Предложение: редактирование историй
Дом в заброшенном саду.
Первоисточник: рассказ анонима

Автор: Cherniy Hleb

Здравствуйте. История, которую я изложу ниже, произошла в действительности, хотя ее содержание , возможно, вызывает обратные ассоциации. Разительно страшно ее назвать нельзя, пугает она лишь тогда, когда читатель поймет, что все нижеописанное — не выдумка... В любом случае, я благодарен всем, кто отнесется к моему рассказу с интересом, потому что впервые рассказываю об этом , пользуясь благодатной анонимностью интернета.
Так случилось, что летом 2010 года я продал свою квартиру, и приобрел новую, в другом, большем городе. В новом жилище пришлось делать капитальный ремонт — ввиду чего переезд все откладывался и откладывался. Поскитавшись чуть — чуть по друзьям, я решил до окончания ремонта снять на время жилье, дабы не злоупотреблять более человеческим гостеприимством, и не надоедать никому своей скромной персоной, тем более что переезжал я не один — а со своим любимым питомцем, — молодой овчаркой по кличке Честер. Согласитесь, мало кто будет терпеть долго проказы чужой собаки. Вообщем, как— то неожиданно для самого себя я оказался в небольшом доме за городом. Сам не знаю, как меня на это уговорил предприимчивый риелтор — искал -то я квартиру, а снял в итоге этот небольшой, не слишком новый дом в два этажа, построенный на мой взгляд где-то в начале 90-х. Возможно, роль сыграла не слишком высокая цена — второй этаж был закрыт и дом сдавался как обычный, одноэтажный, — а возможно и тот факт, что здесь было где порезвиться Честеру. На сравнительно небольшом участке земли вокруг моего временного обиталища раскинулся старый плодовый сад. В моем распоряжении было три комнаты ( одна из них проходная, большая гардеробная ( она комнатой не считалась) и кухня. Вначале я подумал, что мне крупно повезло. Через месяц обитания в новом временном жилище было очевидно, что я ошибся. Даже не знаю, как это объяснить....Находиться там было очень тяжело. Особенно в одной из комнат, игравшей роль «зала». Там стояли два старых, продавленных мягких кресла и журнальный столик между ними, и эпицентр той вязкой, тяжелой, негативной силы, которая наваливалась на меня, как только я вечером возвращался домой, однозначно находился там. Поначалу я часто посиживал там вечерами, и даже ночами — бездумно щелкал каналами стоящего напротив телевизора, просматривал новости, пил кофе и курил. Где-то через неделю такого времяпрепровождения стал ловить себя на мысли, что все плохо. Настроение без видимых причин портиться и в голову лезут какие -то странные и несуразные мысли, описывать здесь их я не решусь. Сами собой вспоминаются разные люди — враги и просто недоброжелатели, давно, казалось бы , забытые. Жутко начинала болеть голова, приходила какая — то тупая беспричинная агрессия. Пару раз, засидевшись в одном из кресел за полночь, я ощущал беспричинные приливы ужаса, от которого волосы становились дыбом.... И тогда же я очень четко ощутил , что в большой полутемной комнате кроме меня есть кто-то еще. Вот появился и пропал, постояв какое — то мгновение за моей спиной. Во второй раз такого ощущения я вдруг сам по себе понял — опять же просто внезапно пришла в голову мысль!_ что это «кто-то» женского пола. Не знаю, почему я это понял. Понимание пришло откуда-то извне. Но это все — лирика. Дальше, примерно после двух недель моего жития в этом доме, начали происходить уже события из разряда фактов , а не ощущений и эмоций. По возвращении домой я с удивлением обнаруживал что кто-то переставлял мои вещи. Ноутбук, который я оставлял на вышеописанном журнальном столике, частенько валялся на полу либо лежал закрытый в одном из кресел. В кухне на полу валялись продукты, оставленные с утра аккуратно на столе, помню как однажды я в ужасе собирал аккуратно кем— то разложенные по полу яблоки вперемешку с апельсинами. Оставленный на спинке стула пиджак ( с деньгами в кармане) оказался засунутым в раковину в ванной. Ни копейки из кармана не пропало. Я решился рассказать о происходящем знакомому, которому доверял настолько, что не боялся быть объявленным шизофреником. Но в последнюю минуту почему — то перевел разговор на другую тему. Словно кто — то начал вмешиваться в мое сознание и заставил меня замолчать. Вообщем, в конце первого месяца жизни в этом доме, я понял, что нужно бежать — если я хочу сохранить свою личность и просто рассудок. Расскажу еще об одном инциденте, который произошел за день до того, как я выехал. Вечером того дня, когда я сообщил риелтору, что не буду продлевать аренду, я сидел в той комнате, где я спал, я ноутом на коленях, и проверял документы по работе. Сосредоточится я мог с трудом, хотя по сравнению с «залой» атмосфера спальни была не в пример легче. Здесь стояла односпальная обшарпанная кровать , модная, видимо в те же 90-е и две тумбочки — на большой стене слева были наклеены фотообои, из чего я почему — то заключил что здесь была до — ли детская комната, то — ли комната девочки — подростка. Напротив меня на простенке выгоревшее пятно на стене говорило о том, что некогла там стояло что-то вроде комода или туалетного столика. Я задумчиво смотрел на это пятно, раздумывая о том, что пора заставить себя собрать вещи для переезда ... И внезапно ощутил толчок. Толкали меня словно бы из под кровати, словно кто — то пытался поднять матрас из-под низу. Сказать что я испугался — значит ничего не сказать. Очередной прилив ужаса , из тех, что стали случаться со мной после переселения в этот дом, накатил на меня такой мощной волной, что пришел я в себя не сразу... А когда пришел, сам не зная почему, наклонился к основания кровати и обнаружил, что у нее есть выдвигающийся короб под матрасом. Не думая долго — я потянул этот короб на себя.... В пыли, собравшейся за не одно десятилетие, в этом коробе я обнаружил — рассыпанные шпильки для женской прически, маленькую сумочку бежевого цвета с поломанным замком, и две фотографии в пластиковых псевдомодных рамках. В сумочке лежала губная помада. На фотографиях — в разных ракурсах -была изображена одна и та же молодая женщина, — на вид лет 20— 25, подстриженная «Под каре» (кажется это так называется) с темными волосами и выразительными чертами лица. Тщательно накрашенная и ухоженная, как мне показалось, она высокомерно улыбалась незнакомому фотографу через призму прошедших лет... Да, фотографии были черно — белые. Я смотрел на них, и чем больше смотрел, тем больше необъяснимый страх охватывал меня, и я — НЕ ЗНАЮ, КАК ЭТО ПРАВИЛЬНО ОПИСАТЬ — слышал чужие мысли... Словно кто — то или что— т о заставляло меня видеть события, участником которых я не был, и ощущать эмоции, которые я не испытывал... Я не хочу придавать излишнюю поэтичность своему рассказу, и тем более не хочу описывать что именно я «вспомнил» в тот момент. Скажу лишь только, что вечером того дня я навсегда покинул этот странный, угнетающий меня дом. Перед этим я исполнил то, о чем меня попросили в тот момент когда мысли мои слились с чьими -то еще, я считаю что исполнил в точности — я закопал ее фото в саду. Правда, в идеале нужно было закопать их на кладбище.... Но между садом в этом доме и кладбищем было мало разницы. Поверьте мне. Я понял это в тот момент, только взглянув в ее мертвые, подернутые пеленой прошлого, надменные серые глаза.