Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ЛЕСУ»

Я работал на нефтяном месторождении на Севере. Место было глухое, с названием, которое на местном наречии означает нечто плохое и злое. Никто из местных жителей его не называл прямо, говорили «гнилое болото» или «черная топь». Почему — толком никто не знал. Слухи ходили про какие-то несчастья и напасти, но ничего конкретного.

Итак, ситуация: зима, минус сорок градусов, все в снегу, глубокая ночь, яркая луна. Мне нужно добраться от основной базы до одной из скважин. Это 18 километров. Узкая петляющая дорогая по холмам между высокими елями и соснами. Лес весь в снегу — стоит черной стеной совершенно вплотную к дороге, а на ней разъехаться нельзя — такая она узкая. Небо звездное, от луны тени резкие, и даже как-то светло. Я на «Ниве». Еду быстро, получаю удовольствие от езды, ни о чем не думаю, снег из-под колес, фары горят. Еду один. Вдруг довольно далеко впереди вижу кого-то — фигура какая-то почти на середине дороги стоит, но из-за снега не разберу пока. Думаю, наверное, чья-нибудь машина застряла, и человек решил дойти пешком, чтобы не замерзнуть (раций не было на цистернах).

Я не то чтобы не испугался, но даже и не подумал ничего плохого — просто чуть сбавляю скорость, готовлюсь притормозить. И вот тут у меня все как будто заледенело внутри. Фигура эта темная — раз, и вбок уходит, к обочине, к деревьям. По размеру — как человек. Но она не шла, а будто скользнула просто. И видно это движение так явно — я потом тысячу раз вспоминал. Даже днем это место осматривал, забегая вперед скажу.

Так вот, скользнула фигура к деревьям и в них пропала. Я уже почти подъехал, всё видел так явно, что ни тогда, ни сейчас не могу представить, что это был обман зрения. Страх обуял меня. Затормозив, сразу обе двери заблокировал вручную — «Нива» простая была, без наворотов. И стою, не могу дальше ехать. Вижу прямо перед собой в 15 метрах это место и чувствую, что ЭТО всё ещё там! Волосы дыбом встают (потрясающее ощущение, я вам скажу).

Дальше я всё на автомате сделал. Почему-то был уверен, что мне нужно проехать, но также была уверенность, что просто так у меня это не выйдет. Поэтому я, как в трансе, врубил заднюю передачу и дал газу. Отъехал метров 40, остановился. Напряжение спало. Но чувствую кожей, что я не один тут... И тогда я как дам по газам — и вперед, к этому месту. Приближаюсь, и тут стало по-настоящему неуютно. Обычно я страх стараюсь игнорировать, но это было что-то другое — инстинкт какой-то.

И вот я уже почти у того места. Десять метров, пять... Поворачиваю голову вправо, а там между деревьями просвет небольшой, и ОНО СТОИТ ТАМ! Просто что-то черное в рост человека. Я, уже больше не оборачиваясь, педаль в пол, и буквально улетел оттуда. Помню только, как в повороты входил, как гонщик заправский. Никогда не думал, что так могу ездить.

Приехал на скважину, зашел в вагончик, где дежурные операторы сидят (ночью на скважине два человека только было), а они на меня как на привидение смотрят. И спрашивают, что я видел. Я ничего не отвечаю, еще пока в шоке сижу. А один из них вдруг как начнет тараторить про то, что у них этой ночью по периметру площадки как будто кто-то ходит, только никак дозваться не могут. Посмотрят — вроде стоит кто, попробуют подойти — нет. В общем, я им намекнул, что тоже «что-то» видел. Мы тогда, помню, дверь забаррикадировали, а когда надо было выйти к скважине (показания приборов снимать), то все втроем ходили, с ломами. Но больше ничего не было, к счастью. Вообще, мы тогда как дети себя немного вели. Испугались и вроде как в игру все хотели превратить. Только днем дошло, что всё действительно было страшновато. Позже я ездил в то же место днем — выходил из машины, видел тот просвет между деревьями, но ничего особенного не нашел.
История произошла в 1979 году в городе Державинске (Казахстан, Тургайская область). Группа пионеров, отдыхающих в пионерском лагере «Березка», отправилась на прогулку на сопку Лысая. На сопке ребята затеяли игру. Вдруг кто-то вдалеке заметил вспышку света, а через некоторое время в сумраке стали различимы какие-то сооружения наподобие палаток на опушке. Увидели и людей, приближающихся со стороны леса. Ребята обрадовались, решив, что к ним в гости пожаловала другая группа отдыхающих. Но радость быстро прошла, когда обнаружилось, что «люди» эти довольно необычные.

