Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ЛЕСУ»

Мне об этом рассказал мой знакомый Иван — абсолютно непьющий, добрый, простой мужик, не верящий ни во что странное и сверхъестественное. Впрочем, в этой истории почти и не было почти ничего странного, только очень страшное.

Стоял июль 1997 года, Ивану в ту пору было тридцать лет. В тайге на границе Иркутской области и Якутии бригада из десяти человек трудилась на лесозаготовках. Был белый день, работа кипела, деревья валились. Очередной срубленный ствол упал в густые заросли. Когда начали его поднимать, то взору открылась ужасающая картина: большая яма, битком набитая стоящими во весь рост трупами мужчин в арестантских робах. Как рассказал Иван, ужас, который он почувствовал, преследует его и по сей день.

«Трупы абсолютно не истлели, даже запаха никакого не было, там ведь вечная мерзлота. Прекрасно различались лица этих людей, у них блестели глаза, они не были даже закрыты. Мужчин было около тридцати. Они стояли во весь рост, тесно, плечом к плечу, руки у них были то ли сцеплены, то ли связаны. Яма была неглубокой — выше голов трупов где-то на полметра. Я думаю, что их поставили в яму живыми, покараулили ночку, чтобы не вылезли, и они умерли от пронизывающего холода. К тому же никакой крови и огнестрельных ран мы не заметили».

Вызвали милицию из поселка, который находился в 60 километрах. Участковый приехал к вечеру, спокойно, безо всяких эмоций, что-то записал в протокол и сказал, что таких ям у них в округе видимо-невидимо. А так как никаких документов при трупах нет, то нет и смысла заводить какое-то дело. В общем, участковый уехал. А рабочие предложили засыпать трупы землей. Над ямой сделали небольшой холмик, а сбоку установили деревянный крест.

Хотя никакой мистики в этой истории не было, Иван все-таки признает, что было нечто странное.

«Конечно, ничего удивительного, что трупы абсолютно не истлели — там ведь вечная мерзлота, даже трупы мамонтов в этой земле прекрасно сохраняются. Но меня удивило, то, что яма, хотя находилась в низине, не была залита водой. И дикие звери, и падальщики не тронули трупы. И в нескольких метрах от ямы не выросло никаких новых деревьев. Для сравнения скажу, в этом же году мы обнаружили в тайге самолет времен Великой Отечественной войны, так сквозь него проросли деревья! А тут — пустырь, ничего не выросло рядом с ямой, словно все случилось только вчера. А между прочим, все произошло в 30-х годах...».
Дело было в 2008 году в Тверской области. Мой отец с друзьями решили выехать на пикник с ночевкой. Все, как обычно, выпивали и веселились — костер, песни, речка и т. д. Но суть не в этом — был у нас общий с отцом друг, звали его Кирилл, сейчас его нет с нами (никакой мистики в его смерти нет, просто какой-то подонок не поделил с ним девушку и пырнул ножом). Так вот, парень он был веселый, но очень эмоциональный, любил выпить, но не переносил подколок и смешков. Как это обычно бывает, расслабленные алкоголем люди не сильно ценят внутренний мир человека, и друзья начали его всячески прикалывать и посмеиваться, и он, обидевшись, ушел прямо через лес к дороге.

Время было за полночь, и место лагеря находилось далеко от города. Друзья не придали значения его уходу, так как такое случалось с ним довольно часто. «Побродит, да вернется», — сказали они. Веселье продолжалось, но потом парень по имени Леха обратил внимание, что с момента ухода Кирилла уже прошло около трёх часов, а его всё нет. Поискали в лагере — не нашли, покричали — нет ответа. Тут Леха сказал: «Я поеду на машине — может, он где-то по дороге бродит», сел в машину и уехал. Все остальные стали веселиться дальше.

