Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЗВУКИ»

История произошла со мной ранней весной 2011 года. Живу я в пригороде, в частном доме. Всё как у всех — муж, дети, кот (пакостный), во дворе большая собака. Кота я иногда наказываю — выгоняю ночевать на веранду.

В тот вечер дети уснули в положенный час, муж попил пива после трудовой недели и тоже отправился в постель, а я по дому хлопотала. Время было около полуночи. Слышу — кот орёт на веранде не своим голосом и в дверь скребется. Я пожалела и впустила его. Сама на веранду хотела выйти, и тут кот за моей спиной опять заорал не своим голосом, будто предупреждая: «Не ходи туда!». У меня какое-то странное чувство тревоги появилось. Снова шагнула в сторону веранды, кот опять стал орать. Мне стало страшновато и из-за поведения кота, и из-за неявного ощущения, будто кто-то стоит за дверью веранды. Стою, смотрю на дверь. Собака не лает, тихо.

Вдруг слышу — в дверь стучат, тихонько так. Я подошла к двери и спросила: «Кто?». Никто не ответил. Я с опаской открыла дверь и заглянула за неё — никого. Тут раздался грохот на крыше, я обратно отбежала. Тут уже окончательно испугалась — подумала, что кто-то к нам пытается залезть. Бужу мужа, а он всё никак проснуться не может (всегда спит крепко, как убитый). А над верандой страшный грохот...

Я кое-как взяла себя в руки и выглянула в коридор, где сидел кот. Смотрю на веранду через приоткрытую дверь — а там доски на потолке ходуном ходят, всё сильнее и как-то хаотично. Полное ощущение, будто кто-то прыгает и бегает по крыше. Кот сидит, как страж, на меня не оборачивается, только на веранду смотрит. А там, над верандой, продолжается мракобесие.

Я стала себя успокаивать: «Наверное, это снег с крыши сходит». Только я хотела в окно посмотреть, чтобы проверить, валится ли снег, как услышала какой-то жуткий рев за дверью. Я аж на колени упала, не крещеная, а начала молиться. Рев все сильнее, веранда вся трясется. Тут кот опять заорал, но не так, как раньше — будто заговорил с кем-то на своем языке. И резко наступила тишина. Кот ещё посидел в коридоре, потом пошел на веранду, спокойно замурлыкал и лёг, будто намекая мне: «Всё хорошо, продолжайте работу, гражданочка». Я полночи прислушивалась к звукам, но ничего больше не происходило.

Утром мне позвонила соседка: «Что у вас произошло вчера? Такой грохот стоял!». Мы с мужем вышли посмотреть на крышу. Снег лежал на крыше, не сошел. На земле и на крыше остались следы, похожие на лошадиные. Мы лошадей уже лет десять не видели, да и как они на крышу могли залезть?

Что это было, не знаю. Но к коту, конечно, уважение появилось.
Эта история вроде бы из разряда «ничего особенного», но и будничным случаем ее не назовешь.

У моих родителей есть самый настоящий домик в деревне — вернее, теперь уже два. Один находится на главной улице, там есть газ, вода в доме и санузел. Другой домик находится на окраине села, к нему ведет неприметная дорога, уходящая с центральной улицы. Отопление там дровяное и удобства на улице. В этом доме обычно гостим мы с женой и сыном. На той улочке всего пять домов, и три из них стоят пустыми. До других строений далековато.

Дивное место, на самом деле. Там необычайно яркие звезды, удивительно близкая луна и настоящая тишина, которая звенит в ушах. Все-таки что-то романтическое в таком отдыхе, когда носишь воду из колодца и топишь дровами печь. А по вечерам мне особенно нравится сидеть на улице с большой кружкой чая и пачкой легких сигарет.

Один из наших приездов был омрачен трагическим происшествием — в одном из домов на нашей улице погибла семья. Угорели. К сожалению, такое случается. Люди хотят сберечь тепло и прикрывают задвижку дымохода, и бывает так, что ночью тяга ухудшается, и весь дым идет в дом, отравляя спящих обитателей. Печальные были тогда выходные, однако моя история произошла несколько позже.

В следующий раз мы приехали примерно через месяц. Вечерком я сходил к другому домику, проверил, все ли там в порядке, затем навестил одного знакомого рыбака. Обратно шел уже при свете луны. Свернув на свою улицу, я остановился на минутку, чтобы прикурить. Я и не замечал, что стою возле того самого дома, где не так давно трагически погибли наши соседи, пока не почувствовал запах.

Наверное, вы решите, что мне показалось. Ну что же, дело хозяйское, однако я сам уверен в обратном. Абсолютно.

Так вот, мне в нос ударил довольно резкий запах. Даже смесь запахов. Один — это хорошо знакомый запах дыма от горящих поленьев. Другой, к сожалению, мне тоже был знаком. Это был запах разлагающихся тел.

Прошу понять меня верно, уважаемый читатель. Село — это совсем не город. Живя в городе, мы привыкаем к выхлопам, дыму предприятий и прочему. В городе обоняние притупляется. Но в селе все иначе. Воздух там чистый, дышится легко. И любой запах моментально классифицируется верно. Только у запаха, который я ощутил, не могло быть источника — печь не топилась (в пустом доме-то), и никаких тел там тоже не было, это точно. Плюс ко всему, запах через несколько мгновений пропал. Но мне не померещилось. Меня даже сейчас подташнивает, когда я вспоминаю об этом и пишу.