Они были гигантского роста, очень тонкие, стройные и черные. Только пояса у них были белые. С ребятами была воспитательница, которая, естественно, испугалась, и сказала: «Ребята, бежим скорее в пионерлагерь». С ней было около двадцати детей в возрасте от 10 до 14 лет. Эти странные люди очень быстро поднимались и окружали сопку. Дорога назад в лагерь проходила через березняк. Когда ребята бежали по этой дороге, то слышали с обеих сторон треск валежника — то есть гиганты шли двух сторон. Когда дети выскочили в степь, то увидели преследующие их три фигуры.

Ребята описывают этих людей по-разному, что вполне естественно. Однако все отметили, что они тонкие, высотой примерно 3,5 метра, черт лица никаких не было видно, только очень крупные, розовые, сверкающие глаза и плавная походка. Шли они, вытянув перед собой руки, как бы для равновесия. Причем, когда делали шаг, то как бы погружались в землю. Наиболее близко ребята видели их на расстоянии примерно 5-6 метров. Особого страха дети не испытывали, но бежали по дороге сломя голову примерно 3 километра, а количество этих фигур убывало. Сперва их осталось две, а потом преследователь остался только один. Когда ребята добежали до лагерного забора, то остановились. Этот «товарищ» тоже остановился, словно в нерешительности. Ребята осмелели и стали ему кричать: «Иди, иди сюда к нам в гости». Но он повернулся и пошел обратно, несколько раз оглядывался, а потом вдруг исчез, как будто растворился.

На этом странности не кончились. Ребята были очень возбуждены и, естественно, не спали в тихий час — бегали смотреть, что происходит в степи. А вечером на территории этого же лагеря произошел второй случай, на этот раз с младшим отрядом. Дети шли из столовой в спальный корпус по тропинке в березовой рощице. С правой стороны от тропинки стоял стул, на котором по утрам во время зарядки играет баянист. Впереди шла девочка лет восьми, а за ней сзади — воспитательница этого отряда. Вдруг девочка с диким криком бросилась по тропинке вперед. Воспитательница увидела, что на стуле сидит гигантский человек и поворачивается в ее сторону. Она, конечно, страшно испугалась и бросилась бежать. Позже были собраны все взрослые, которые были в лагере, и стали прочесывать всю территорию. Они никого не обнаружили, но один из мальчиков, который дежурил на кухне и нес воду в лагерь, сказал, что видел в лесу промелькнувшую мимо него гигантскую фигуру. Стул, на котором сидел гигант, наполовину ушел в землю (а почва там очень твердая). Единственное, что нашли — поскольку утром прошел дождь, то на рыхлой земле кое-где остались отпечатки примерно полуметровых следов.
Это было в России, в каком-то скверном лесу. Поговаривали, что люди, ходившие в это место в поход, иногда пропадали. Но пропавших позже всегда находили — точнее, их трупы. Но что самое страшное, это то, что лицо каждого «туриста» было обезображено ужасной гримасой: рот был чуть ли не разорван, так сильно он был открыт, глаза всегда панически выпучены, на шее сильно выступали вены. Многих эта история очень заинтересовала, люди стали сами ходить на то место, чтобы узнать, что же это такое происходит. В итоге часть этих искателей приключений находили в том же состоянии, что и их предшественников. Выяснялось, что те, кто там был днём, а вечером уходил с того места, не пострадали, но и ничего подозрительного не находили — лес как лес. А те, кто оставались там на ночь, до утра не доживали...

Двое молодых ребят решили сделать по-хитрому: они взяли с собой камеру, чтобы заснять ночное время и всё-таки выяснить, что пугает людей до смерти и заставляет их лица воспроизводить немыслимые гримасы.