Минут через 20 с визгом покрышек и заносом получше, чем в профессиональных гонках, из леса выехала машина, на которой уехал Леха. Все порядком испугались. Машина подьехала к лагерю и остановилась, никто оттуда не выходил. Мой отец подошел к машине и увидел, что за рулем сидит все тот же Леха, но на его лице был неописуемый ужас — он намертво вцепился в руль и смотрел прямо перед собой, на все вопросы не отвечал и не реагировал на прикосновения. Кое-как втроем его вытащили из машины и усадили у костра, он по-прежнему ничего не отвечал. Через пять минут, как рассказывает отец, он начал «отходить», тело расслабилось, и он произнес одно слово: «Водки». Ему налили, и он выпил ее, будто это его последний глоток на земле. Начался допрос — что да как, но Леха всячески уходил от темы, потом всё же выдавил из себя: «Там, на дороге…». Отец, уже протрезвевший от всей этой ситуации, сам сел за руль и поехал в сторону главной дороги, так как Кирилл так и не вернулся.

Выехал он на дорогу, едет, просматривает все кусты — мало ли что… Вдруг впереди появляется какое-то белое свечение, как будто отражается свет от чего-то. Он сначала испугался — вдруг это гаишник стоит, а от него несло, как от пивоварни. Но потом подумал: «Какой там гаишник на дороге, по которой в течение дня проезжает от силы пять машин, а сейчас глубокая ночь!». Подъехал ближе, смотрит — на обочине стоит человек в чем-то белом, похожем на плащ от дождя, и смотрит в сторону леса. Он остановился перед ним, машину глушить не стал, решил спросить, может, видел он Кирилла. Вышел из машины, пошёл к человеку, и тут стала закрадываться мысль: «Откуда тут этот человек взялся ночью? Деревни-то рядом нет». Подошел поближе — оказывается, это довольно-таки немолодой человек: седые волосы, сгорбленный... Отец обратился к нему — никакой реакции, повторно окликнул — тот же результат. Не выдержав, он тронул его легонько за плечо, и тут старик развернулся и посмотрел на него, как будто увидел привидение. Глаза были наполнены неподдельным ужасом. Стоит и молчит, отец пытается ему что-то сказать, но он все так же молча смотрит на него, не моргая. Вдруг старик резко разворачивается и спускается по краю обочины в лес. Отец следует за ним и, что странно, несмотря на то, что на вид этому старику было лет 70, он не успевал за ним идти — старик быстро скрылся за стволом большой сосны. Отец подошёл к этой сосне, обошёл ее и ничего не нашёл — старика и след простыл. Спрятаться он никуда не мог — до ближайшего дерева метров пятнадцать. Тут отец обратил внимание, что вокруг было очень холодно, хотя стоял июль. Не на шутку испугавшись, он побежал к машине, вывернул руль и, втопив педаль, помчался обратно в лагерь. Приехал туда почти в таком же состоянии, что и Леха. Кстати, тот потом рассказал, что действительно видел этого старика, и он тоже молниеносно исчез в лесу, и это напугало его до полусмерти.

Компания решила до утра никуда не трогаться — от греха подальше. Все в ту ночь очень плохо спали, а некоторые так и просидели у костра до утра, боясь заснуть.

А что с Кириллом, спрашиваете вы? С ним все получилось более обыденно: наутро, поехав обратно в город, отец с друзьями нашли его в деревне, которая была в пятнадцати километрах от того места. Он, добравшись туда, напился с местными жителями, и утром его пришлось грузить в машину. Как он туда добрался, остается загадкой — сам ничего не помнит.
Поехали однажды к другу в гости в поселок. Вокруг поселка леса и болота, а сам он разделен на две части лесом, через который можно насквозь пройти пешком или объехать на машине. И вот как-то мать этого друга позвонила и сказала прийти к ней в дом, чтобы помочь сумки дотащить. Мы пошли пешком — по пути хотели покурить и проветриться. Дело было осенью, в конце сентября.

Идем, уже углубились в лес, и тут мой друг вдруг что-то заметил и, шатаясь, отошёл на обочину. Удививщись, я посмотрел туда же, куда и он, и увидел ЭТО. Видел я только его голову, так как ствол сосны, возле которой это существо лежало, закрывал туловище. Вся покрытая длинными черными волосами голова, на ней два маленьких рога, под голову были подложены лапы, такие же волосатые и черные, на концах которых были копыта, но с человеческими пальцами.

