Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ОККУЛЬТИЗМ»

Не так давно я потерял своего близкого друга. Знакомы мы с ним были очень давно, подружились еще в первом классе и через многое прошли вместе. А рассказать я хочу про то, как все это произошло.

Кирилл — так звали моего друга. Осенью он женился на прекрасной девушке Ире, любовь у них была очень сильная — такая, что многие знакомые завидовали. После свадьбы Кирилл обрадовал нас новостью, что Ира беременна. Из-за беременности жены Кириллу пришлось найти вторую работу, поэтому видеться мы стали редко.

В марте у Кирилла случилось непоправимое — убили Иру. Это случилось вечером, когда Кирилл был на работе. Ира пошла в магазин, и, когда она возвращалась, на пешеходном переходе ее сбила машина. Она была еще жива, когда из машины вылезли три пьяных отморозка. Со словами, что она испортила им машину, двое из них по несколько раз ударили Иру ногами, после чего сели в машину и спокойно уехали. Свидетели происшествия — несколько человек — не успели ничего сделать, кроме как вызвать «скорую», но когда она приехала, было уже поздно.

После похорон Иры (которыми в основном занимались мы с друзьями, так как Кирилл был не в состоянии что-то делать) мы узнали, кто были эти отморозки, но наказать их не получалось: уголовное дело заглохло, хотя в какие только инстанции не подавались документы, а найти и устроить «народный суд», так сказать, тоже не имели возможности, так как эти уроды испарились из города — им помогали их влиятельные родители.

Шли дни, Кирилл много пил, мы старались помочь, как могли — даже хотели положить его в больницу, чтобы он вышел из запоя, но он вообще перестал контактировать с друзьями. На сорок дней со дня смерти Иры мы приехали к Кириллу и долгое время тщетно пытались попасть в квартиру. Потом решили поехать на могилу к Ире, помянуть и заодно узнать, когда будет готов памятник.

Приехав на кладбище, мы увидели Кирилла, лежащего возле могилы своей жены. Приведя его в чувство, насколько это было возможно, я сказал парням, что отвезу его домой, а их отправил узнать по поводу памятника. Пока мы ехали в машине, Кирилл поведал мне, что ночью пьяный приехал на такси на кладбище. И когда ночью он плакал у могилы, к нему подошла старуха в лохмотьях. Не зная даже причину смерти Иры, старуха сразу спросила Кирилла, хочет ли он отомстить тем трем, что виновны в смерти Иры, на что Кирилл ответил согласием. Старуха дала ему семена какого-то цветка (три штуки) и сказала, что надо сажать их по очереди — как первый цветок вырастет и станут лепестки красными, надо сажать следующий, а потом последний. Когда старуха уже собиралась уходить, она добавила, что в обмен за месть душа Кирилла перестанет принадлежать ему, и чтобы Кирилл сначала все хорошо обдумал, прежде чем сажать семена.

Я воспринял рассказ как бредни пьяного и убитого горем человека и не придал его словам значения. И вообще, я тогда больше переживал, чтобы он не наложил на себя руки, так как выглядел, да и вел себя он с каждым днем все хуже. Приехав домой, Кирилл поблагодарил меня за все и попросил оставить его одного. Не слушая мои слова, он буквально вытолкал меня за дверь.

После этого я Кирилла я не видел — он снова перестал с кем-либо контактировать. Через три недели мне в слезах позвонила мама Кирилла и сказала, что его убили. Убит он был дома, дверь была закрыта изнутри. Полицию вызвали его родители, так как общался он только с ними, и то по телефону — хотя бы раз в три дня они созванивались. Когда он не брал телефон уже вторую неделю, родители, вскрыв дверь, обнаружили тело — вернее, то, что от него осталось. На полу было сплошное месиво из плоти Кирилла.

После похорон Кирилла его мать попросила меня забрать кое-какие вещи из квартиры Кирилла. Зайдя в квартиру и собирая вещи, я обратил внимание на подоконник, на котором стояли три красных цветка. Вид у них был мерзкий, из них сочился красный сок, от них исходил аромат гниющего мяса, да такой, что меня едва не вырвало. Взяв вещи, я быстро вышел из квартиры и запер дверь, борясь с рвотными позывами.

Дело по убийству Кирилла остаётся нераскрытым по сей день. По слухам, те трое отморозков, которые сбили Иру, вскоре все погибли при загадочных обстоятельствах.
Автор: nekromantures

Я живу с женой и ребенком в славном городе Чита. И было у меня до недавних пор одно необычное увлечение — черная магия. Все, наверное, в детстве хоть разок, да занимались подобной ерундой, а я, как человек особо упертый, пошёл дальше детских игр. На полном серьёзе изучал оккультные учения, в одно время и порчи снимал, и привязку на любовь и удачу делал... Не верите — ваше святое право, но у меня получалось. Я гордился собой. Но когда у меня родился ребенок, я решил завязать с опасным хобби и выбросил из дома все, имеющее отношение к оккультизму. Тут-то и началось...

По ночам мы с женой начали слышать звуки шагов и какие-то шлепки по линолеуму. Затем ребенок начал постоянно куда-то в углы комнат смотреть и хихикать. А потом случилась и вовсе жуткая вещь: как-то вечером, подойдя к зеркалу, чтобы причесаться, я услышал рядом с собой говор, похожий на китайский. Одновременно с этим створки зеркала начали двигаться, как бешеные — стучали и гремели, пока не сорвались с петель. Я просто опешил.

В следующий раз моего ребенка во время водных процедур что-то невидимое с силой затащило под ванну. Он не испугался, а только засмеялся.

Самое интересное — то, что я узнал позже. Оказывается, в моей квартире в ванной во время возведения дома был задушен китайский строитель!

Не знаю, связано ли появление призрака с моим увлечением. Но ни до, ни во время моих оккультных «опытов» в квартире ничего необычного не происходило.
У меня очень интересная профессия — веселая, я бы сказал. Я врач-патологоанатом в судебном морге. За свою карьеру насмотрелся много всякого. 20 лет назад я бы и подумать не мог, что человека можно повесить на собственных кишках. Оказывается, можно... Но не буду углубляться в описание прелестей своей профессии, а расскажу одну историю.