Они пришли на место. День прошёл без приключений. Дело шло к ночи. Ребята поставили палатку и закрылись там, а камеру поставили на улицу, на высокий камень. Она была выключена, её планировали включить в полночь, чтобы не тратить питание зазря. Время близилось к двенадцати часам ночи, и один из парней решил вылезти из палатки и включить камеру. Он вылез из палатки наполовину — ему нужно было всего лишь протянуть руку и нажать на кнопку. Но тут второй парень, который оставался в палатке, услышал какой-то шорох, раздался душераздирающий крик его напарника, и тело его друга безвольно упало. Второй быстро втащил его тело в палатку, и увидел ужасную гримасу на лице напарника. Пульс не прощупывался.

Выжившему пришлось провести всю ночь с трупом в одной палатке. Естественно, он не высовывался наружу. Утром, даже не собрав вещи, он убежал с этого места и позвонил во все службы, чтобы забрали тело друга.

Больше люди на то место не ходили с ночёвкой. До сих пор неизвестно, что же такого видели люди, что вызывало у них такую страшную смерть.
Я всегда думал, что всё сверхъестественное обходит меня и мою семью стороной. Даже думал, что все страшилки — всего лишь плод фантазий. А недавно приезжал к отцу в гости (он в Кирове живёт, я в Москве). Засиделись допоздна, разговорились (полтора года не виделись всё-таки). Начали вспоминать 90-е, когда ещё всей семьёй в Перми жили (мы с матерью в Москву в 98-м переехали, а он в 99-м уехал в Киров). Я ещё удивлён был, чего он в Перми не остался, ведь там у него и связи были, и квартира четырехкомнатная. Столько лет об этом думал — а спросить не решался. Мало ли, какие там могут быть личные мотивы. А в этот раз решил, что в вопросе, в принципе, нет ничего страшного, да и мы теперь два взрослых человека, я всё пойму. Но ответа, который я услышал, я не ожидал.

Вот то, что он мне рассказал. Он тогда работал дальнобойщиком и возил товары в основном по Уралу. А в тот раз принял заказ на доставку в Омск, тем более и оплата была неплохой. Стояла зима. Отец ехал, как обычно, довёз спокойно, разгрузил, поехал обратно. Правда, назад он другой дорогой поехал (та, по которой он приехал, была завалена снегом, и там неплохой затор образовался). Едет, деревёнки какие-то проезжает, начинается лесополоса. Едет он по ней, говорит, километров 20-30 проехал, а ни навстречу, ни сзади ни одной машины. Вглядывается в дорогу и видит — стоит на обочине человек (сначала не разглядел, думал, что пень большой такой). Думает, человек заблудился в лесу (хотя с чего бы кому-то по лесам зимой ходить?). Останавливается, но фуру по скользкой дороге дальше тащит, и он проехал человека этого метров на 50. Смотрит в зеркало заднего вида — стоит, не шелохнётся. Он из окна высунулся и кричит: «Эй, парень! Садись, подвезу!». А тот поворачивается медленно, смотрит пару секунд и не спеша подходит. Отец говорит, что сначала скорее почувствовал, чем увидел, что с парнем что-то не так. С виду обычный паренёк, вот только одет не по-зимнему: кофта серая, кепка, джинсы (и это в 90-е!) и кроссовки. Когда он подошёл, отец видит: глаза у него — нечеловеческие, крупные, раза в три больше обычных, а зубы верхние острые и выпирают над губой. Отец окно закрыл, и дал по газам, насколько возможно. Смотрит, парень (хотя, какой это парень!) за ним бежит. Он быстрее, но тот не отстаёт. Ехал, говорит, со скоростью километров 60-70 в час. Чуть позже из леса ещё один выбежал и тоже погнался за отцом. А потом к ним прибавились ещё трое. Отец не на шутку струхнул. Слёзы, говорит, из глаз полились... В общем, сам не помнит, как до конца лесополосы добрался. Там они от него и отстали. Отец до ближайшей заправки доехал, сразу выпил водки и хозяину рассказал всё. А, тот только посмеивается и говорит, чтобы отец, мол, больше не пил за рулём, а то и не такое привидится. Отец заплатил ему за стоянку и спать в машину пошёл.