Оно, судя по всему, отдыхало. Мы молча с другом стояли так секунду-другую, а потом это существо, видимо, нас учуяло, и повернуло к нам голову.

Это было самое страшное, что я видел. Желтые глаза, какой-то вырезанный нос, острые зубы, которые почему-то казались синими. Существо вскочило и быстро зашло за сосну — видна была лишь лапа с когтями, тоже синими, которая скользнула по стволу. Мы ринулись бежать что есть сил, сердце чуть не выпрыгивало из груди.

Когда добежали до дороги, я заметил, что друг мой обмочился. Но мне, естественно, было не смешно. А через три года я в том же поселке проводил домой днем одну девушку. Когда возвращался обратно, тоже пешком, то решил сойти с тропинки и справить нужду. Удалился я не очень далеко от опушки и, сделав свое дело, я заметил на дереве, возле которого я стоял, след от четырёх когтей, уже почти заросших мхом, но все же глубоких.
В выходные я была на дне рождении у подруги, где среди прочих гостей был ее дядя Василий Геннадьевич — мужчина лет за семьдесят, умный, начитанный, который знает массу интересных историй. Зашел у нас разговор о домашних питомцах, и Василий Геннадьевич рассказал нам историю из своей жизни, которая нас всех поразила. Вот ее-то я и хочу вам описать. Напишу, как запомнила, от первого лица.

Случилось это в 1951 году. На тот момент мне 12 лет было, мальчишка еще, но по тем временам считался уже большим. Жил у нас кобель по кличке Индус — помесь лайки с дворнягой, года три ему было. Отец его, маленького и дохленького, за пазухой в морозные дни принес, выходил, выкормил — и стал Индус ему незаменимым помощником, так как отец охотился.

Дни в октябре стояли теплые, сухие. Отец взял меня с собой на охоту. Мы должны были день по лесу побродить, заночевать в лесу и на следующий день вернуться домой. С утра пораньше отец взял ружье, рюкзачок с нехитрой снедью, и мы отправились в лес. Мама пошла нас проводить, у поскотины попрощались и двинулись дальше. Когда, отойдя уже на приличное расстояние, я обернулся, то увидел, что мама все так же стоит на месте и крестит нас вслед.

Пробродив целый день по лесу — не помню, уж какого зверья и птиц отец подстрелил, — к вечеру остановились на ночлег. Заночевать решили под большой раскидистой елью, нарубили лапника, чтобы не сыро было спать на земле, натаскали валежника для костра, чтоб на всю ночь хватило, разожгли костер, покушали и стали готовиться ко сну. Отец, видно, сильно устал за день, с войны-то пришёл весь израненный. Он лег первым, а мы с Индусом еще у костра сидели. Вокруг уже темнота была — дальше света, отбрасываемого костром, ничего не видно, и такая тишина стояла, как будто все вокруг повымерло.

И вдруг в этой тишине раздался сначала треск, а потом шум падающего дерева и удар о землю. Я обернулся назад и увидел, что ель, под которой лежал отец, переломалась пополам и рухнула на него. Я с криком и плачем кинулся к нему, зову его, пытаюсь помочь — но что я мог, двенадцатилетний мальчишка, сделать… Отец хрипло вздохнул и затих. И снова настала тишина — только слышно было, как сушина в костре потрескивала.