Однако лучше бы все ограничилось запахом... В полнейшей тишине я услышал звук. Представьте, что кто-то ногтем стучит по стеклу, которое плохо закреплено в оконной раме и «гуляет». Вот такой звук я и услышал. «Тук-тук-тук». В этот момент я понял значение выражения «волосы зашевелились». Еще возникло такое ощущение, будто у меня трясутся внутренности...

Я повернулся к пустому дому. Луна светила ярко, была видна пустая комната — там не осталось даже мебели. Да, в доме никого не было, никаких сомнений. А возле окон — тем более. Однако стук прозвучал снова. Опять трижды. «Тук-тук-тук».

Я был в шоке. Судя по звуку, кто-то, находясь внутри, стучал в окно. Судя по тому, что я видел — никто не стучал. Помню, что сигарета у меня выпала, и я быстрым шагом направился прочь. За моей спиной снова раздался стук, на сей раз непрерывное постукивание. Считанные секунды ушли у меня на то, чтобы добраться до дома.

Жена, встречая меня, обеспокоенно спросила, что со мной случилось. Я наврал, что меня угостили самокруткой с крепким табаком.

Что это было, я не понимаю. Конечно, есть разные догадки, но не вижу смысла писать здесь свои домыслы. Одно хочу сказать — я уверен, что ни слух, ни обоняние меня не обманывали.
Сегодня, 25 июня 2014 года, произошло нечто странное. Я была дома одна с котом. Поскольку я страдаю бессонницей с 12 лет, то не спала всю ночь, и лишь в полдень меня начало клонить в сон. На улице было яркое солнце. Котик лёг рядышком со мной, и мы вместе уснули.

В три часа дня я проснулась от раската грома. Началась страшная гроза, дождь лил потопом. На улице было сумрачно, а в доме свет не было включён.

При пробуждении у меня было очень неприятное чувство. Мой кот какой-то испуганный сидел на компьютерном столе возле моей кровати и, нервно вжавшись грудью в стол, мотал хвостом. Я снова легла, укрывшись одеялом, и тут услышала отчётливые шлепки дождевых капель обо что-то. Я встала, прошла в прихожую... и ужаснулась.

Входная дверь была открыта нараспашку. Звуки капель исходили из подъезда. Мне стало страшно. Дверь была закрыта на ключ, когда я засыпала, ничто не могло её так открыть! Мне очень страшно. Я закрыла дверь, и тут у меня возникло странное чувство, будто я совсем не одна в квартире. Я вернулась в спальню, легла, мой кот в спешке прибежал ко мне и юркнул под одеяло. Между прочим, кот у меня довольно недоброе существо — кроме меня, он никого не подпускает, да и ко мне относится со злобой, с чего бы именно сейчас ему залезть под одеяло? Такого ещё не было.

Потом кот и вовсе стал отчаянно мяукать под одеялом, а в гостиной тем временем сама собой со скрипом открылась дверца шкафа. «Что за чёрт?» — мелькнуло у меня в голове.

Шаги! В сторону моей комнаты — раскатистые, громкие. Я уже готова была со страху терять сознание, но тут в замочной скважине заскрежетал ключ. Это вернулась с работы моя сестра. Тут же в коридоре послышалась какая-то возня, по которой я поняла, что незваный гость спрятался в чуланном шкафчике.

Сестре я ничего не рассказала, так как она убеждённый скептик. Сама с величайшей осторожностью заглядывала в шкаф — вроде никого, да только вот тут же снова появилось ощущение нахождения кого-то совсем рядом...

Стоит ли мне сегодня ложиться спать?
Зовут меня Андрей. Сам я из Петербурга, живу непосредственно в городе, но весной и летом люблю ездить на дачу в пригородное село Белоостров. 22 марта вечерком мы с девушкой решили уехать на дачу. Развеяться, попить вина, провести романтический вечер. По приезду разместились, разложили продукты, стали ужинать. Дом наш, кстати, расположен в непосредственной близости от железной дороги, которая давно не действует. Ведет она к каким-то ангарам, но туда я никогда не ходил.

И вот в полпервого ночи о крышу дома что-то глухо ударилось. Девушка перепугалась, а я решил узнать, что это, и вышел на улицу. Обошёл дом и постепенно сообразил, что о крышу ударилась птица. Дом старый, деревянный, отсюда и удар громкий. При осмотре ничего не обнаружил — ни на крыше, ни рядом. «Улетела, кажись», — решил я и пошел в дом. Только я заступил за порог, как последовал еще один удар. На этот раз было отчетливо слышно, что ударили тяжелым предметом. Соседей у нас поблизости нет — ближайший дом был метрах в трехстах, неблизко. На этот раз я и сам знатно испугался и решил не выходить наружу. Ну мало чего может быть — черепица отклеилась, или я действительно птицу в темноте не разглядел...

Далее мы без происшествий посидели с девушкой, поели, выпили, позанимались любовью. Потом вышел я курить. Достал сигарету, зажёг и не успел сделать тягу, как прямо под моими ногами (получается, ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ) что-то сильно ударило по половицам. Я в шоке отскочил в сторону и, не размышляя, что это такое и чего дальше делать, рванулся в дом. Это было уже около четырёх утра. Девушка моя уже спала.

Сердце билось как бешеное, я пытался логически объяснить себе, что там могло быть. Крот, бурундук... Не успел я прийти в себя, как глухой удар раздался на крыше, на этот раз был просто невероятной силы. Я набрался смелости и приготовился выбежать на улицу, чтобы противостоять неизвестному противнику. Но до того, как я открыл дверь, ещё один удар был нанесён по полу подо мной. Он был такой мощности, что доска треснула.