В теплый майский вечер (а именно, это были майские праздники) мне выпало суточное дежурство. Начальства, конечно же, не было, и во всем нашем патологоанатомическом отделении находились трое: я и два санитара — Колян и Толян. Веселые ребята, скажу я вам. С ними не соскучишься. Итак, все гуляют, напротив нас расположен парк, и мы слышим радостные крики и визги народа. А мы работаем. Грех не выпить,правда? Тем более, находясь в месте, где спирт стоит в канистрах...

Закончив все свои дела (писанины, я вам скажу, в нашей профессии больше, чем резни трупов), я снял очки, умылся, навел порядок на столах, закрыл дверь на ключ и пошел Толику и Коляну, которые были уже, мягко скажем, подшофе. У нас есть комната, где мы переодеваемся, отдыхаем, обедаем. Там они и расположились со своим «банкетом».

На улице еще светло, мы сидим, выпиваем, закусываем, смотрим телевизор, обсуждаем баб (а как же без них-то). Наши бурные обсуждения прервал звонок в дверь, что означало — к нам привезли «пополнение». Обматерив все вокруг, Толя пошел принимать гостей. Привезли девушку, на вид лет 16-18, худощавого телосложения, длинные черные волосы, с виду вроде вся целая, но по виду «труповозов» я понял: что-то не так. Ребята не из робкого десятка, но вид у них был напуганный.

Приняв девочку, Толя с Колей отправили ее к другим нашим друзьям, а я начал опять бумажную работу — протоколы всякие, подписи, росписи, записи... Полицейский, который прибыл на место обнаружения девочки и сопровождал её по пути к нам, рассказал мне, что ее случайно нашел мужик какой-то в парке, в кустах (видимо, отлить пошел, а тут заодно и по-большому сходил). «Мы не стали ее там сильно рассматривать, ну вообще, ты сам посмотришь, поймешь, что к чему», — заявил мне полицейский. Ну, отлично теперь, работы на всю ночь. Ладно, проводили народ, «труповозам» налили выпить и тоже отправили восвояси (они нам, кстати, так ничего тогда и не рассказали). Девочку пока поместили в холодильник, где находились еще три с половиной трупа. Сами пошли дальше дискуссии продолжать — не закончили ведь!..

Около полуночи нам надоели эти разговоры, мы решили вздремнуть. Вырубились моментально. Проснулся я от давления на мочевой пузырь около часа ночи. Ну что ж делать, надо идти освобождать его.

Сделав свои грязные делишки, возвращаюсь я обратно. В коридоре не очень светло, и вот наступаю я на что-то и падаю прямо лицом плашмя в пол. Звездочки засверкали в глазах, кровь из носа полилась... Я, конечно, тут же побежал принимать меры по ее остановке. Все закончилось благополучно, но тут до меня дошло — а на что я наступил-то? Пошел смотреть. Обошел весь коридор — ничего. А ведь хрустнуло тогда под ногами так смачно, как будто чьи-то ребра сломались. Подумав, что пить надо меньше, пошел дальше спать.

Только устроился, закрыл глаза, и тут бабах! Судя по звону, в секционной шкаф с инструментами рухнул. Отлично, думаю. Захожу туда — все нормально. Выхожу, закрываю дверь, и тут до меня дошло: дверь-то я закрывал на ключ, а она открытая нараспашку...

В такой ситуации нужно было покурить, конечно же. Направился на улицу, прохожу мимо двери холодильника (а дверь там, как в огромном сейфе), дошел до входной двери и прислушался — какие-то вроде телодвижения в холодильнике происходят. Открыть надо, посмотреть, вдруг кто живой оказался (такое тоже бывало, и не раз). А свет, зараза, включается не снаружи, а внутри холодильника. Открываю холодильник, тяну руку к выключателю и тут чувствую: что-то выключатель странный,скользкий какой-то. Ну, может, обморозился. Щелк — света нет. А в углу какие то телодвижения продолжаются... Тут я и ляпнул: «Есть кто живой?».

— Ты что, покурить встал? — услышал я сзади голос Толяна.

— Да вот, что-то мне показалось, шевелится кто-то тут, и свет не работает...

— Крысы, может... Пошли, покурим.

Вышли на улицу, покурили. Я все таки настоял на том, чтобы проверить холодильник с фонарями. Так мы и сделали: разбудили Колю, взяли фонари и пошли на разведку. Все осмотрели, Толян повозился с выключателем — все тела на месте вроде, все три с половиной. Свет после манипуляций Толяна стал опять зажигаться — оказывается, просто там что-то перемкнуло...

Вышли, пошли кофейку попить, и тут Коля спохватился:

— Стоп, а девка-то где?

— Какая девка? Одни девки у тебя на уме! — проворчал Толян.

— Которую привезли сегодня вечером, идиот!

Мы все трое сидели и хлопали глазами, как в мультфильме. Девки-то и правда не было, а ведь Толя положил ее прямо у двери холодильника.

— Сперли! — возмутился Толян.

Трезво рассудив ситуацию на пьяную голову, мы решили еще раз проверить холодильник. Девочки и правда не было.

— Нет, ну не испарилась же она... — не унимался Толя.

В общем, мы облазили каждый уголок нашего прекрасного заведения, даже подвал. Ни-че-го. Приняли решение лечь спать. А что нам еще делать? Утром отпишемся как-нибудь...

Уснуть я не мог, а мои коллеги храпели, как тракторы. Встал, пошел курить. Прохожу мимо холодильника — опять дверь открыта! Хотя ключ-то висит, значит, закрывали точно. Захожу я туда — надо же разобраться, в чем дело, хотя сердце уже в пятки убежало и ноги у самого похолодели, как у трупа...

У меня аж сигарета изо рта выпала от той картины, которую я там увидел. Сидит эта девица на полу и играет частями трупа (я же говорил, что трупов в холодильнике было три с половиной — там в мешке были руки, ноги и кусок туловища, все обгорелые). Так вот, эта стерва вывалила это все на пол и сидит, развлекается.

Вылетел пулей из комнаты, закрыл за собой дверь и понял, что ключи висят в другом конце коридора. Побежал туда. И снова, наступив на что-то хрустящее, свалился с ног. Тут же, оглянувшись, увидел что-то круглое, но в темноте не смог разобрать, что это — а оно издавало какие-то урчаще-шипящие звуки и двигалось ко мне. Я вскочил, ломанулся к парням, и тут за ногу меня кто-то схватил, да так сильно, что я закричал. Темнота такая, что в упор не вижу, что там происходит позади меня. На мои крики выбежали в одних трусах Коля с Толей. Затащили меня, валяющегося на полу, к себе, обматерили, а потом выслушали мой сбивчивый рассказ. Не поверили, пошли проверять холодильник. Вернулись оттуда бегом и с выпученными глазами и позвали меня пойти посмотреть с ними, что там натворено.