Долго я еще ревел и пытался сквозь лапник к отцу протиснуться, Индус рядом со мной рыл лапами землю и скулил. Вдруг я услышал, как меня кто-то окликнул, негромко так: «Мальчик, не плачь!». Я обернулся: у круга света, исходившего от костра, стояла женщина. Вся в какой-то черной длиннополой одежде, с черным платком на голове. Платок был надвинут на глаза, лица не было видно, и стояла она как бы в темноте, не выходя к костру. В ту минуту я даже не подумал, откуда она взялась — так я обрадовался, что не один. А женщина протянула ко мне руку и стала говорить, что отцу уже ничем не поможешь, он умер, пойдем со мной, что тебе здесь одному делать. Я было пошёл к ней, ни о чём не думая, как во сне, но тут подскочил Индус и стал лаять и рычать, кидаясь от меня к той женщине, не подпуская ее ко мне, а меня к ней. Я как будто очнулся; на меня такой страх напал, что я заревел в голос, схватил отцовское ружье и уселся у костра, дрожа от ужаса. Женщина стала ходить по кругу, не выходя на свет, и звать меня, а Индус рычал и кидался на неё, тоже не выбегая за круг света. Сколько это продолжалось, не знаю — может, десять минут, может, полночи… я сидел, как в ступоре, только все сильнее сжимал ружьё. Вдруг все стихло — Индус, как ни в чем не бывало, улегся у моих ног и только изредка вскидывал голову и рычал. Я огляделся — женщины нигде не было видно. Так мы и досидели до утра, а когда посветлело, я, как мог, закрыл ветками ели тело отца, чтобы звери не растерзали, и отправился в обратный путь. Целый день я проплутал по лесу, вроде шёл по приметам, что отец показывал, а когда в четвертый уже раз вышел к одной и той же сосенке, понял, что окончательно заблудился.

Осенью темнеет рано. Кое-как разжег костерок и без сил упал под ту же самую сосну. Индус тоже рядом прижался, и я как будто в темноту провалился. Очнулся — вокруг все белым-бело: Ночью пошёл снег. Индуса рядом не было, и я снова отключился. Чувствую, кто-то холодным мне в лицо тычет, открываю глаза, а это Индус своим носом меня толкает. Вдалеке бежит мама, и мужики с лошадей спешиваются. После объяснений, что да как, нашли отца быстро. Оказывается, я от того места недалеко и ушел, на какой-то километр, и целый день вокруг плутал. Когда отца похоронили, мама рассказала: «Когда вас проводила, целый день и всю ночь такая тоска на душе была, что хоть волком вой, и все в мыслях повторяла: «И чего провожать пошла? Никогда ведь не ходила». А когда на следующий день вы и к ночи не вернулись, побежала к председателю просить, чтобы народ собирал вас искать. Он меня уговорил до утра подождать. А под утро услышала, что Индус во дворе воет и в дверь скребется, поняла, что беда приключилась. Вот так, благодаря псу, и нашли вас».

Когда я рассказал про женщину, то мне вроде как и не поверили. Кто говорил, мол, привиделось мальцу, кто говорил, что, может быть, кто-то из староверов приходил, хотя у нас про них давно никто не слыхал. Так я до сих пор и не знаю, кто или что это было. А Индус у нас еще долго жил, потом я уже в армии служил, мама написала, что он ушел в лес и не вернулся. Видать, помирать ушел. С тех пор вернее собаки я в жизни не встречал.
Это случилось примерно два года назад, весной, когда уже потеплело. Надоело нам сидеть на стоянке и пить пиво, решили собраться и выехать куда-нибудь, обдумывали место довольно долго, но всё же надумали: поступило предложение выехать в Лыткарино, на Поляну Невест — довольно известное всем место. Но тогда ещё оно не настолько сильно обросло слухами, поэтому у нас и в мыслях не было опасений. Решили ехать с ночевкой, гитарой, палатками, шашлыком и, конечно же, с горячительными напитками.

Вот настал долгожданный денек, отправились примерно в два часа дня (не любим мы рано вставать), на месте были максимум часа через два. Конечно, дорога нас совершенно не порадовала — памятники на ней стоят чуть ли не через каждые десять метров, и везде стоят знаки «аварийный участок дороги». Свернули с трассы, нашли хорошую поляну прямо посередине леса, расположились. Дальше все шло, как положено: гитара, алкоголь, веселье...