В этот момент я уже готов был расплакаться. Но зачем-то всё равно открыл дверь.

На железной дороге (она была в семидесяти метрах от дома, видно ее было через жиденький пролесок сосен) стоял человек метра два ростом, стоял и смотрел на меня. Я сразу осознал, что этот вовсе не человек, а чёрт знает что. Я моментально закрыл дверь и запер изнутри на засов, задернул занавески на окнах, зажёг свет во всех комнатах. Сам при полном освещении лег на кровать к своей девушке (она, кстати, так всё и проспала) и попытался успокоиться. Еще часа два по всему дому были слышны постукивания, потрескивания, удары. Но были они исключительно снаружи дома, не внутри. Я пришёл к выводу, что этой нечисти мешает свет. Потом всё затихло. Проснувшись утром, я рассказал девушке о том, что творилось ночью, и мы уехали из дачи, даже не позавтракав.
Дом у нас четырехэтажный, три подъезда. Мы жили в среднем подъезде на четвертом этаже. Над нами была дверца на чердак, запертая на замок, а в ней небольшая щель. Началось все с того, что, поднимаясь домой, мы обнаружили хорошенькую лужицу крови — прямо ровненько, как накапало. Как мы думаем до сих пор, все капало именно с этой щели, но тогда мы и догадаться не могли. Свалили все на то, что мало ли кому плохо стало или, может, по морде надавали — район не самый мирный. Прошли и забыли. Но тут ночами началась непонятное — с чердака то шорохи, то звук, будто по щебенке шаркают. Поначалу как-то не замечали — ну шуршит, да и чёрт с ним. По-настоящему стали обращать внимание, когда проснулись оттого, что с чердака прямо над нашей кроватью будто кулаком ударили. На момент, когда проснулись, насчитали четыре раза, потом опять шорохи, скрипы. В начале списывали все на голубей, а после стуков — на бомжей. Так продолжалось еще дня четыре. Эти стуки раздавались по 4-6 раз примерно в одно и тоже время — от трёх до четырёх часов ночи, не раньше, не позже. Становилось уже сильно не по себе, но днем это совершенно не волновало, даже мысли проверить не было. Но в конце недели охренели по-полной.

Так как в квартире курить было нельзя, приходилось довольно часто выходить в подъезд. Так вот, вернулись мы тогда около двух ночи, все было в порядке, посветили фонариком в телефоне (на тот момент это уже было для нас обычным ритуалом) на замок — он висел на месте. Легли спать, проснулись в полчетвертого от сильного удара над кроватью, как будто кого-то швырнули на эту щебенку. Посидели минут пятнадцать на кровати, прислушивались. Что-то поскрипывало, но уже не более того. Решили опять выйти покурить, и тут... Открываем входную дверь, а вся эта железная лестница, что ведет ко входу на чердак, в крови! Подъездная лестница также заляпана, а замка на чердаке нет. Мы захлопнули дверь и прыгнули на кровать в диком ужасе. Я не знаю, почему мы не позвонили в полицию именно в тот день, когда все это видели. Мы решили просто лечь спать. Просто, чёрт побери, спать, можете поверить?

Проспали мы около двух часов. Когда встали, первым делом вышли в подъезд. Замок висел на месте, а кровь была смыта, но очень плохо, то есть можно было рассмотреть, где именно она была — как на лестнице к чердаку, так и на подъездной. Весь следующий день мы прибывали в шоке, прошлись по соседям с этажа с вопросами — слышали ли они что-нибудь на протяжении последней недели? Одни тут ночами не бывают почти, но слышали удары три дня назад, вторых вообще в городе нет, третий сказал, что очень крепко спит, ибо работает как конь. Рассказали друзьям, те не обратили внимания. Легли в шесть вечера, проснулись в первом часу ночи, смотрели кино. В третьем часу начались шорохи, стуки, скрипы. Мы пытались всеми силами отвлечься от этого. Но тут мы услышали мычание, короткое и глухое, будто через повязку. Испугались знатно. Началось поскребывание — скребли по щебенке, которой был усыпан этот чердак. Через десять минут все прекратилось. Пошли курить, взяв с собой биту — мало ли что может быть после прошлой ночи...

Стоим, курим, и тут раздаётся резкий глухой вопль с чердака. Ну, прямо человеческий. Мы бегом в квартиру, звоним в полицию, рассказываем им обо всём, выходим на улицу их встречать. Тут начинается странное дело.

Возле нашего дома фонари, асфальтированная дорога и детская площадка напротив, которая, естественно, не освещается — Люберцы же. Далее опять дорожка и трехэтажный дом — там тоже темно. Мы стоим у среднего подъезда на дорожке. Видим — идёт какой-то мужик, ему, видимо, нужно в первый подъезд, который за нами. Увидев нас, он сворачивает, обходит по темной стороне и заходит в подъезд. Ну ладно, мало ли что — не по себе стало, подумал, что ограбят, решил в обход идти. Мы смотрим в окна, чтобы увидеть, куда он поднимается. В этот момент подъезжает полиция, и на подъеме к четвертому этажу мы теряем его из вида — обзора не хватало. Итак, приехали три мента. Мы с ними пошли в подъезд, обо всем рассказали, показали следы крови. Они посмотрели, подтвердили: «Да, ребята, это кровь». Долго слушали — ни писка с чердака, ни звука. Они долго ломались, но сошлись на том, что ночью вскрывать чердак нельзя — мол, люди же спят. Приехали...