Итак, картина в холодильнике: все три трупа разодраны в клочья, расчленены, нашинкованы как салат просто, все стены в крови, девки той нету. На стены кровью написаны какие-то непонятные символы. Мы не стали долго там всё рассматривать, а просто вылетели на улицу и побежали в больницу, рядом с нами стоящую. Забежали в приемный покой. Коля было начал всем рассказывать о наших злоключениях, но, конечно, его слова приняли за пьяный бред, похохотали и отправили нас спать.

Спать мы не пошли. Сели на лавочку покурить. Я оглянулся на наш злосчастный морг: в окне нашей комнаты отдыха стояла та девчушка и махала нам чьей-то оторванной рукой, вырисовывая на окне что-то... Ломанулись мы обратно в приемный покой больницы и сидели там до утра. Утром пришла другая смена, нас не нашли, начали звонить на мобильники. Идти в морг нам очень не хотелось, но пришлось.

И что вы думаете? Все было нормально! Ни крови, ни расчлененки, и девочка лежит там, где ее положили...

При таких условиях в итоге мы ничего никому не стали рассказывать, хотя мой сменщик, патологоанатом предпенсионного возраста Василий Станиславович, заподозрил, что мы тут «что-то творили». Сославшись на похмелье, мы быстро собрались и пошли по домам, решив по дороге дернуть еще пива. Дядя Вася меня, конечно, отчитал за то, что я не выполнил работу свою, а оставил ему эту девочку. Я извинился перед ним и посоветовал не откладывать это дело до вечера или ночи.

Кстати, Коля у нас вообще парень умный, начитанный. Он запомнил те символы на стенах, понять их все пытался. В конце концов это ему удалось. По его словам, это была система знаков, которым пользовалась в ритуалах какая-то европейская секта XIX века для вызова демонов.

Насчет той девочки — потом мы через знакомых в полиции выяснили обстоятельства её смерти. Компания подростков-неформалов решила ради забавы вызвать какой-то дух, следуя обряду, описанному в книге. Там нужно было принести в жертву живое существо — они зарубили курицу. Что случилось потом, они так и не смогли объяснить, вроде память всем отшибло. А та девочка и вовсе умерла. Да только не совсем, видать...
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: Морф

Летом 2007 года я потерял троих друзей. Как это произошло, кто виной, я не имел понятия, но в душе винил себя, что не досмотрел, вовремя не помог. Все трое сидели на наркотиках, причем нестандартных.

Тут нужно сделать маленькое предисловие. Мне повезло родиться в этом городе, в этом районе. Почему? Да потому, что встретил таких друзей. Изначально нас было пятеро: я, Сергей (мой самый лучший друг), Игорь, Саша и Кирилл. Мы вместе росли, ходили в школу, гуляли с девчонками. Уже когда повзрослели, от нас отдалился Кирюша, он нашел девочку, которая была при деньгах, и они вместе уехали за границу, так наши контакты и оборвались. Нас осталось четверо. Много чего происходило, но наша крепкая дружба не рушилась. До одного дня.

Помню, в тот момент все увлекались мистикой и тому подобным. Мы тоже это стороной не обошли. Читали всякие книжки, пытались вызывать духов, «потусторонние сеансы» устраивали. Ничего не происходило. В то время я встретил прекрасную девушку, нынче мою жену Ларису. Мне уже начал надоедать весь этот сатанизм, и потихоньку я начал отходить от этого. Но парни всё продолжали, будто помешались на этом. Я отговаривал, пытался вытащить в клубы, да хоть куда — всё без толку. Ссорился с ними, говорил, что уже парни взрослые, а верят во всякую чушь. После одной из таких ссор я в ярости вылетел из квартиры Сергея, и мы не разговаривали, может, месяца два. И вот я пришел к началу этой ужасной для меня истории.

За месяц до самоубийства Сергея (его смерть была последней, но все три произошли на протяжении одного месяца) он позвонил мне и пригласил в кафе выпить пивка. Я удивился столь резкому и удивительному звонку, в душе даже обрадовался. Встреча была назначена на 17:00. Я сидел в кафе, когда ко мне подсел парень, лишь частично напоминавший былого Серегу. Старые нестираные вещи, капюшон, красные глаза, бегающие по сторонам, странный запах... Нетрудно было догадаться, он сидит на наркотиках. Впрочем, это была не догадка — были некоторые слухи о том, что парни занимаются нехорошим делом, но я до последнего отказывался верить. Я заказал пиво и пиццу. Некоторое время мы молчали, тишину нарушил я.

— Ну и под чем ты, Серый? — я попытался завязать разговор и поэтому сказал первое, что пришло на ум.

— Макс, дело не в этом. Я пришел увидеть тебя, парни не смогли, им сейчас нелегко, но вскоре ты их увидишь. Мы скучаем. Короче, пришел сказать, что у коробки моего компьютера снизу двойное дно. Если что-то случится, ты там найдешь одну вещицу, она предназначена тебе. Ты поймешь всё сам.

Я пытался остановить его:

— Что за чушь ты паришь?!

Он же стеклянными глазами посмотрел вокруг, затем произнес:

— Они уже здесь. Они не должны видеть тебя со мной. Запомни: нижний потайной отсек. Еще увидимся.

После этих слов Сергей резко вскочил, обронив на себя пиво, и стрелой вылетел из кафе. Я сидел ошарашенный, чувствуя на себе с десяток глаз посетителей кафе.

Мы так и не встретились — ровно месяц спустя он повесился. Саша за пять дней до Сергея кинул на шею веревку, на другой конец которой он привязал много всякого металла, и прыгнул в озеро с кладки. Игорь сам себя изрезал ножом. Вы не представляете, каково мне было: три смерти за месяц, да еще и чьи... парней, которых я знал еще детками. Тех, кем дорожил, как родными.