Когда стало темнеть, мы даже не заметили, как нас обложило туманом. А вот когда пошли прогуляться до Поляны Невест, тут уже нам стало жутковато от обстановки: ночь, туман и в середине всего этого мы. Когда вышли на поляну, заметили странный факт: бутылки, которые вешают новобрачные, звенят так, что уши закладывает, а смотришь на них — они даже не шевелятся, и ветра нету.

Когда мы стали оглядываться, то увидели в дальнем конце поляны силуэты людей, которые долго и упорно не обращали на нас внимания, хотя вели мы себя очень шумно. Их было четверо: одна — явно девушка, одетая полностью в белое, два человека в темных костюмах и ещё одна девушка в красном вечернем платье. Это нас напугало: они были похожи на молодую пару, у которых свадьба, но такой глухой ночью их явно там не должно было быть. Когда мы чуть приблизились к ним, они просто развернулись и ушли в лес, полностью игнорируя нас.

После этого мы решили быстро вернуться к остальным, кто остался рядом с вещами. Когда мы пришли к ним, те сидели возле костра, как в воду опущенные. Удивительно и жутко, но с ними приключилась почти та же история, что с нами, за исключением того, что они сидели на месте — они тоже видели силуэты молчаливых людей, которые уходили в лес, и это их изрядно напугало. Пить мы больше не стали. Сидели тихо до утра возле костра, а утром быстро собрали вещи и уехали.
Случилась со мною одна странная история. 1999 год, мне тогда было 14 лет. Средняя полоса России, поля-леса... Я пошёл в лес и заблудился. В принципе, там если в любую сторону идти, то через час-два на поля и деревни выйдешь. Но я пошёл как-то неудачно — прямо по лесу, и чем дальше, тем глубже. Причём думал, что иду в сторону дома, хотя на самом деле, как я потом понял, было наоборот. Уже темнело. И вдруг рядом с просёлочной дорогой я увидел костёр, около него сидели старик и старуха. Откуда они там взялись, я до сих пор не пойму. На костре была большая консервная банка (в таких когда-то давно томатный сок продавали) с каким-то варевом. Причём я бы их наверняка и не заметил, если бы меня старик не окликнул.

Я сказал, что заблудился, и спросил, в какой стороне моя деревня. Те подумали, повспоминали и сказали, что я неправильно иду, и что рядом расположены совершенно другие деревни — даже перечислили пару-тройку. Указали правильную дорогу и очень настойчиво предлагали поесть, но я отказался. Дорогу они подсказали правильную, я через час на поле вышел, а оттуда ещё через час ходьбы добрался до дома.

Потом уже я узнал от родных, что, во-первых, одну из трёх перечисленных ими деревень снесли бульдозерами ещё в 70-е, а во-вторых, есть такое поверье, что леший для того, чтобы забрать себе заблудившегося, просит отдать ему крест или съесть его пищи. Если человек это сделает, то из леса он уже не выйдет.

Кстати, сам я атеист и к этой истории отношусь не слишком серьёзно. Наверное, просто забавное совпадение.
Может, и не очень страшная история, но из разряда обычного выбивается, а о причинах произошедшего понятия никто не имеет.

Историю рассказывал мой знакомый, увлекающийся фотографией. Живет он в дачном поселке, рядом лес. Километра три в лес пройти — будет довольно большое озеро. В одно из полнолуний, пришедшееся на субботу, ему захотелось сделать красивые ночные фото лесного озера с висящей над ним луной. С собой он взял камеру, штатив, фонарик и монтировку на всякий случай. Туда дошел нормально, минут 40 фотографировал, потом решил пройти по зарослям кустов вокруг озера на другой берег. Пройдя метров триста, увидел в лесу что-то светлое, навел фонарик — оказалась девушка. Она вообще на него не реагировала, внимательно смотрела вглубь леса.