Стоим, опять курим, смотрим в окошко, наблюдаем, как отъезжает полиция, и тут мужик, которого мы недавно видели, выбегает как лань из первого подъезда и скрывается в сторону улицы, а с чердака вновь прорывается глухой крик, всхлипы, мычание, скрежет... Взяли биту, начали бить по дверце чердака, звук в эти моменты усиливался, будто нам кто-то отвечал. Пытались говорить с тем, кто там находится. Выяснилось, что если подняться на эту лесенку и прижаться ухом к этой дверце, то можно услышать оттуда сопение. Пытались по-всякому вскрыть замок порядка двадцати минут, потом решили — что поделать, опять нужно звонить в полицию. На этот раз они приехали вчетвером, постояли, послушали нас, вызвали подкрепление. Приехала вторая машина с еще тремя ментами с автоматами — такие все важные. Заходим на этаж, стоим, слушаем — ни звука, ни единого звука! Семеро мужиков смотрят на нас, как на идиотов. Стучим туда битой — никакого отзыва, тишина. В общем, менты спросили, не употребляем ли мы чего, пытались унюхать хоть какой-то запах спиртного и уехали восвояси с фразой: «Вам поможет горячая ванна». Наше состояние было непередаваемо. Через полчаса вновь началось мычание и скрежет. Нам это надоело, мы разбудили друга по телефону, предложили встретиться и ушли на улицу, ибо лучше дождь и холод, нежели слышать все это всю ночь. Было ясно только одно — если там никого не окажется, мы переезжаем. Взяли пива, рассказали другу. Парень скептик тот еще, посмеялся над нами, отшучивался, предполагал голубей, в крики и скрежет не верил до последнего. Привели его на этаж — парень в лице поменялся за пару минуту, как только услышал эти всхлипы и крики. Все, что он тогда сказал: «Это человек». Решили днем лезть туда, ибо ночью тут всё вскрывать без полиции — соседи, хоть и глухие, когда не надо, мигом настучат в полицию, и нас самих заметут. Да и страшновато в темноте — вдруг там чертовщина какая-то водится? Разошлись, легли спать. Встали около четырёх часов дня, разбитые и на нервах. На чердаке продолжались постукивания.

Решили пойти другим путем, чтобы не лезть туда самим — позвонить в ЖЭК, чердаки то их дело. Позвонили туда, и нам ответили, что через полицию пришла заявка проверить чердак нашего дома, они с утра это сделали — всё чисто. Мы описали ситуацию и попросили, чтобы они прислали несколько ребят. Ждем. На подъезд выходил тот мужик, что якобы работает как конь — он сначала обещал полезть на чердак с нами, но через десять минут наших рассказов слился по «срочным» делам. Мы стоим у подъезда, ждем бригаду из ЖЭК. Приходит одна женщина с ФОНАРИКОМ. Заявляет, что у нас с утра все проверяли все подъезды, все чердаки. Мы предлагаем ей пройти наверх. Выясняется, что ключи от дверцы она забыла — шла на чердак, забыла ключи, ну отличненько. После разговора с ней мы узнаём, что на чердак можно как-то пройти через первый подъезд. Заходим, поднимаемся — а там замка на двери нет. Мы спрашиваем: «Если с утра проверяли все подъезды, то как замок не проверили? Ладно, лезьте». Тут она начинает огрызаться — видимо, мы её самолюбие защемили: «Никуда я не полезу, я не в спецодежде, то да сё». Кончилось дело тем, что она распсиховалась — и сама туда не пошла, и нам не позволила, повесила новый замок на дверцу к чердаку первого подъезда и ушла. Замечательно.

Мы пошли в магазин, посмотрели со стороны улицы на окна чердака. Голуби сидели только у крайних окон, кроме нашего. Ясное дело, что из-за звуков шарахаются. Возвращаемся обратно. Тот мужик, который ночью выбегал из первого подъезда, стоит, по окошкам чердаков глазами шарит. Зашли в подъезд — сильно пахнет хлоркой. Ну, вы догадались откуда — сам же подъезд сух и грязен, как всегда. Зашли в квартиру, смотрели с окна на мужика. Тот нервничал, кому-то постоянно звонил и писал, оглядывался и постоянно смотрел на чердак. Шорохи и поскребывания время от времени продолжались. Часам к одиннадцати встретились со своим давешним другом, прихватили ещё одного и пошли на этаж слушать. Решили все-таки лезть. Были слышны все те же мычания, скрежет и прочие звуки. В итоге промучились с маленьким ломом и топором час. Замок оказался добротным, видимо, ещё советских времён, и стойко переносил наши неумелые попытки взлома. Потом соседи начали заявлять, что мы им спать мешаем... В итоге разошлись ни с чем. Решили утром вновь действовать через полицию. Ночью еле спалось, суета наверху не прекращалась ни на секунду.

Утром встали — все те же стуки. Вызвали ментов в третий раз. Те приехали и пошли в первый подъезд. Они думали там послушать, а потом в нашем подъезде, и если будут звуки, отправиться в ЖЭК за ключами. В подъезде стоял тот мужик, который раньше следил за чердаком. Он очень внимательно посмотрел, куда мы направляемся, и вышел из подъезда. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что замка на дверце в чердак первого подъезда уже нет! И что сделал мент? Да ничего — он просто встал на лесенку, приоткрыл эту дверцу, чуть всунул туда голову и просветил фонариком вокруг, а в чердаке, естественно, в любом случае много хлама. Его «осмотр» длился не больше 20 секунд. Потом вызвал женщину из ЖЭК, она повесила новый замок. Вместе они дали нам ценные советы о том, что не нужно употреблять наркотические вещества, и что валерьянка нам поможет.