За траурным столом мне не сиделось. Пару раз выпив, я встал и вышел покурить. Когда возвращался обратно, заметил, что дверь в комнату Сергея открыта. Я вошел — на стенах висели плакаты любимых музыкантов, на столе стояла чашка с кофе. Как я понял, после его кончины никто ничего не трогал. На тумбочке возле кровати стояла фотография, где мы были вчетвером на рыбалке. Тут я и не сдержал слёз. Уже собираясь выходить, вспомнил слова о компьютере. Прикрыв двери, я достал системный блок, отвинтил крышку и начал искать хоть что-то напоминающие потайной отсек. Моему удивлению не было границ: там, где он говорил, действительно было двойное дно. Внутри я нашел тетрадку в красной обложке. Спрятав её под рубаху, я вернулся обратно.

Уже вечером, дома, я достал её и принялся листать. Из 46 листов было заполнено лишь 18, как будто он начал вести её в последние два месяца жизни. Как оказалось, так оно и было. Дальше я постараюсь передать содержимое этого дневника, пропуская ненужное и местами сокращая.

Первая запись была такой:

«05.06. Вечер.

Он сказал завести дневник и записывать все, что с нами происходит, если этого не сделать, мы потеряем чувство реальности. Вчера мы встретились с ним. Имени он не назвал, но величать его велел Некро. Где его отыскал Игорь, ума не приложу, но он должен нам помочь в наших стремлениях связаться с потусторонними силами. Как-то глупо написал».

Эта фраза меня порадовала, сразу вспомнился Сергей со своими словечками. Следующая запись датировалась двумя днями позже:

«07.06. Вечер.

Он гений! Это работает. Вчера получил письмо, в нём место и метод. Все мы получили по письму — как-то по старинке. Первое место — дом, в котором пьяный отец ночью зарезал двух дочерей и жену, а сам повесился. Я знаю это место, читал в газете. Сеанс прошел отлично, я видел их. Сначала следы на толстом слое пыли, но чуть позже появились они. Две девочки бегали по второму этажу, я их видел!!! Мелкие смешки — как отдаленные звуки, они пытались говорить со мной, я не разобрал ни слова, зато парни беседовали с их мамой, я и её видел, но не мог отказать девочкам в том, чтобы поиграть с ними. Это безумно с одной стороны, но гениально с другой. Есть и некий нюанс: когда действие проходит и они исчезают, то принимают предсмертный вид. Ух, от этого мурашки по коже. Эти маленькие крошки улыбались кровавой улыбкой, шрамы от перерезанного горла были видны очень отчетливо, даже можно было анализировать, у кого оно перерезано ровней. Это реально, и боже, какой адреналин!.. Буду заканчивать, устал, да и надо готовиться, завтра второе место, которое указано в письме Саши».

«14.06. Вечер.

Пора бы снова записать сюда, что я наблюдал. Вторым местом был берег речки на окраине города. По слухам, именно там в каком-то году была вырезана семья, приехавшая провести ночь на берегу реки. Поговаривают, будто оно проклято. После принятия этого чудо-зелья где-то с час ничего не было. Как потом я выяснил для себя, тогда была убита не одна семья, потому как я их насчитал около десятка. Они просто стояли и смотрели на нас. Один мужчина махал рукой, указывая на что-то, но проверить указанное место так никто и не решился. Отход (я назову так последействие зелья) был не так уж и ужасен. Просто окровавленные вещи на призраках. Нет, вру, был жуткий момент, когда девочка, сидевшая на кладке, начала надевать на шею какое-то подобие веревки с камнем. Она поднялась, улыбнулась и прыгнула. В тот момент, могу поклясться матерью, я видел расходящиеся в том месте волны. Вот такой был сеанс у озера.

Но самое жуткое было на заброшенной фабрике, где соорудил себе логово маньяк — он заманивал туда девочек, насиловал, затем убивал ножом. Уже трупы он приводил в порядок, красил, расчесывал — ну, ухаживал. Эти детали я выяснил непосредственно во время сеанса. Девчонок я не считал, но их было многовато. Все перепуганные, они прятались по углам и что-то тихо шептали друг дружке. Отход был тяжкий, почти у всех в одно время из живота начали вываливаться кишки. Фу, не хочу вспоминать. А так, все даже очень ничего».

Читать этот бред не хотелось, но, пересилив себя, продолжил.

«20.06. Ночь.

Я не знаю, что сейчас творится со мной. Мне кажется, я постоянно сплю. Эти сны меня убьют. Я плохо начал соображать — день сейчас или ночь? Думаю, ночь, на улице же темно.

Какие я сделал выводы для себя? Это опасно, не стоит шутить с тем неизведанным, что таит тот мир. Да, вот так. Теперь я их вижу. Всех их. Они говорят со мной. Я узнал много интересного. Но писать об этом мне запрещено. Игорь и Сашка тоже их видят, как и я. Я спрашивал. Я-то думал, крышей тронулся, а оно нет. Ну что еще написать? Тяжело с ними и страшно, особенно ночью, когда являются другие».

Бред безумца, характеризовал я для себя это подобие дневника. И вот я дошел до последней записи.

«03.07. Максу.

Макс, если ты читаешь это, значит, тетрадь у тебя, а я, наверное, мертв. Попытаюсь объяснить суть написанного в ней. Первым делом ты должен понять, все это реально. Чтобы увидеть и поговорить с покойниками, есть много способов. Этот предназначен для разговора с теми, кто умер не своей смертью. Это безобидные души, они не вредят. Нужно найти место, где случилась трагедия, смешать порошок дурмана со святой водой. Доза должна составлять столько, сколько влезает в маленькую ямочку на твоей руке. Это для того, чтобы узреть незримое. Так сказал он. Обязательно нужно прочитать любую молитву наоборот. Для чего это, я не знаю. Вроде все.

Так, следующее. Есть побочные эффекты. Если ты будешь делать это очень часто — ну, устанавливать контакт, — то оно увяжется за тобой, и на каждом месте, где человек умер не своей смертью, ты будешь видеть их.

Ты спросишь, зачем я тебе это пишу? Это мой тебе подарок. Если ты поможешь им — они помогут тебе. Главное, не больше одного контакта в год. Если превысишь лимит, за тобой придут они. Как и за мной. Вот и всё.

Храни тетрадь. Ведь ему она тоже нужна. Правда, не знаю, зачем. Ладно, Макс всех благ, уже темнеет, нужно искать людное местно, одному оставаться страшно. Еще увидимся».