Просыпается оттого, что в туалет нужно. Вокруг темно, ничего не видно. Он решил фары включить, чтобы хоть как-то до сортира добраться. Включает, дворниками стекло чистит и видит: стоят у машины те существа, что за ним всю лесополосу бежали. Было их не менее десяти. Все полукругом перед кабиной выстроились и смотрят на него своими глазищами. Отцу показалось, что у одного с уголка губ даже кровь стекала. Он со всей дури по сигнальнику ударил, фура заревела, и эти твари хаотично разбежались, а отец так быстро, насколько это возможно, выехал со двора этой заправки-забегаловки и опять погнал фуру. Самое страшное, говорит, было то, что вокруг темно и в зеркала ничего не видно — непонятно, где эти твари, и бегут ли они за ним вообще. Дальше он нигде не останавливался и ехал до Перми, не сомкнув глаз.

После этого случая отец начал частенько вставать по ночам и выглядывать в окно. Говорит, боялся до жути, что эти твари его до города сопровождали и вычислили, где он живёт.

А под Новый год в 99-м он вышел на балкон покурить ближе к вечеру... и увидел их. Они стояли в свете фонаря. Втроём. И смотрели. Опять смотрели своими ужасающими глазами. Отец заперся в квартире, закрыл все окна шторами и всю ночь проговорил по телефону с другом (тоже полуночником), чтобы создавалось ощущение того, что он не один. На следующий день бросил всё, купил билет на поезд и поехал в Киров к родственникам. Уже оттуда продал свою квартиру в Перми, купил двухкомнатную квартиру в центре Кирова и живёт теперь там. Зато, говорит, он никого из тех тварей больше не видел.
Написанное ниже — это изложение «на бумагу» того, что рассказал мне друг, с моими комментариями.

Они с друзьями выехали в лес в начале осени. Надо сразу сказать, что ничем этот лес не примечателен — не так уж далеко от города, под боком деревня (или дачный посёлок), заблудиться в нём можно разве что по пьяной лавочке и имея на то большое желание. Надо сказать, и я там побывал дважды до описываемых событий.

У них было своё место, на котором останавливались уже неоднократно — небольшой пригорок, прямо под горой. Представьте себе небольшую горку, на которую ведёт довольно крутой подъём (таскать туда воду было сплошной морокой именно из-за этого), которая, в свою очередь, будто привалилась к горе побольше. Раза так в три. То есть у неё был единственный склон, по которому и нужно было подниматься. Верхушка была плоской — спасибо природе и, надо думать, ногам множества отдыхающих. Места там хватало на то, чтобы установить эдак пять палаток и развести костёр, особо не задумываясь о занимаемой площади.

Приехали они уже под вечер, часам к восьми, но так как это была ранняя осень, то было ещё светло, а выдавшееся в тот год «бабье лето» позволило отложить заботу о разведении костра на потом. К тому же поиск горючего не составлял труда — гора, на которую «опирался» младший «собрат», была покрыта какой-то хвойной растительностью, которой в наших краях — море. Установив наскоро палатки, любители турпоходов решили совершить несколько возлияний (ну какой поход без этого). Все расселись на брёвнах, из рюкзаков достали провиант... и понеслось.

Как рассказывал мне друг, тут он и заметил странное. Поднимая что-то с земли, он непроизвольно коснулся её и понял, что она тёплая. Слишком тёплая. Лето в наших сибирских краях короткое и даже в июле месяце любой, кто решит поваляться на голой земле, с большой долей вероятности заработает ангину. А тут, как он говорил, он ощутил идущее от земли тепло. Он раскопал землю рукой, неглубоко, сантиметров на двадцать. Как он потом говорил мне, температура увеличилась. Теперь это уже походило на жар от догоревшего костровища — руки потеют, но не обжигает. Переместив ладонь вбок, он ощутил привычную прохладную, чуть сыроватую землю. Забросив свои археологические изыскания, он продолжил веселиться.