Когда мой знакомый подошел близко, девушка обернулась. На его вопрос, не нужна ли помощь, уточнила, правильно ли она понимает, что он предлагает помощь ей. Потом ответила, что все в порядке, но когда он хотел пойти дальше, попросила его не идти туда. Он заявил, что ему надо, она повторила просьбу настойчивее, потом догнала его и сказала, что помощь ей все-таки нужна и попросила проводить ее до поселка, откуда он пришел. Сказала, что убежала от каких-то хулиганов, сама шла по шоссе к подруге (а ближайшее шоссе там километрах в десяти). При этом, как знакомый говорит, все слова она говорила невероятно спокойно, без эмоций. Только когда он, согласившись, напоследок посветил фонарем туда, куда раньше хотел пойти, она довольно нервно спросила, когда они пойдут обратно. Потом она пропустила его вперед. Метров через тридцать знакомый вдруг провалился в темноту.

Пришел в себя ближе к утру. Все его вещи были на месте. Фонарик, камера и штатив аккуратно сложены рядом, только на голове шишка и простуду зверскую подцепил, пока лежал в кустах. Потом они с парой друзей исходили все вокруг озера, ничего подозрительного не нашли. Девушку ту больше он не видел. Кстати, монтировка, которая была старше его (досталась вместе с домиком и гаражом от деда) сразу после той ночи начала так быстро ржаветь, что в итоге он ее выкинул. Но это, возможно, от ночной сырости.
Случилось мне пережить времена «неформальной молодости»: рок-музыка, алкоголь и, конечно же, великий и ужасный автостоп. Лето, жара, мы с хорошим другом поехали автостопом в Краснодар. Вышли на трассу, машин мало, останавливаться водители не хотят — пришлось разделиться. Договорились, в каком населенном пункте встретимся на следующий день, и разошлись. Друга подобрали сразу, и он благополучно уехал, а мне пришлось пройтись пешком около десяти километров, прежде чем меня подобрал полный мужчина на старенькой «Оке». Поговорили, меня сморил сон, и я начала засыпать.

Проснулась оттого, что машина едет по каким-то ухабам. Открываю глаза и вижу, что мы едем по лесу. Господи, как же я испугалась! Кричала, ругалась, но водитель не собирался останавливаться. Решилась прыгнуть, но тут машина сама заглохла, и я просто выскочила в лес и долго бежала, не оборачиваясь. Как мне было страшно — словами не передать. Было уже темно, я дико устала, но нужно было выйти на трассу, чтобы понять, где я нахожусь. Слышу хруст сзади, как будто за мной идут. Меня снова охватил страх, да такой, что было ощущение, будто волосы на голове шевелятся. И тут раздался голос: «Девушка! Вы потерялись?» — слава богу, бабушка — божий одуванчик... Сказала она мне, как идти, но заметила, чтобы была осторожна, так как «белая ночами ходит».

Наконец, я вышла на трассу. Как же я была счастлива! Ну и пусть, что ночевать придется на остановке у какой-то деревушки — главное, живая. Но не тут-то было... Просыпаюсь ночью от дикого холода, вся продрогла (хотя начало августа, ночи теплые должны быть), открываю глаза и вижу женщину. Обыкновенная, с длинными темными волосами, стоит, улыбается, а сама словно светится и... прозрачная. Смотрела я на нее несколько секунд, а потом (даже не поняла, как) снова уснула.

Разбудили меня дачники. Обсуждали, что утром грибники нашли старую «Оку» в лесу, в ней был мертвый мужчина с перекошенным от ужаса лицом. Я, естественно, не стала говорить, что это, скорее всего, был мой прежний подвозивший. Они отвезли прямо до Ивантеевки, где мы с другом договаривались встретиться. По дороге местный дачник-водитель рассказывал мне про находку грибников и про то, как две недели назад в этом лесу уже была найдена женщина, которую жестоко убили, прежде изнасиловав... Вот такая история. Скажу только одно, автостопом я больше не езжу.
Речь идёт о событиях, которые произошли в Якутии в ранние годы советской власти — где-то в 30-е годы. Было два брата — старшему около тридцати, младший лет на пять моложе. Оба были кадровыми охотниками и пошли осенью поохотиться месяц-другой в дремучие леса, где дичь ещё не распугана человеком. У них это был не первый совместный дальний поход, так что они уже были привыкшие, лес для них — что дом родной. Устроились возле какой-то безымянной речки в лесу, быстро построили временную хижину и приступили к охоте. Дичи было много — за пару-тройку дней настреляли немало.

