловатое дыхание. Я ускорил шаг, но быстро понял, что преследователь не собирается отставать. Тогда я резко обернулся, думая увидеть какого-нибудь бомжа. Увидев, что там, я сначала остолбенел, а потом чуть не завопил на весь город: на земле буквально в шаге от меня лежал подгнивший череп, на котором копошилась куча червей. Сказать, что я охренел от такого поворота событий — это не сказать ничего. Ломанулся я оттуда со всех ног и уже через пять минут сидел в электричке.

Только через год после этого я узнал, что на месте парка было кладбище, ликвидированное где-то в 60-х годах. С тех пор по ночам я обхожу Грачёвку стороной.
Произошло это в Барнауле. Я на даче гулял со своим другом по окрестностям. Мы обычно ходим на улице до полуночи, но в этот день я пришёл пораньше. А в доме в гостях сидит старая знакомая моих родителей. Все, включая моих родителей, были немного подвыпивши. Сидели они до трёх часов ночи, потом гостья собралась домой и попросила, чтобы я её проводил к её дому.

Мы пошли вниз по улице и начали спускаться по склону холма. Я заметил, что, как мы начали спускаться, одна местная собака начала на кого-то рычать, хотя и меня, и эту женщину он знал и никогда раньше не рычал. Но я особого внимания на это не обратил. Минут через десять я уже возвращался обратно. Когда поднимался на холм, то услышал, как та собака начала неистово лаять. Выйдя из-за поворота на свою улицу, я увидел недалеко впереди силужт человека, который странной роботоподобной походкой ходил вперёд-назад. Я тогда подумал ещё — уж не на него ли тявкала собака?

Я ускорил шаг, чтобы быстрее добраться до дома. Когда я подошёл к человеку, то заметил, что он очень высокого роста (два метра, наверное, точно было), у него очень длинные волосы и густая борода. Лица он мне не показал — всё время находился ко правым боком и отворачивал голову. Мне стало не по себе, и я поторопился пройти мимо. Уже находясь возле ворот в свой двор, я обернулся. Он стоял, наклонившись вперёд, и гладил по голове ту собаку, которая раньше к себе никого не подпускала, кроме своей хозяйки. И я заметил ещё одну деталь, от которой у меня волосы встали дыбом: левая нога этого человека будто была лишена кожи — там было какое-то красное месиво, почти бесформенное, идущее буграми. Я едва не закричал, но сдержался и убежал в дом.

На следующий день ту собаку нашли мёртвой там же, где я видел её в последний раз...
История эта произошла около года назад. Я попытаюсь её описать, сохраняя при этом всю возможную анонимность.

Проживаю я в подмосковном городке. Обычный такой город с хорошо развитым производством, благорадя чему практически не нуждающийся в дотациях, ибо сам может себя обеспечить. В городе идёт бурное строительство всего, чего только можно, поэтому облик города меняется на глазах. В общем, жить в городе довольно приятно, как и в любом динамично развивающемся поселении. Однако, зарплаты растут не так быстро, как сам город, поэтому работаю я в Москве. Три часа на дорогу в день, пять раз в неделю. Так работают миллионы, поэтому я не слишком переживаю по этому поводу. На работу я добираюсь на пригородной электричке, что удобно, ибо живу я в 10 минутах пешком от вокзала. На работу нужно приходить к 9 утра, поэтому зимой приходится выходить из дома, когда ешё не рассвело, а возвращаться также в темноте.

Утром мой путь пролегает по достаточно освещённой и оживлённой части города, поэтому можно не бояться притаившихся в темноте гопников, однако вечером я, как правило, выбираю другой путь. Это может показаться несколько странным, однако всё просто: вечером я приезжаю, естественно, на соседнюю платформу (по отношению к той, с которой я уезжал утром) — в таком случае проще пройти вдоль путей до перехода, перейти по нему и дальше по прямой до дома. И вот эта вечерняя дорога, как я уже сказал, прилегает практически вплотную к рельсам и проходит параллельно промышленной зоне. Даже в час пик на ней редко кого можно встретить.

На самом деле, точную дату начала этой истории я сейчас даже и не вспомню, помню только, что в какой-то момент стал замечать на асфальте по пути на работу странные каплевидные следы. Как будто кто-то что-то нёс в пакете, а тот протекал. Что, в общем, было неудивительно, ибо мусорные баки находятся совсем близко, и я сам утром частенько выхожу из дома с пакетом мусора. Пятна как пятна. Я особо не придавал им значения — мало ли что за негодяй насвинячил, тем более что они тянулись тоненькой цепочкой как раз к бакам. Пятна были совершенно несмываемыми — лишь через несколько недель после дождей и снегов, они становились бледными и в глаза уже так сильно не бросались. Однако, что интересно, каждые два-три месяца на асфальте появлялась новая цепочка свежих следов. Иногда ровная цепочка прерывалась большой и объёмной маслянисто-чёрной кляксой, которую хотелось обойти как можно дальше.

В общем, следы эти раздражали меня, как и окурки, брошенные где попало, пивные бутылки и прочий мусор, которым некоторым ленивые задницы захламляют улицы городов. Я не пытался найти место, откуда эти следы начинались — зачем мне это, — однако начинались они явно за границей моего обычного утреннего маршрута. Иногда следы были сразу на нескольких улицах — все они сходились в районе мусорки. Также, где они появились хотя бы раз, через пару месяцев они появлялись снова. Я ни разу не видел следы вдоль моего вечернего маршрута до вечера одного из декабрьских дней.