Спать все легли за полночь, в состоянии изрядного подпития. Начинал накрапывать мелкий осенний дождик.

Проснулся он от сильного жара. Спину жгло так, будто лежал он не в палатке, а на горячих камнях. Пот лился ручьём, было душно. Его сосед, как он говорил, беспокойно ворочался во сне, что-то громко бормоча. Похоже, его мучил кошмар. Как сказал мой приятель, разбудило его скорее поведение товарища, чем жара. Мой друг решил выйти из палатки, дабы изгнать из головы оставшийся алкоголь и глотнуть прохладного воздуха.

Выйдя наружу, долгожданного облегчения он не испытал — стояла жара, пусть и не такая удушливая, как внутри палатки. Ему стало нехорошо и он машинально сел, оперевшись о землю. Тут ему показалось, будто его ладони коснулись горячей батареи. Он вскочил больше от неожиданности, чем от боли. Вся, ВСЯ земля на этом пятачке будто горела! Это окончательно протрезвило его. Теперь он услышал, как во всех палатках (их было три) спящие ворочались, что-то бормотали и даже кто-то рыдал во сне. Как он говорил, это было жутко. Из одной палатки, скрючившись, в полубессознательном состоянии, выбрался его друг и, прислонившись к дереву, стал опорожнять желудок. Его лицо было покрыто потом.

Дальше, как он рассказывал, они вдвоём, не говоря друг другу ни слова, разбудили остальных. Дрожащие, мокрые от пота люди выбирались из палаток и приходили в себя. Кто-то вроде сознание и его приводили в чувство. То, что земля под ногами превращается в жаровню, заметили уже все. Опять же, не сговариваясь, будучи наполовину вменяемыми, они начали судорожно сниматься с места. Кое-как собрав палатки и половину вещей, они спустились с проклятой горы в лес и направились к станции. По мере того, как холодный ночной воздух приводил их в чувства, их шаг становился всё быстрее. Остаток пути они пробежали. Вместо знойного марева внутрь начал сочиться страх. Не страх перед ночным лесом, а ужас от мысли, что что-то с горы догонит их или будет становиться всё больше и больше, и не останется места, чтобы скрыться от него.

Остановились они, лишь когда ноги коснулись перрона, и уставшие, вымотанные, уснули, не обращая внимания на ночную осеннюю прохладу.

Рассказал друг мне это несколько лет после случившегося. Было это во время одной из наших посиделок. Он добавил, что несколько раз просыпался в поту, не помня, что же снилось, но явственно ощущая, что это связано с их приключением. Раз его, бродящего во сне (чего раньше никогда не было) будила мама. А ещё один раз он проходил полдня, ощущая жжение на спине. Придя домой и осмотрев себя, он увидел, что спина его покраснела, будто он сжёг кожу, весь день загорая. Всё бы ничего, только было это в ноябре месяце. Нужно добавить, что у него потом были какие-то проблемы с иммунитетом, операция на щитовидной железе и подозрения чуть ли не на онкологию. Слава Богу, обошлось. Всё это свело на нет его туристическую деятельность на некоторое время, а уж о поездке в тот самый лес и речи быть не могло. Что же с остальными участниками и как их самочувствие — об этом он не обмолвился ни словом...
Историю рассказал мне дед в свое время. В середине 90-х годов в их деревню ночью внезапно завалился отряд солдат, причем все перепуганные просто до седин, с выпученными глазами и трясущимися руками. Потребовали самогона. Сам я присутствовал там в малосознательном возрасте, поэтому мало что помню — кажется, многие из наших подумали, что началась война. Когда солдат расспросили, что случилось, они рассказали следующее.