Знаете, когда мы раньше смотрели фильмы ужасов, нам казалось таким странным, что с человеком случается что-то жуткое, он об этом рассказывает весь белый и перепуганный, а ему никто не верит. Так вот, оказывается, всё действительно так. Это слышали лишь мы и два наших друга на тот момент. Мы провели тот день вне дома, приехали чуть ли не под утро и легли спать. И было абсолютно всё равно на любые звуки — выгорели, измучились. Встали рано, нужно было ехать по делам. Пока были в ванне, происходили нереальные вещи. Время было восемь — начало девятого утра. Наверху стоял глухой крик, швыряния, будто кого-то таскали, били, потом пошел звук, напоминающий скрежет ручной пилы. На дверце по-прежнему висел замок. Мы ушли очень быстро, казалось, что уже едет крыша. Отписались на форуме волонтеров, описали ситуацию — через час позвонили, сказали, что скоро будут, расхваливали себя, говорили, что придут с оружием, все проверят, не то что менты. Отлично. Вечером собрали друзей, еще друг на машине подъехал, припарковал свою на газончике, где стояло порядка десяти машин помимо его. Подъехали ДПСники, стали вертеться именно у его машины, переписали номера — мол, неправильная парковка, перепаркуй. Потом уехали, и сразу после этого вокруг начала кружить «скорая» старенького вида, потом остановилась возле нас. Водитель аж четверть часа внимательно следил за нами, потом уехал. Волонтеры приехали через три часа — человек девять в трёх машинах. Рассказали им все, пообщались. С них слетела вся бравость, они тоже испугались лезть на чердак, даже с оружием. Говорят: «Давайте вызывать ментов». Нам уже всё равно, лишь бы ситуация как-то разрешилась наконец. Вызвали полицию, ждем. Стоим на площадке, как вдруг у первого подъезда выключается «кобра» (лампа над подъездом), открывается дверь, выбегает тот самый знакомый нам мужик и скрывается за домом, где растут кусты и все огорожено забором. После этого кто-то открывает и закрывает дверь подъезда раз пятнадцать. Мы в недоумении пошли и включили обратно «кобру». Стоим на дорожке, видим — слева метрах в трехстах менты уже идут, да пешком. Тут с обратной стороны крыши раздаётся резкий крик и звук удара. Все присутствующие замолчали и друг на друга посмотрели, потом рванулись навстречу ментам с этими новостями.

Заходим в первый подъезд — замок-то висит, только не тот, что вешала женщина из ЖЭК, а абсолютно другой. Ладно, пошли в наш подъезд — все закрыто. Пошли в третий (странно, что мы сами ни разу не догадались туда заглянуть) — замок там висит, но это, так сказать, имитация, крошечный, хрупкий. Полезли наверх два мента, и главный волонтер, нас не пустили. Их не было очень долго, топали они как слоны, а соседи и этого не слышали — неудивительно, что не слышали они и криков давешних. Так вот, спускаются они с чердака. Менты спокойные, нам объясняют, что арматура такие звуки издает из-за перемены погоды. Рядом с ними стоит волонтер, глаза по пять рублей, бледный, руки дрожат, еле курит и поддакивает им. В общем, все желают нам спокойной ночи и крепких снов и уходят, друзья тоже разошлись. Мы в странных чувствах ложимся в кровать. В четвёртый час ночи начинаются шаги наверху, слышны какие то разговоры и шарканье пакетов. На следующее утро решили послать куда подальше всех этих ментов и волонтеров и самим проникнуть в чердак через третий подъезд. Приходим — опа, а там уже тоже здоровенный замок, который чёрта с два взломаешь...

После такого мы, недолго думая, собрались и съехали в другую квартиру в тот же день. Через месяц были в том же районе, а на дверях всех подъездов висели объявления о розыске — мол, пропала девушка-инвалид без ноги, причём буквально в тот же день, когда все странности на нашем чердаке начались! Может, это, конечно, все совпадение, но мы уверены, что звуки точно не арматура издавала, и лицо того волонтера не из-за вида арматуры попортилось.

Вот такие дела. Очень жутко сейчас это все вновь вспоминать. В итоге осталось неясно, что это всё-таки было. Впрочем, определённые предположения у нас, конечно, есть, но такие, что лучше об этом не задумываться.
Когда мне было 9 лет, я и мои друзья большой и шумной компанией с окрестных дворов лазали по стоящим рядом и гниющим двухэтажным баракам (два двухэтажных барака, стоящие рядом друг с другом вдоль неасфальтированной дороги). Как-то жили там люди еще на моей памяти, одна женщина оттуда с моей бабушкой даже выпивала часто. Потом внезапно всем выдали квартиры, все съехали, а бараки еще года три стояли. Естественно, все приятности покинутого обиталища (в виде частых посещений этих мест бомжами, раскиданного мусора и жидкого дерьма в каждом углу) присутствовали. Оставалась еще мебель, обои, но все это ветшало и загрязнялось с космической скоростью. Однако в одном из бараков на втором этаже была целая входная дверь, закрывающая проход в одну из квартир. Деревянная, старая, но добротно сработанная, она отлично выполняла свою функцию.

Будучи неугомонными детьми, мы, конечно, принялись в этом самом бараке с дверью в соседней квартире делать «штабик». Натаскали всякой ерунды, немного прибрались, определили квартиру для туалета и даже заставили двух ребят мыть полы. Для того, чтобы бомжи и другие нежелательные элементы не громили наше убежище, мы заколотили дверной проход досками, оставив зазор, достаточный для ребенка.