Зима в том году была довольно хилая, и в декабре снега все ещё не было (вернее, он выпадал периодически, но таял почти мгновенно). В тот день пришлось задержаться на работе — в итоге на свою остановку я приехал уже в двенадцатом часу ночи. Платформа, надо сказать, была освещена достаточно неплохо, хотя пара фонарей и не горела.

Пройдя через турникеты, я спустился по лестнице вниз, чтобы пойти обычным вечерним маршрутом. Надо сказать, что эта дорога не освещается совсем, вернее, первые 70 метров её освещает тусклый свет фонарей с платформы, однако, когда заканчивается платформа, заканчивается и свет, и до перехода приходится топать в сплошной темноте. Где-то в середине этого пути большой кусок дороги обычно освещает прожектор, направленный с одного из зданий промзоны. Обычно.

Итак, направляясь по этой чёртовой дороге к переходу, я заметил впереди на границе освещённой зоны силуэт. Я, честно говоря, не ожидал в такое время кого-то тут увидеть. Однако пугаться раньше времени не думал, ибо человек тоже шёл в сторону перехода и явно был один. Шёл я достаточно быстро, ибо время позднее, да и зима — поэтому расстояние между нами сокращалось. Вдруг я услышал, как под ногами что-то смачно хлюпнуло. Посмотрев под ноги, я увидел ту самую лужу и рисунок мелких капель, тянущийся от неё в обоих направлениях. Однако эта лужа отличалась от тех, что я видел раньше. Во-первых, тем, что это было уже не просто засохшее пятно, а самая настоящая лужа — правда, она явно была неоднородной консистенции. Во-вторых, лужа появилась тут совсем недавно, так как от неё шёл пар и несло совершенно омерзительным запахом, который я даже не смогу описать. В-третьих, и лужа, и капли ещё не успели смешаться с водой и снегом, поэтому были тёмно-красного, почти чёрного, цвета.

Кое-как обмыв ботинок в лужице растаявшего снега, я пошёл дальше, внимально глядя под ноги. Между тем расстояние до мужчины (почему-то я был уверен, что это именно мужчина) сократилось до 5-7 метров. На вид это был самый обычный бомж, одетый в то, что удалось достать. В одной руке у него был пакет, дно которого было тёмным. Из пакета периодически, в такт его ходьбы, падали тяжёлые капли какой-то жидкости. Я решил ускорить шаг, чтобы как можно скорее его опередить и уйти дальше.

Поравнявшись с ним, я услышал бормотание — едва слышное, слова было сложно разобрать. Впрочем, пару фраз всё-таки удалось вычленить: «Наконец-то», «Плохая кожа», «Её лицо», «Моё». Пройдя мимо него, я уже было расслабился и немного сбавил темп, но моё природное любопытство решило вдруг проснуться, и я обернулся назад. Голова мужчины, секунду назад опущенная вниз, резко дёрнулась, и он посмотрел на меня.

Ужас, граничащий с паникой, пробрал меня до костей. Его лицо. Его не было. Был туго обтянутый кожей череп с небольшими впадинами на месте глаз и рта. Чёрт, но я же слышал, как они бубнил!..

Я быстро отвернулся и быстрым шагом пошёл вперёд. До перехода оставалось совсем ничего. Удивительно, но это существо сзади, казалось, не двигалось, а так и осталось смотреть мне в спину. Я облегчённо вздохнул. Однако через пару секунд я уже бежал, вне себя от страха. До перехода оставалось метров пятьдесят, когда я услышал сзади глухой удар — звук, как будто что-то тяжёлое падает на землю, а потом шаги. Бег. За мной кто-то бежал. Даже не бежал, а нёсся огромными прыжками. Не человек. Это был не человек — обернувшись на секунду, я увидел его по всей красе. Бутафорский, театральный парик слетел с него, обнажая кости черепа неестественно серого цвета. Руки у него было необычайно длинные, свисавшие почти до земли — казалось, он вот-вот встанет на четвереньки и погонится за мной, как настоящий хищник, загоняющий свою жертву...

Я бежал. Переезд остался за спиной, впереди была оживлённая часть города, но я не тешил себя надеждой, что тварь от меня отстанет. Пробежав ещё метров сто, я увидел впереди группу людей. Это была какая-то подвыпившая компания — они были пьяны настолько, что я смог затесаться между ними, немного отдышаться и набраться смелости, чтобы взглянуть назад — туда, где из-за перехода на меня таращилась эта тварь.

После того случая я снял квартиру в Москве. Стараюсь не ходить по безлюдным местам в тёмное время суток и боюсь смотреть под ноги, опасаясь увидеть следы на асфальте. И пытаюсь не думать о том, что это было за существо и что оно несло в пакете.
Была зима. Мы с подружками решили прогуляться по озеру, которое находится в нашем районе. Прибыв туда, мы решили сфотографироваться, стоя на льду. В какой-то момент нам послышался какой-то стук по льду. Это был не треск льда, который готов сломаться, а именно стук из-под льда… Мы переместились на другое место и стали обсуждать, что бы это могло быть. Я решила похвалиться своей смелостью перед подружками и вернуться, чтобы посмотреть, что же там такое. Когда я подошла к тому месту, то заметила то, на что раньше не обращала внимания — лед здесь был не матовый, а прозрачный, как стекло. И под ней, к своему ужасу, я увидела руку, которая судорожно дергалась, будто пыталась схватиться за лед. Я закричала, и у меня по щекам потекли слезы — сама не знаю почему, но я не могла их сдержать. Подбежали мои подружки и стали успокаивать меня. Я снова посмотрела на то место, но там уже ничего не было...

Как я узнала потом от своих знакомых, той осенью в озере утонул маленький мальчик. Ему было всего 8 лет. Тело нашли.