Где-то на четвёртый или пятый день пошёл первый снег. В тот вечер братья сидели в хижине после охоты и ужинали, когда вдруг услышали, что возле хижины кто-то ходит. Сначала схватились за ружья — вдруг медведь? Но шаги были вполне человеческими, и женский голос вдруг произнёс: «Бр-р, холодища-то какая!». Тут братья оба впали в недоумение. Меж тем дверь открылась, и в хижину входит красивая молодая женщина в нарядной одежде. Увидев братьев, она радостно рассказала, что она жительница деревни неподалёку отсюда, вышла утром прогуляться по лесу и заблудилась — весь день блуждала по лесам, уже думала, что умрёт, но тут увидела хижину.

Братья переглядываются — местность они знают, в радиусе трехсот километров вокруг никакой деревни нету. Но женщина вполне себе настоящая, вся от холода дрожит, и они учтиво предоставляют ей место у стола, наливают чай и суп. Она с благодарностью всё это принимает и рассказывает про себя — как она напугана, как хорошо, что ей повезло, и так далее. Старший брат кивает да поддакивает, а младший поглядывает на гостью с подозрением. Улучив момент, под предлогом справить нужду выходит из хижины. Там уже сумеречно, но различить что-то ещё можно. На свежевыпавшем снегу видны следы женщины. Он следует по ним всё дальше, и в итоге следы обрываются у берега речки. А речка ещё не замёрзла — если бы женщина переправлялась вплавь, то была бы вся мокрая. Подозрения младшего брата растут; он вспоминает про легенды охотников о древних злых духах, которые живут в далёких лесах. Решает осторожно шепнуть о своих соображениях брату и дальше действовать по обстоятельствам.

Заходит обратно в хижину, а там уже бутылку открыли. Флирт в самом разгаре — видно, что старший брат увлёкся женщиной не на шутку. Оно и понятно — он не женат, а женщина красивая, и к тому же сама с удовольствием поддерживает эту игру. Младший брат пытается вклиниться в разговор, мол, охотничья экипировка мокнет под снегом, нужно выйти убрать, на что получает со стороны брата выразительный взгляд, а женщина на мгновение одаривает его таким колючим, неженским, даже нечеловеческим взглядом, что у младшего все слова застревают в горле. Он отходит в сторону, сидит в углу, тем временем флирт всё ближе к конечной стадии.

В итоге младшему брату всё-таки удалось поймать старшего, когда тот выходил на улицу перед тем, как отправиться в постель. Он пытается рассказать ему про следы, про тот страшный взгляд женщины и о том, что вся её история шита белыми нитками, но старший брат мало того, что в предвкушении «отдыха», так ещё и сильно пьян и ничего не хочет слышать. Кончается дело тем, что он припирает младшего брата к стенке хижины и обещает устроить ему весёлую жизнь, если он помешает им. Младший брат за это сильно обиделся на него — тот раньше никогда не позволял себе с ним так разговаривать, пусть даже и пьяный.

Парочка устроилась в углу хижины и отгородилась ширмой. Свет потушили, младший брат лежит в другом углу, вслушивается в характерные звуки. На всякий случай прямо под одеялом держит заряжённую двустволку. Лежит, процесс в другом углу продолжается, вроде всё спокойно. Незаметно его сморил сон.