Это последняя запись в дневнике Сергея. Не знаю, поверите ли вы мне или нет — решать вам. Дневник по сей день у меня, а проверять я ничего не стал, оно мне и даром не надо. Вот такая вот история.
Автор: Чучундра

Как-то раз (дело было под вечер) родители мои пошли в гости к знакомым. Я остался дома один. Сходил на кухню поесть, посмотрел телевизор — в общем, всё как обычно. Часов в двенадцать я выключил свет и лёг спать.

Не знаю, сколько я проспал, но проснулся от стойкого ощущения, что я в комнате не один. Честно скажу, я парень не робкого десятка и никогда, даже в самом раннем детстве, темноты не боялся, а тут не знаю, что на меня нашло: некоторое время я просто не мог повернуть голову и осмотреться. Но в конце концов я всё же преодолел себя и развернулся к противоположной стенке. Тут нужно немного рассказать об интерьере моей комнаты. Кровать моя стоит у дальней стены, а дверь, ведущая в комнату и выключатель, получается, расположены напротив меня. Так вот, на этой противоположной стене я увидел тень. Просто тень. И ничего, что могло бы её или нечто подобное отбрасывать, не было ни в моей комнате, ни на улице. Это было существо высотой больше двух метров, отдалённо напоминающее человека. Шеи у него не было совсем, голова росла прямо из плеч, глаза — два бесформенных, горящих красным огнём пятна. Но самым страшным было то, что длиннющие руки существа (как я потом прикинул, метра полтора, наверное, длиной), постоянно извиваясь, абсолютно беззвучно скользили по моей стене, как будто что-то нащупывали, искали в полутьме.

Я запаниковал. От твари меня отделяло крохотное пространство комнаты, и я не сомневался, что, если нужно, она его преодолеет с лёгкостью. Мысли в моей голове с лихорадочной быстротой сменяли одна другую. Что делать? Выпрыгнуть в окно? Но я живу на восьмом этаже. Ждать родителей? Нет. Увольте. С таким соседом я не продержусь и получаса, просто сойду с ума. Быстро вскочить и выбежать из комнаты? Да, это, пожалуй, подойдёт. И авось мой гость меня не поймает.

Я собрался на кровати в тугой комок, приготовился к прыжку. Если бы я знал тогда, какую чудовищную ошибку совершаю! Лучше бы я покончил с собой. Ну что ж, дураку море по колено, и я рванул. В каких-то сантиметрах от спасительного выхода я почувствовал ледяную хватку на горле. Тело моё, как безвольная кукла, заскользило к монстру. И тут он прижал меня лбом к стене. Стенка как будто была уже и не твёрдая. Да, она стала жидкой, вязкой, и тварь засовывала меня в неё головой. Я отчаянно упирался, брыкался, орал, но всё было зря. Я чувствовал, как через закрытые веки в мои глаза просачивается эта отвратительная субстанция, с дальнейшем погружением мои уши и нос также заполнились этой смолистой мерзостью. Тень дотолкала меня до уровня рта и отняла свою мерзкую хватку. И началось самое болезненное, ужасное. Стена начала вновь твердеть. Мою голову постепенно сдавливали железные объятия бетона, в моих глазах с жуткой резью образовывался крупный песок, уши и нос тоже полностью заполнил этот бетон. Дышать я мог только ртом, сердце бешено колотилось от ужаса и жуткой боли. Казалось, что моя голова вот-вот будет раздавлена, песок как будто разрывал глаза… От нахлынувшего кошмара я, наверное, даже забыл о том, кто сотворил со мной эту жуткую казнь. Скорее всего, совершив то, ради чего приходил, мой палач покинул свою жертву. Сколько я мучился, не знаю, не помню, я почти утратил способность соображать. Единственной надеждой для меня стало возвращение родителей.

Всё покрылось туманом. Казалось, что я умираю. Я ничего не видел, не слышал. Не мог вытащить голову из бетонных тисков.

Мне показалось, что через целую вечность кто-то погладил меня по плечу, потом взял за руку. «Ну пожалуйста, — мысленно взмолился я, — вытащите меня отсюда, ну пожалуйста, пожалуйста! Нет больше сил терпеть!». Я почувствовал, что вокруг меня люди, возможно, скорая, МЧС, милиция — все они пытаются мне помочь. Давление на мою голову слабело. Они дробили бетон перфоратором. Это было долго, очень долго. Я ждал. Была резкая боль, когда они отрезали мне часть правого уха. Но это было неважно, совсем неважно — скоро я окажусь на свободе, смогу снова слышать, видеть, поблагодарить своих спасителей… Какая боль! Кто-то резко дёрнул меня назад — кажется, мне сломали нос. Скорее всего, меня вытащили, но я ничего не видел и не слышал по-прежнему, не мог открыть глаза — возможно, их у меня уже не было?.. Кто-то обнимал меня, возможно, мать — плачет, наверное... Куда-то меня повели, прочь из квартиры. Я не хотел уходить, мне было страшно, я сопротивлялся, что-то подсказывало мне, что это ещё не конец моих мучений. Укол, всё тело стало ватным, и я провалился во тьму.

Очнулся я, судя по удушающему запаху лекарств, в больнице. Они прочистили мне нос и уши, теперь я мог слышать и нормально дышать — это первое, что я отметил после пробуждения. А вот зрение почти пропало: мир для меня состоял из размытых пятен, иногда они немного двигались, но не более того. Боль никуда не ушла. Одно из живых пятен, видно, долго сидело рядом — теперь оно поздоровалось со мной, представилось сержантом Иванюком. Долго расспрашивало меня о том, как такое со мной произошло, очень подробно интересовался той тенью, её обликом. Я всё честно рассказал. А он почти и не удивился — вот что, как потом я понял, было странно. Но тогда я был ещё слишком слаб. Завершив допрос, сержант Иванюк пожелал мне скорее поправляться и велел вновь постараться заснуть. Что я и сделал.