Солдаты остановились в глухом лесу переночевать (вроде учения какие-то были). Так вот, ночью из леса внезапно вышел человек весь в белом и направил на солдат пистолет. По нему, конечно, открыли огонь, даже не спрашивая — а ему хоть бы что. Один солдат подбежал и попытался прикладом огреть — «как по камню ударил», а пули, говорят, просто исчезали. Солдаты перепугались (естественно, от такого поворота событий даже взрослый мужик с оружием потеряет голову) — побросали все, затолкались в одну машину и ехали куда глаза глядят, пока не прибыли в нашу деревню. Пока ехали, говорили они, через лес за машиной бежали светящиеся белые то ли собаки, то ли волки...
В старинных сказках и сказаниях часто упоминают о духах, живущих в лесах. Конечно, по большей части это вымысел, но в каждой сказке есть доля правды. Двое жителей из деревни под названием Заболотье в этом убедились. Недалеко от этой деревни есть глухое место, которое называется Амшарой. Оно представляет собой небольшую полосу леса, которая соединяет между собой два больших лесных массива. Деревни в этой местности встречаются редко, и расстояние между ними огромное, а вокруг — густые, дремучие леса.

Как-то раз зимой двое друзей ехали по этим местам на гусеничном тракторе. Они уже почти добрались до места, нужно было только преодолеть Амшару. Было два часа ночи, светила яркая луна, и на тракторе горели фары, так что света вокруг хватало и пугаться было нечего. Мужчины благополучно миновали просеку через Амшару и тут услышали тихий голос. Несмотря на шум трактора, он прозвучал очень отчетливо. Кто-то низким голосом попросил подвезти. Осмотревшись, друзья увидели старуху, стоявшую метрах в двадцати от трактора. Одета она была легко, не по погоде. На ней было только белое длинное платье. Ни волос на голове, ни головного убора они у бабушки не заметили. Но все это не так сильно поразило их, как ее глаза. Они были огромные, сияющие зеленым светом.

Не успели парни и пошевелиться, как она подскочила к движущемуся трактору и ухватилась за ручку дверцы, и тотчас же у трактора погасли фары. Старуха приоткрыла дверь кабины и заглянула внутрь. В эту минуту трактористы увидели ее абсолютно черное лицо с крючковатым носом, и их охватил ужас. Мужчины ухватились за дверь и попытались закрыть ее, но старуха оказалась невероятно сильной. Наконец, одному из них удалось вставить ломик в ручку, и они, пользуясь этим своеобразным рычагом, медленно закрыли дверь и защелкнули замок. Но и это не остановило старуху. Она продолжала свои попытки открыть дверь, все время смотря на друзей своими немигающими зелеными глазами. Тем временем они почти доехали до села. И в какое-то мгновение старуха просто исчезла.
Дело было в лесистых горах Киргизии. Лагерь альпинисты разбили высоко в горах, в хвойном лесу, близ небольшого горного озера. Озеро сразу показалось им каким-то зловещим, уж больно тихо было вокруг него. На ночь, как полагается, разожгли костёр и стали рассказывать всякие страшилки. Около полуночи всем захотелось спать. Компания (их было пятеро) уже собралась идти спать, как вдруг со стороны озера послышался шум: то ли плач, то ли смех. Друзья решили сходить проверить, что там, чтобы спать было спокойнее.

Когда они подошли к берегу, то никого там не обнаружили, но увидели кое-что поинтереснее. Над озером стелился необычный для такой погоды туман, в котором «плавали» белые огни. Вообще-то, считается, что блуждающие огни бывают на болотах, зрелище было тем более странным. Огоньки подплыли ближе к берегу, и вся компания стала подходить ближе к ним. Казалось, что они сделали всего пару шагов к берегу, но уже стояли по колено в ледяной воде. Первым опомнился мой друг. Он дернул ближайших к нему товарищей за ноги, и те, плюхнувшись в воду, стали приходить в себя. Тем временем другие двое уже скрылись в тумане. Дно озера резко уходило вниз, и ночью в тумане и в ледяной воде искать их не было смысла. На следующий день трое альпинистов добрались до ближайшего населённого пункта и вызвали спасателей. Но те, «обыскав» всё озеро, ничего не нашли.
Несколько месяцев назад моя подруга, фотограф до самых кончиков крашеных волос, решила провести день и ночь в одиночестве в глухом лесу. Она хотела собрать для своего портфолио настоящие фотографии леса и зверей. Было это не в первый раз, так что она не боялась.