Ну и, значится, каждый раз, когда собирались в «штабе», слышали из соседней запертой квартиры непонятные шумы. Списывали на ветер, но кто-то подметил, что окна в той квартире целы. Да и не мог ветер издавать такое шарканье, словно кто-то царапал дощатый пол гвоздем. Мы были детьми и не испытывали страха, испытывали любопытство. Сидим в «штабике», звуки из-за стены периодически издаются, а мы, в десять пар ушей прильнув к стене, слушаем и пытаемся догадаться, что же там происходит. Попробовали вынести дверь, но куда нам, мелким дуракам. Залезали на растущее дерево, пытались заглянуть сквозь окна, но они были занавешены старыми тяжелыми красными шторами. Кто-то придумал обклеить скотчем ту самую дверь, чтобы доподлинно узнать, не выходит и не входит ли кто в неё. Скотч на протяжении трех недель оставался нетронутым, пока какой-то идиот не поджег его.

А между тем в нашем убежище все чаще и чаще стали раздаваться звуки из-за стены. Шарканье, хрип... Один раз какое-то старческое покашливание, будто какая-то старушка прочищала горло. Так мы и не узнали, что это были за звуки, но все до сих пор их помним.

А теперь можете поискать вбить в интернет-поисковик запрос «Гостиница Фишери Камчатка Елизово». Теперь на месте этих бараков захудалая гостиница, в которой я подрабатывал официантом и в которой не единожды оставался ночевать, так как не было смысла идти домой, когда на часах четыре часа утра, а твоя смена начинается в восемь.

Людей в гостинице, кроме меня и администратора, в тот день не было. Они вообще редко бывали тогда, но не в том суть. Остался я ночевать в номере, уснул на мягкой кровати. Проснулся ночью непонятно из-за чего. А когда до меня дошло, что за звуки раздаются из-за стены, холодный пот прошиб меня насквозь. Те самые звуки из детства... Те самые звуки раздавались из-за стены, изголовьем к которой стояла кровать. Немедленно сбежав вниз к администраторше (взрослая тетя, помоги!) и спросив, не заезжал ли кто в гостиницу, я получил отрицательный ответ. Взяв её буквально за локоток, повел осматривать номер, в котором должны были раздаваться звуки. Надо ли говорить, что номер был пуст и идеально чист? Давно уволился, но все еще с каким-то тяжёлым чувством прохожу мимо той гостиницы.
У меня есть кот. Он классный: гигантский, толстый и очень добрый. Всех любит, мурлычет, вибрирует, не царапается, не шипит. Однажды одна моя знакомая попросила меня продать её старое свадебное платье (я держу небольшой интернет-магазин). «Хорошо, — говорю, — привози». Привозит она, я спустился, забрал платье, занес его в квартиру, в комнату. Пока девушка его фотографировала, я взял в охапку кота и зашёл с ним в комнату. Тут-то он мне всё лицо чуть не исцарапал, зашипел, извиваться начал. Смотрит на платье это и шипит. До этого НИКОГДА не шипел. Потом и вовсе убежал. Мы с девушкой немного поудивлялись и забили. Кот, для которого наша комната была натуральным курортом, целый день не заходил. Платье к тому времени я засунул в пластиковый пакет с замком-молнией и убрал в кладовку. Пытался занести кота в комнату, а он ни в какую — сразу же убегал на полусогнутых лапах. Это было очень странно, но мы особого значения всему это не придали.

Ночью просыпаюсь в районе трёх часов ночи от стука над головой. Смотрю по сторонам — что такое?.. Так и не разобрался и заснул. Следующей ночью просыпаюсь от такого же стука и понимаю, что он идёт из-за стены (кстати, эта же стена отгораживает кладовку, в которой лежало то платье). Странно, думаю спросонья, и сплю дальше. В третью и четвёртую ночь было то же самое, но на этот раз проснулся от стука не только я, но и девушка.

Пятой ночью меня стал беспокоить странный жужжащий звук за стеной, длинный и повторяющийся: «Вжжжжжжж... Вжжжжжжж...». Лежу, слушаю, пытаюсь соотнести, что же может это быть. Наконец, не выдерживаю — вскакиваю, включаю фонарик, выхожу из комнаты с мыслью «хоть бы кот, хоть бы кот». Обыскиваю с фонариком все темные углы коридора — никого нет, всё спокойно, кот спит у комнаты матери, дверь закрыта.

Утром встаю, рассказываю всем о ночном звуке — оказалось, его слышал только я. И только после завтрака я вдруг понял, что это за звук был. Ох, и мурашки побежали... Захожу в кладовку, достаю пакет с платьем и дергаю замок-молнию: «Вжжжжжжж... Вжжжжжжж...». Вот чёрт!

В итоге я позвонил той знакомой и сказал, чтобы она забрала платье. Она стала спрашивать, почему, и я ей всё рассказал, как есть. Знакомая заявила, что я сошёл с ума, но платье всё же приняла обратно. После этого всё стало опять спокойно — звука не было, кот спал в комнате, все довольны.
Автор: Клён К. Р.

Я всегда мечтал совершить хотя бы небольшое путешествие вглубь нашей страны, в Сибирь. Почему-то меня тянули непроходимые таёжные тропы, зловонные трясины и стаи комаров. Но что делать? Мечта есть мечта. Помимо всех трудностей тайга была для меня чем-то сказочным и таинственным, что заставляло сердце сбиться с повседневного ритма. Но, как всегда, всё рушили трудности организации поездки: как туда ехать? С кем? Куда? Вряд ли кто-то из друзей согласится, так что придется одному неделю трястись на поезде до первой попавшейся деревни. И что дальше?