Опять же, не знаю, сколько я проспал, и через сколько времени меня разбудили. Теперь они хотели, чтобы я встал и пошёл с ними. Я спросил, куда меня поведут. Сказали, что на операцию — зрение ещё можно спасти, если поторопиться. Но нехороший холодок в груди не отпускал. Мы долго куда-то шли. В конце концов, меня вывели из больницы и усадили в «УАЗик». Кроме меня, там было ещё несколько человек. Меня усадили между двумя людьми, и мы поехали. Атмосфера в пути была крайне напряжённой, всю дорогу они не перекинулись ни единым словом ни друг с другом, ни, тем более, со мной.

Когда мы вышли из машины, вокруг была уже ночь. Мои соседи по «УАЗику» сразу же железной хваткой взяли меня под руки и повели. Мы зашли в какое-то здание и начали спускаться. Я насчитал девять этажей вниз. Уже на третьем пролёте я понял, что ни о какой операции не может быть и речи. Предчувствие меня не обмануло — кошмар продолжался. Я попытался вырваться из их лап, но несколько мощных ударов под дых заставили меня покориться своей незавидной судьбе.

То ли от испытываемого мною страха, то ли от чего-то ещё, но зрение моё стало проясняться. В конце спуска я увидел просторный зал и тёмные фигуры по его периметру — вероятно, это были люди в длинных чёрных балахонах, хотя я до сих пор не уверен. Меня вывели в центр зала, тут мои стражи отпустили меня и приказали раздеться, снабдив для верности указание двумя ударами в челюсть. Хотелось заплакать — ну за что мне всё это? Что я такого сделал в жизни, за что зло выбрало меня? Меня переполняли страх и ненависть к мучителям. Когда я разделся, ко мне подошли несколько человек и уложили меня на то, что вначале мне показалось столом в центре зала, но теперь я понял, что это не так. Это был алтарь. Жертвоприношение — вот что ждёт меня теперь. И нетрудно догадаться, какую роль я здесь сыграю.

Мои руки и ноги, вначале буквально вывернув, накрепко привязали к тому, что я вначале ошибочно принял за ножки этого «стола». Теперь я ни на миллиметр не мог ни подвинуть, ни оторвать своё тело от ледяной поверхности алтаря. Постепенно тишина стала преобразовываться в приглушённый гул, напоминавший то ли пение, то ли чтение заклинаний. И чем дальше читали, тем громче становились их голоса. Они звали кого-то, кого-то настолько ужасного, что к нему нельзя обращаться ни на одном земном языке. Эти ужасные каркающие, скрежещущие звуки разрывали меня изнутри — казалось, что ни одна человеческая глотка не способна их издавать. И в момент кульминации этого жуткого хорала одна из фигур в балахонах отделилась и, сжимая что-то в руке, приблизилось ко мне. Боже, что они ещё мне приготовили?! Скальпель, у него был в руках скальпель! Он сейчас будет меня резать! Заживо! Я не мог поверить. Мой мозг отказывался это принимать. Отказывался воспринимать такую реальность. Я вновь попытался вырваться, не получилось. Я не знаю, что на меня нашло — от ужаса я расхохотался. Я ржал, как безумный, а он уже занёс свой скальпель. Острое лезвие причинило мне мгновение холода, а потом боль. Безумную адскую боль. Жрец разрезал от горла мою грудь и живот, а я продолжал визжать и смеяться. Казалось, что вместе с кровью меня покидает душа. Так оно, скорее всего, и было.

Они вызывали Хозяина. Казалось, что вся тьма мира сгустилась в этом подземном зале и, собравшись у одной из стен, она перекидывается на потолок и соседние стены. Нет, это была не просто тьма — это было что-то живое, разумное, холодное, даже не злое, но зачем-то я ему понадобился. Постепенно чудовище материализовалось, приспосабливалось к нашему миру. Превращалось в огромную, скользкую и холодную тварь со множеством клубящихся чёрным дымом отростков-щупалец. И вот одно из них протянулось надо мной. Я же лежал, истекая кровью, и смотрел на это, не в силах шевельнуться, потерять сознание или хотя бы закрыть глаза. Чёрная «рука» опускалась ко мне, от неё оторвался небольшой кусок и с отвратительным чавканьем упал, провалился в мою раскрытую грудную клетку. Последнее, что я помню — ослепительная вспышка света, затем меня как будто потянуло в холодный бездонный колодец. Нет, не всего, какую-то часть, не самую важную, всего лишь тело. Главное у меня забрали — или оно само ушло, не выдержав соседства чёрной твари.

Я надеялся, что я умер. Но нет, это был всего лишь болевой шок. Я выжил, более того, я сейчас дома, сижу за компьютером и пишу всё это. Зрение потихоньку восстанавливается, и я уже неплохо различаю буквы на мониторе. Те, кто это прочитал, возможно, захотят узнать, в чём же был смысл тайного ритуала и почему меня отпустили живым домой, почему не позаботились о том, чтобы я молчал. Дело в том, что они хотели, чтобы я — нет, теперь уже не я, а один из них — говорил. Думаете, вы о нас знаете, прочитав это? Нет. Теперь Мы о вас знаем. По вашему страху вас легче найти. Мы слышим ваши мысли. Когда вы боитесь, вы даёте Нам силы. Когда вам снятся кошмары, знайте, что Мы подходим вплотную. И с каждым вашим воспоминанием Длиннорукий всё ближе. Он такой же слуга Хозяина, как и те, что придут вас якобы спасать. Но Хозяину нужна свежая кровь — ваша кровь. И Он её получит теперь. Считайте часы.
Расскажу вам историю, которая приключилась со мной в прошлом году. Всё началось в конце весны. У меня совершенно разладились дела во всем. Я сильно болела, и муж, и родная сестра загремели в больницу, а летом умер брат от кровоизлияния. Ко всему прочему, мы страдали от катастрофического безденежья и еще многих других неприятностей. К лету вообще начались совершенно абсурдные явления: утром суп сварю — вечером протух, вечером сварю — утром в помойку. Молоко скисало за полдня. А однажды я сварила пару яиц вкрутую — думала, салат сделаю, но отложила готовку на сутки. Яйца закинула в холодильник. Так вот, друзья, когда через день я посмотрела на яйца, я увидела, что они ШЕВЕЛЯТСЯ! Я их тронула, и меня чуть не вырвало — там кишели огромные жирные опарыши. Известно, что для того, чтобы появились черви, муха должна отложить яйца. Допустим, муха все же залетела в холодильник, но как за такой малый срок мог произойти весь процесс?.. В общем, мне сказали, что сильный сглаз или порча на мне. И подсказали способ, как снять.