Разбив палатку посреди небольшой опушки, весь день она провела, мотаясь по лесу с камерой в руках. Утром она вернулась в город, довольная собой. За свое маленькое приключение она нащелкала немало кадров, но кое-что на этих снимках было не то. То, что она увидела, лишило ее сна, провело по нескольким психиатрам и внесло в пищевой рацион несколько видов таблеток.

Снимки вышли отличные, за исключением последнего кадра. На этом кадре была она, спящая в своей палатке во мраке ночи.
Некоторое время я увлекался посещением различных заброшенных зданий либо простых недостроев. Не знаю, чем привлекало; наверное, самой атмосферой внутри таких сооружений, спокойствием, что ли. Это сложно описать.

В этот раз, узнав про недострой непонятного назначения, мы с другом отправились за городскую черту. Свернув на лесную, практически неразличимую, дорогу, ехали мы около получаса, пока перед нами не проявился проржавевший сетчатый забор и ворота, поваленные на землю. Въехали на территорию. Я заглушил мотор, мы вышли из машины. Было холодное и пасмурное осеннее утро, ещё стоял туман, который глушил все звуки. Короче, погода не самая приятная . Обычная двухэтажная бетонная коробка в такую погоду и в таком месте производила довольно жуткое впечатление. Одевшись в старые шмотки, которые не жалко вымазать или порвать, и захватив фонари, мы вошли в здание.

Сначала решили пройтись по этажам и, при возможности, выйти на крышу. Ничего особенного — если бы не лес, гнетущая погода и звуки упавших на бетонный пол капель, в которых мерещилось неизвестно что, то недостроенный промышленный объект не вызывал бы никаких эмоций. А так… Ничто не намекало на назначение постройки, непривычно чистые стены, не загаженные надписями школьников, и отсутствие пустых пивных бутылок и окурков под ногами. Побродив по этажам, решили спуститься в подвал.

Странно было то, что подвал был не затоплен, вроде бы за столько лет дожди должны были основательно всё подтопить. Возможно, подвалы были очень глубоки и вся вода скапливалась внизу, мы этого всё равно не узнали. Под землёй ощущение того, что тут ещё кто-то есть, усилилось (это ощущение неизбежно появляется у меня в подобных покинутых зданиях). Коридоры подвала были довольно сильно запутаны и шли дальше здания, забираться далеко мы не рисковали, спускаться глубже тоже желания особого не было.

Мы остановились поговорить, сошлись на мнении, что пора бы возвращаться домой, ничего интересного тут вроде как нет. И вот, поворачиваясь, лучом фонаря я «зацепил» дальний проём коридора. За те пару секунд пока я был в ступоре, мне удалось хорошо разглядеть то, что там стояло (ему, я думаю, тоже). Оно стояло боком, повернув в нашу сторону голову: сильно сгорбленное тело, рост, как я потом прикинул, метр пятьдесят — метр шестьдесят, торчащий через кожу хребет, абсолютно голое тело с розовой кожей, длинные руки, доходящие почти до земли с длинными пальцами, продолговатая голова с маленькими ушными раковинами, узкой щелью рта, треугольной впадиной на том месте, где должен быть нос, и большие круглые глаза с огромными зрачками. Какая-то дикая пародия на человека. И вот это существо издало нечто похожее на стон и начало разворачиваться. Я крикнул что-то нечленораздельное и потащил друга, который не видел, что творится у него за спиной, к выходу. Думаю паники, которую я смог передать через свой выкрик, хватило, чтобы он сразу же побежал за мной. По дороге он, видимо, обернулся, потому что к звукам нашего топота и размеренного шлепанья голых ног добавился второй нечленораздельный вопль.

Ключ в дрожащих руках только с попытки пятой попал в замочную скважину и, когда я уже заводил мотор, эта тварь неторопливо вышла из здания и направилась к машине. Я развернулся и, втопив педаль газа, понёсся по ухабам, не жалея подвески. В такой панике я никогда не садился за руль. На максимальной скорости, с которой позволял ехать мой старенький «опель», мы убрались подальше от этого леса, и только потом остановились, чтобы немного успокоиться и обсудить, что же это всё-таки было.

После этой истории у меня, как и у друга, отпало всякое желание слоняться по подобным местам. Чего и вам не советую.