Проснулся ночью от какого-то скрежета. Судя по тому, что угли от огня ещё не потухли окончательно, прошло не так много времени. Странный скрежет явно доносится из угла, где лежат женщина и брат, и после каждого скрежета слышен то ли стон, то ли тихое завывание брата. Младший вскакивает с кровати и с ружьём наперевес бросается вперёд. Отдёргивает ширму одной рукой, другой держа двустволку наготове — и видит в темноте, что его брата оседлал какой-то тёмный силуэт совсем не женских форм, с ярко горящими жёлтым огнём глазами на пол-лица, и грызёт его шею — а звук раздаётся от скрежета клыков о шейные позвонки. Брат только слабо стонет. Младший от такого зрелища чуть не потерял сознание, но всё же в упор выстрелил промеж глаз этого существа. Раздался визг, существо соскочило с брата и бросилось к выходу. Младший палит вслед из второго ствола, с ещё более пронзительным визгом существо выбегает из хижины, выдавив собой дверь. Младший брат срочно размешивет угли, добавляя света, и склоняется над своим братом — но уже поздно: глаза закатились, горло перегрызено, вся постель в крови. Ещё странно, что потом младший брат так и не нашёл следов крови той твари на полу или снаружи, хотя дважды попал из дробовика в неё.

Как только рассвело, он поехал обратно в населённый пункт. Потом вернулся с людьми забрать тело брата и снести хижину. С тех пор ту речку стали называть Абасы-Юрэгэ (Речка злых духов) и перестали ходить в её окрестностях. Младшего брата на некоторое время задержал НКВД по подозрению в убийстве брата, но потом отпустил, так как следователи пришли к выводу, что такие раны мог нанести только дикий зверь, а не человек.
Время действия — 60-е годы. Из Якутска в отдалённую деревню выезжает человек. В наше время его назвали бы БОМРом. Ехал он в деревню к своему другу, который обещал его трудоустроить в местный колхоз, ибо в городе найти работу ему не удалось, а все свои деньги он проиграл в азартных играх. Кто-то его подбросил по дороге до развилки, а дальше он пошёл пешком напрямик через леса.

Раннее лето, комаров ещё нет, вокруг тепло и светло, в рюкзаке с собою еда и водка. Человек идёт километр за километром, потом видит на опушке очередной поляны возле дороги большое ветвистое дерево, обвешанное разноцветными лоскутками. При этом он не имеет понятия, что это такое. Сначала дерево просто его позабавило, потом пригляделся и с удивлением увидел, что под деревом и в его коре гора монеток — есть даже бумажные купюры! Недолго думая, он всё собрал (набралась неплохая для его положения сумма), положил себе в карман и пошёл дальше в хорошем настроении. Вечером он устроился на ночлег в поляне, где был пустой летний домик. Постелил на топчан собственную куртку, выпил водки и лёг спать.

Не успел заснуть, как чувствует, что кто-то дёргает его за ногу. Он пытается не обратить на это внимания и спать дальше, но дёргают всё сильнее. Человек вскакивает, оглядывается — никого: светлая летняя ночь, пустой дом, пустая поляна. Ложится вновь. Как только его опять сморило, начинают дёргать. На этот раз он сматерился, выскочил из дома и обежал строение — никого нет. Спросонья особого страха человек не испытывал. Опять лёг спать, сменив положение тела. Сначала долго не мог уснуть, потом всё-таки провалился в сон. На этот раз дёрнули за ногу так сильно, что он свалился с топчана, так ещё и поволокли немного по полу. Но когда он открыл глаза, никого возле него по-прежнему не было...

Так продолжалось всю ночь — человек пытался заснуть, а кто-то не давал ему сделать это. Наконец, под утро после очередного дёргания за ногу он привычно открыл глаза — и увидел над собой в полутьме чёрный силуэт крупного человека мощного телосложения, который склонился над ним и держал за ногу. Вот тут-то нервы путника не выдержали — вскочил с топчана, закричал, выбежал из дома и побежал куда глаза глядят. Потом только понял, что оставил в домике свой рюкзак, но вернуться смелости не хватило. Бежал всё утро, пока не вышел на деревню. Постучался в какой-то дом, рассказал про свою беду. Ему посоветовали вернуться и положить деньги обратно у дерева. Тут он вспомнил, что эти деньги всё ещё у него в кармане, пошарил — а там дырка: всё выпало, пока он убегал. Возвращаться, конечно, не стал — отправился дальше с кем-то из местных на пункт назначения.