Но однажды я встретил друга моих родителей Фёдора Михайловича, который совсем недавно перебрался из сибирской глуши в европейскую часть страны. «А это шанс», — подумал я и намекнул Фёдору Михайловичу, что неплохо было бы побывать у него на родине, да полюбоваться местными красотами.

— В тайгу, что ль? — он так и выронил из рук вилку на пол дешевой забегаловки, куда мы зашли по поводу встречи. — Не! К черту вашу тайгу! Я туда больше ни ногой!

Я опешил от такого поворота. Ведь не так давно в письме моему отцу на приглашение перебраться в город он отвечал категоричным отказом. Мол, что я там делать буду? Я тут же начал допрос Фёдора Михайловича на предмет того, что его так отпугнуло от тайги. Он долго сопротивлялся, но всё же начал:

— Вот вы тут сидите у себя в городах и думаете, что тайга это просто деревья, болота да бородатые мужики с ружьями? Да ничего подобного! Живая она! Понимаешь? Есть в ней что-то такое... душа, что ли? Там сам того не замечаешь, как начинаешь общаться с ней, просишь о чем-то, уговариваешь, за вину перед ней прощенья просишь. Не вслух конечно, мысленно. Иначе оно тебе потом аукнется. Как подумаешь о Хозяине леса, так немного не по себе становится, ищешь его глазами средь деревьев. Это вы у себя городах можете орать во всё горло, мол, сказки, предрассудки! А там попробуй обидеть его даже в мыслях, стоя в одиночестве в непроглядной глуши, так что на сотню километров никого вокруг. Язык к нёбу присохнет! Там с таким не шутят. Помимо зверья всякого, да людей живёт там ещё кто-то, кто охраняет её, бережёт. Я не про Хозяина, еще есть кто-то разумный! Они считают тайгу своим домом и гостей не очень-то жалуют!

В тот раз мы с мужиками забрались особенно глубоко в тайгу. Да так, что дорог никаких и в помине нет. Верный вездеход бросить пришлось, не хотели по такой местности технику гробить. Шли мы туда, конечно, не с благими делами, да чего греха таить — браконьерили мы. А в глуши такой и зверь не пуганый, да и больше его. От машины километров пять отмахали, попутно капканы выставляя. Ищем зверя, и удивляемся — никого! Следов нет никаких! Так мы и проплутали до позднего вечера. Веришь, даже дичь никто не добыл! Ну что делать, решили завтра опять поохотиться, стали на стоянку возле ручья, который прямиком из какой-то пещерки бежал.

Четверо нас было. Кто костёр разжигал, кто за хворостом пошел, кто ружья чистил. Всё темнее и темнее становится, да холодный ветер начинает кроны деревьев качать. Егору чего-то приспичило капканы проверить, ну и пошёл он значит. Минут десять тихо всё было, а потом над лесом как завоет кто-то! Мы мужики здоровые, но штаны все равно подмочили. Знамо дело! Тайга, ночь! Похватали ружья и на звук бегом. Подкрались к месту, глядим а там это чудо... Егор, зараза, в капкан попал.

Ногу сильно повредил до самой кости, кровь льётся. Мы его на себе по очереди до машины тащим, а он всё подвывает да обещает прибить того, кто капкан переместил. Пришли, смотрим: а на вездеходе гусеница сорвана. Что за дела? То ли мы проморгали поломку, когда уходили, то ли кто-то, пока нас не было...

Плохи наши дела. Всё, думаю, никак Хозяин за нами пришёл. Саня и Гена у машины костёр разводят да Егором занимаются, а тому всё хуже, кровь теряет да воет так мерзко. Слушаешь, а у самого душа в пятки уходит. Кажется, сейчас как выйдет что-нибудь из леса на звук да на свет костра... Я в вездеход полез, там рация есть, думаю, помощь вызову. А сам соображаю: частоту-то какую выбрать? Я в этом деле не очень, поэтому на первой попавшейся стал вызывать: «Приём! Нужна помощь! Есть кто вокруг?! Человек ранен! Помогите!»

Никто не отвечает. Тумблер вращаю, частоты меняются, а из динамика только шорох и слышен. Но я не успокаиваюсь, всё ору и ору в передатчик. Как тут успокоишься, когда товарищ рядом Богу душу скоро отдаст?

И вдруг слышу... Точно! В эфире сигналы какие-то появились! Сначала помехами забивались, а потом всё отчетливее и отчетливее! Протяжное периодическое пищание разной продолжительности! Я обрадовался, начал вызывать. Чтоб Егор своими стонами не мешал, я наушники к рации подключил. Да толку никакого. Никто не отвечает, только сигналы продолжаются да продолжаются... Ну что делать? Начал вслушиваться. Азбука Морзе что ли? Нет, точно не она, бессмыслица получается. Из наушников всё тянется и тянется. Думаю, кому это надо над тайгой сигналы подавать? Может, военный объект где в лесу запрятан, или еще что? Егор затих, мужики у костра тоже пригрелись, дремлют. А я сижу и слушаю эти позывные над тайгой. Слушал, слушал, так и уснул, лбом в руль ткнулся.