Забегая вперед, скажу — никогда не влезайте туда, где ничего не понимаете, тем более в дела оккультные. Мне, если коротко, надо было топать на кладбище и найти безымянную могилу. На любом кладбище есть такие — без креста, без памятника, заросшие и позабытые всеми. От меня требовалось прочесть жутковатое заклинание, встав возле могилы, и положить некое подношение. Я, как дура, пошла на наше небольшое кладбище уже с десяток лет как закрытое, все сделала, как учили, что-то положила. Начался дождь, я вся вымокла и, проклиная все на свете, поперлась домой. К слову, дома я была одна, муж уехал на рыбалку в Карелию, даже соседей не было.

У нас с соседями общий предбанник на две квартиры — мы вставили общую дверь, чтобы посторонние не бродили. Соседи были на море, я заходила к ним поливать цветы и кормить рыб. Легла спать. И снится мне до жути реалистичный сон: пришел ко мне незнакомый дед, за что-то благодарит, благодарит, потом улыбается так ехидно и говорит: «Еле тебя нашел! Но теперь буду заходить…». Я проснулась в ужасе, не знаю, почему — ведь сон был совсем не страшный...

Днем я пошла в магазин. Когда открыла первую дверь, вот тут-то и ахнула! Весь предбанник был в грязи. Грязь была и на полу, и на стенах. Но ведь никто не мог зайти!

Потом мне еще снился этот дед, но продукты перестали портиться, и дела пошли на лад. Значит, и вправду, забрал мертвец мой сглаз. Но и его посещения меня не устраивали; правда, больше он не «наследил». Позже я ходила в церковь, читала молитвы, какие надо, и все вроде прекратилось.
Первоисточник: ffatal.ru

Автор: Dante_

Посёлок встретил нас тишиной. Не брехали собаки, не кудахтали куры, совершенно не было слышно какой-либо живности. Даже человеческого голоса не доносилось со дворов. Хотя люди были. Занавеска за одним из окон на секунду дёрнулась. Хоть мы никого не увидели, но при полном отсутствии ветра это значило, что кто-то её отодвинул, чтобы взглянуть на непрошенных гостей. На нас.

Кроме шороха камней под нашими башмаками и нашего дыхания, ни один звук не нарушал тишину. Подобное ощущение я последний раз испытывал на кладбище, когда пришел проведать могилу деда. Но даже тогда слух тревожил шелест листьев, стрекотание цикад, чирикание птиц. А здесь не было даже этого. Поначалу мелькнула мысль, что посёлок заброшен, но ухоженные дома и улицы, а после и движение в окне разуверили нас в этом.

— Странная деревня... — Василий первый нарушил тишину, конкретно ни к кому не обращаясь. До меня только сейчас дошло, что мы все молчали уже минут сорок. С того самого момента, как с вершины холма увидели посёлок.

— Да уж, что правда, то правда... Ни людей, ни животных, никого... — Татьяна, супруга Василия, выглядела обеспокоенной. За наше недолгое знакомство я успел понять, что эта робкая женщина прячет свои страхи и опасения в глубине души, не выставляя их на показ. Даже когда они чуть не разбились, Татьяна выглядела спокойно. Лишь побелевшие костяшки пальцев на сжавшемся кулаке говорили о пережитом стрессе. Василий тогда показал себя настоящим мужиком. Когда олень выскочил прямо на дорогу перед их машиной и Василий, выкрутив руль, направил машину с откоса дороги, а не на нас, ехавших навстречу, он, первым делом убедившись, что жена цела, бросился к нашей машине.

Увы, рискуя собой и разбив свою машину, нас он не спас. Плохие тормоза сделали своё дело. Проклятый олень, вместо того, чтобы радоваться чудесному спасению и улепётывать во все лопатки, замер прямо перед нами. Ну а плохие тормоза я уже упоминал. Очнулся я возле машины. Антон рассказал, что я ударился головой о приборную панель и выключился, а его самого прижало влетевшей в лобовое стекло филейной частью оленя. Василий нас вытащил, а оправившаяся от шока Татьяна обработала мою голову.

Их машина застряла внизу под невообразимым углом, а наша старенькая «королла» заводиться отказалась наотрез, несмотря на то, что Василёк, как ласково называла его Татьяна, был хорошим автомехаником. Посетовав на обстоятельства и выматерившись на оленя, которого мы завернули в брезент (не пропадать же добру) и затолкали под машину, Антон предложил поискать признаки цивилизации. И вот, после нескольких часов хода мы, свернув у покосившегося указателя с дороги на просеку, оказались в этом таинственном посёлке.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
Автор: Apollion

Предупреждаю сразу, что данная история не очень страшная при чтении (в отличие от многих здесь написанных), но она имела место быть в моей жизни. Возможно, это было просто стечение обстоятельств, а не что-то сверхъестественное.

Я с моим одноклассником дружили с первого класса и прошли жизнь вместе — как минимум лет 15 — 17. Сейчас наши дороги разошлись, но речь не об этом. После 9-го класса у нас сложилась традиция: каждое лето на каникулы мы ездили к другу на дачу и проводили там пару дней, обычно выходные. Домик двухэтажный, на первом этаже жили его бабушка и дедушка, а на втором спали мы. Рядом с нашей комнатой находилась подсобка, в которой хранились какие-то доски, стройматериалы и тому подобное. На этом этаже всё и произошло.

Однажды мы, как всегда, поехали на дачу, взяли с собой пиво и хорошее настроение. Погуляв по дачам, с наступлением глубокого вечера мы вернулись домой, перекусили и пошли на второй этаж. Довольно долго мы разговаривали и не заметили, как наступила полночь, а возможно, и час ночи. И решили мы себе нервишки пощекотать. Еще молодые были, и оба увлекались паранормальными явлениями. «Давай Пиковую Даму вызывать, я знаю, как это делать», — сказал друг. Я поддержал его, и мы стали готовиться к вызову. Не знаю, как это делается на самом деле, но мой друг, кажется, придумывал всё на ходу. Нашли два средних зеркала, не очень больших, но и не маленьких. Поставили друг против друга и зажгли свечи — получился «зеркальный коридор».