Проснулся от того, что зовёт меня кто-то. Головой верчу, спросонья не понимаю ничего. Вижу, мужики спят, костёр почти догорел. И тут соображаю, что из наушников голос мне слышится. Такой тонкий, ласковый, будто уговаривает меня кто-то. И понять не возможно, то ли женщина, то ли мужчина говорит. А из наушников тот голосок всё продолжает будто с насмешкой:

— Федя, Фее-дяя... ты зачем нас слушаешь?

Я похолодел. Не припомню, чтобы я представлялся. Самого трясти начинает, но всё же спрашиваю, мол кто это? А мне:

— Тебе нельзя нас слушать... Зачем ты нас слушаешь, Феденька? Ты же не хочешь, чтобы мы пришли к тебе?

Тут я не на шутку струхнул, вспотел, петуха дал, но опять спросил «кто это!?» А голосок вдруг не по-человечески тянуться стал и тональность менять, да как рявкнет мне из наушников:

— Нельзя тебе знать!!! Мы скоро...

Слушать дальше я не стал, подорвался из машины, мужиков бужу, а сам думаю и еще больше жути на себя нагоняю: я же кнопку передатчика спросонья не нажимал! Неужели они где-то рядом!?

Мужики глаза продирают, матерятся, а я смотрю, Егор весь бледный лежит и безумными глазами в небо смотрит. Неужто преставился? Нет, живой! Я к нему: «Егор, что случилось?»

— Там, — он поднимает руку и куда-то показывает, — огни над лесом летают...

Как мы бежали!.. Через чащу, спотыкались, падали! Продирались сквозь кусты! Через топи ползли! Из последних сил на четвереньках... Неслись всю ночь, непонятно куда, непонятно как. Я ни разу не посмел обернуться... А Егор, хоть и с поломанной ногой, но бежал чуть ли не быстрее всех. Просто ума не приложу, как мы спаслись, как не сгинули?

Видно, не зря я перед походом Хозяину леса гостинцев в чаще оставил.
В один ничем не примечательный летний вечер я сидела дома, пила чай и смотрела телевизор. Мой муж находился на работе, на дежурстве в морге.

Время близилось к полуночи, и я начала уже засыпать, когда меня разбудил звонок мобильного телефона. Увидев, что со мной хочет поговорить муж, я удивилась, так как с работы он звонил крайне редко, так как постоянно был занят.

Я ответила на вызов и сразу же задала вопрос:

— Что случилось?

Ответом мне была тишина и какое-то щелканье, как будто кто-то играл с зажигалкой. Мне стало не по себе, и я нажала на сброс. Попробовала перезвонить, но трубку никто не поднимал.

Вспомнив, что в морге есть еще и стационарный телефон, я тут же решила позвонить туда. На вызов ответил санитар Толя, и я попросила позвать своего мужа к телефону.

Выяснилось, что Вова, работая со своим клиентом, положил телефон на подоконник в секционной, дабы тот не вывалился у него из кармана. Завершив свою работу около восьми часов вечера, он закрыл дверь на ключ и пошел заниматься бумажной работой в кабинет, который находился на приличном расстоянии от секционной. Телефон, конечно же, так и остался лежать на подоконнике в запертом помещении. Я так ничего ему и не сказала о странном телефонном звонке, и в итоге списала бы его на странную поломку связи, если бы история не получила случайное продолжение.

Через пару дней к нам в гости пришел друг мужа, врач-реаниматолог. Они сидели на кухне, выпивали, беседовали. Под вечер я решила проведать их на кухне, подошла к двери и невольно стала свидетелем рассказа моего мужа о том, что в последнее время на работе его и еще нескольких коллег преследует чувство, как будто за ними кто-то наблюдает из вентиляции. Кто-то, якобы, даже слышал щелчки оттуда.

Прошла уже неделя с того случая, вроде все как всегда, но знаете, я теперь как-то с опаской отпускаю мужа на работу, потому что никто так и не знает, что в конце концов там у них происходит. Вот так и живем.
Эту историю рассказали мне мои хорошие друзья — молодая семья. Жили они с новорожденным ребенком в небольшой «однушке». Их соседкой сверху была женщина примерно сорока лет, звали ее Марина. Она жила одна, детей не было, с мужем разошлась уже давно. Иногда появлялись сожители, но больше года никто не задерживался. Соседкой Марина была образцовой — по вечерам не шумела, водой не заливала. А что мужчин меняла, так это ее дело.

В феврале съехал от Марины очередной кавалер. После его отъезда женщина пошла вразнос. То по вечерам музыка орет на весь дом, то посреди ночи мебель начинают двигать, то лязг металла и грохот. Соседи ходили по-хорошему с Мариной договариваться, но дверь она им не открывала; и председателя ТСЖ вызывали, и счетчик на электричество в подъезде отключали — все без толку. Потихоньку стали и коллеги Марины подтягиваться (на работе женщина давно не появлялась). Ломились в дверь, на все телефоны звонили — опять провал. А дебош в квартире исправно продолжается. Пошел слух, что Марина вахтовым методом работать уехала, а квартиру сдала нелегалам — вот они и никому не открывают...

В общем, собрались коллеги Марины и доведенные до ручки соседи, и дружно в милицию отправились. Только через неделю добились вскрытия квартиры (не родственники ведь).

Квартиру вскрыли. Марина, оказалось, уже два месяца на балконе мертвая лежит. Сердечный приступ. В её уютно обставленной квартире уже успело скопиться порядочное количество пыли, и было ясно, что никаких ночных дебошей тут не было и быть не могло.

Соседи до сих пор недоумевают: что же они тогда слышали каждую ночь?..