Стали ждать. Чего именно — не помню. Вот мы лежим на кровати и общаемся, а взгляд сам собой прилипает к нехитрой конструкции, и при этом начинает накатывать страх. Ничего не происходит: темнота, тишина, лишь горят две свечи. На тот момент стало действительно очень страшно, но это, скорее всего, было так из-за психического напряжения. Не выдержав, мы убрали «коридор» и легли спать.

Дверь из комнаты в прихожую, хоть и закрывалась плотно, но имелись щели, и бывало видно, если кто-то включает свет. Лежим, общаемся, ничего не происходит — и вдруг на лестнице раздались шаги. Первый или второй час ночи, бабушка с дедушкой спят на первом этаже, а по лестнице кто-то поднимается. Шаги остановились около выключателя — он как раз около двери в комнату. Включился свет, и шаги продолжили идти по коридору к подсобке (дверь в эту комнату открыть легко, но пружина упругая, и разрывается она резко и с сильным хлопком). Послышался характерный хлопок закрываемой двери, и на этом все закончилось. Мы просидели до утра со включенным светом, а свет в прихожей горел всю ночь.

Наступило долгожданное утро. Мы услышали, что внизу проснулись родственники, и спустились вниз. Как выяснилось, они ночью не поднимались наверх. Кстати, свет в прихожей уже не горел, когда мы вышли из комнаты.

Вот такой вот случай с нами произошел. Не исключаю, что этому можно найти логическое объяснение, но на тот момент было действительно страшно.
На окраине нашего города было много недостроев. Самым большим из них был практически законченный дом, о назначении которого ходили разные слухи. Это был образец плохого вкуса. О нем говорили как о возможном молельном доме баптистов, хотя, скорее всего, его заказал какой-нибудь богач, а потом случился один из тех непредвиденных случаев, когда недостроенный дом и потраченные на него деньги уже не имеют никакого значения. Как я и говорил, здание было закончено, оставалось только установить окна, лестницы на второй и третий этажи и сделать отделку. Естественно, такая роскошная стройка не могла не остаться незамеченной. Мы облазили его целиком, кроме гаража, на входе которого была никогда не высыхающая лужа. Гараж был рассчитан на несколько машин. Разглядеть что-нибудь внутри не было никакой возможности, так как въезд был не прямой. То есть сначала надо было пройти под арку, а затем свернуть налево. Вот под этой аркой и была лужа, пересекать которую из-за сомнительного удовольствия потаращиться в темноту не было никакого желания.

В один из осенних дней я и мой лучший друг маялись бездельем. Идти играть в футбол было как-то холодно, а сидеть дома и смотреть фильмы — нудно. Идея посетить стройку пришла спонтанно, тем более что мне подарили отличный фонарик, и мы могли наконец-то залезть в этот подвал.

До здания мы дошли без приключений. Пробравшись по «берегу» лужи, мы вошли в гараж и остановились у самого входа. Дальше земля была сухой, кое-где виднелись кучки строительного мусора. Я зажег фонарик и направил его на противоположную стену. Самое первое что попало в круг света — собака, которая дергалась в петле на какой-то импровизированной виселице. Сразу под виселицей стоял перевернутый ящик, на котором было блюдце с неясным содержимым и пара свечей с дымящимися фитилями. За ящиком стояло какое-то чучело с блестящими глазами. Все это я видел буквально несколько секунд, потом из дальнего правого угла послышался какой-то то ли вздох, то ли всхлип, и мусор зашуршал под чьими-то шагами. Не сговариваясь, мы дернули оттуда так, что ветер засвистел в ушах. Остановились только тогда, когда были уже недалеко от дома. Испугались сильно. У меня потом неделю было странное ощущение нереальности всего происходящего.

Сейчас я понимаю, что вряд ли там было какое-то чудовище — наверняка мы просто вспугнули каких-то доморощенных сатанистов. Но как вспомню эту собаку, дергающуюся в петле, и этот всхлип… В общем, хорошо, что мы тогда убежали по-быстрому. А то кто их знает — может, собака эта была просто разминкой...

И ещё один факт. В том году в городе исчез маленький ребенок. Просто ушел погулять и не вернулся. Нашли только его курточку — как говорили, где-то в недостроях.
Случай произошел в летнем лагере. Мы там, как все нормальные дети, баловались вызовами духов, призраков и прочей нечисти из детских страшилок. В итоге кому-то пришла в голову идея вызвать «Пиковую Даму». По какой-то неведомой причине товарищи-солагерники решили, что я мастер этого дела (это было совсем не так). Недолго думая, я сочинил технику призыва, состоящую в скрещивании двух осиновых веток, перевязанных шнурками, смоченных кровью вызывающего (для этого был сделан прокол в большом пальце), и протыкании несчастной карты с произнесением какой-то чепухи в духе: «Пиковая Дама, приди!». После ритуала, совершенного в полном соответствии с антуражем, ничего, естественно, не произошло, и все разбрелись спать.

На следующий день было объявлено об общем собрании лагеря в честь какой-то даты, связанной с освоением космоса (лагерь был имени космонавта Комарова), с торжественной речью от директора. Все закрыли «дачки», явились по расписанию, ничто не предвещало беды. Но когда мы, выслушав полтора часа бюрократической ахинеи, таки вернулись в свою «дачку», то обнаружили, что дверь и окна закрыты, как и полагается, но внутри форменный хаос — кровати перевернуты, вещи раскиданы, карты на всех кроватях, окнах, потолке... Мы испугались и убежали куда подальше. Стали решать, что делать. Я опять взял из головы способ решения проблемы — утопить все карты на дне ближайшей речки вместе с крестом. Меня и отправили на это дело — инициатива наказывает инициатора, что поделать. Мне, конечно, было страшно, но с задачей я успешно справился, и мистических инцидентов больше не повторялось.

Однако вдохновленный нашими приключениями один товарищ по «дачке» решил пойти дальше и призвать Сатану. Вооружившись двумя девчачьими зеркальцами и самодельной лучиной, он в одиночку ночью пошел в лес к «хижине ведьмы» (заброшенной постройке незнамо каких годов) и, порезав себе руки и окропив кровью зеркала, начал кричать что-то в духе: «Аве Люцифер, приди и возьми мою душу!». Это услышала охрана лагеря, парня скрутили, на следующее утро за ним приехали родственники. Дальнейшая судьба его нам неизвестна. Хорошо хоть сразу в психушку не сдали. Больше я старался никого не призывать.